Пользовательский поиск

Книга Лаура и Жаки. Содержание - АКТ ТРЕТИЙ

Кол-во голосов: 0

Занавес закрывается.

Жак II появляется на сцене, вид у него непринужденный и даже несколько развязный.

Жак II. Мне, конечно, немного стыдно! Слава богу, все в прошлом, и все же стыдно. Впрочем, стыд – это целебное чувство, оно излечивает нас от тщеславия. Да, я обманщик и лицемер! Хотя о том, что такое ложь, можно говорить много и самое разное. Ложь может быть гибкой, действенной и неброской… В мире все делится на полуложь и полуправду. И потом, поверьте мне, гораздо легче лгать другим, чем самому себе. Я бы дорого дал за то, чтобы на моем месте оказался кто-то другой и чтобы совесть его при этом оставалась безмятежной. Никто не хочет попробовать?

Голос (из зала). Почему бы и нет?

Жак II. Очень охотно уступлю свое место всем желающим, но только после антракта.

Занавес

АКТ ТРЕТИЙ

Та же декорация.

Лаура заканчивает телефонный разговор.

Лаура. Пока. (Кладет трубку, затем так же, как и в двух предыдущих действиях, направляется к выходу.)

В гостиной пусто. Раздается телефонный звонок, затем стук закрывшейся двери. Входит Жак III. Весь его внешний облик говорит о том, что это самоуверенный, самодовольный фат. Он одет с иголочки, даже несколько вызывающе; на нем шляпа, перчатки, в руках зонт и букет роз. Опять звонит телефон.

Жак III.Дорогая! Телефон! Это, конечно, тебя. Лоло! Лоло? (Не услышав ответа, подходит к телефону.) Алло!… А, это ты, Клод. Привет, старина… Лаура? Ее нет дома, я думаю, что ее нет дома… Я только что вошел, не успел еще снять шляпу… Подожди, я пойду все-таки посмотрю. (Хочет положить трубку, но вдруг как бы спохватившись.) Как твоя поясница, все болит?… А, ты был у Моне?… Да, он мастер своего дела. Он так разомнет кости, что через четверть часа от него выходишь совсем другим человеком… Подожди, не клади трубку. (Идет в другую комнату.) Лаура!! Лоло! (Входит в спальню и через некоторое время выходит оттуда. Снова берет трубку.) Ее нигде нет. Где она может быть? Если она со мной не играет в прятки, то тогда только у любовника. Ха! Ха! Ха!… Очень сожалею, старина, я ей передам, чтобы она тебе позвонила… Не стоит? Как хочешь. Пока, желаю хорошо провести время. (Кладет трубку и, снимая шляпу и перчатки, что-то с вдохновением напевает.) А не выпить ли мне немного виски? (Подходит к бару, наливает в стакан виски, затем возвращается на прежнее место и садится. Ставит стакан, достает сигару и с удовольствием закуривает. Опять берет в руки стакан. Заметил письмо.) «Лауре Рамбо»… О! Оно уже распечатано. Что за привычка ничего никогда не класть на место! Да, а конверт толстый… Восхищаюсь людьми, которые любят писать письма! Это же искусство – писать длинные и интересные письма! Надо воздать должное этим потомкам мадам де Севинье, я вот никогда не могу написать и двух строчек. Не спешите делать выводы! Речь идет только о письмах. Я прекрасный собеседник, особенно когда имею дело с прекрасным полом… Странно. Очень похоже на почерк Клода… Я мог бы держать пари, если бы не знал, что он здесь, в Париже, и ему нет необходимости писать. Тем не менее узнаю его манеру писать «п» и «с». (Берет в руки письмо.) Но, черт подери, почему до востребования? Что-то здесь не то. (Пожимает плечами, достает из конверта письмо и читает. Вид у него сначала озадаченный, затем ошеломленный. Швыряет письмо на стол.) А! Подлецы! Какие подлецы!

Жак III относится к той категории людей, которые, узнав что-то неприятное, тут же ищут, кому излить душу.

(Набирает номер телефона.) Алло! Ирэн! Да, здравствуй!… Нет, мне сейчас совсем не до шуток! И знаете, что со мной произошло? Лаура меня обманывает… Ну да! Конечно, я чувствую себя несчастным, вы ведь знаете, что я ее просто обожаю… Сомнения? У меня и мыслей таких не возникало! Минут пять назад я говорил с Клодом по телефону… Да, с Клодом. О, нет! Это невероятно! Я просто не могу этому поверить! Нет! До тех пор, пока Лаура сама не подтвердит, я не поверю! Письмо… Очень странное письмо, в нем обо мне такое написано! Я его только что обнаружил. (Смотрит на часы.) Точнее, в пять часов тридцать пять минут. Сегодня какой день? Вот так, дорогая, через пять лет после нашей свадьбы, во вторник первого апреля в пять часов тридцать пять минут я обнаруживаю… (Вдруг меняется в лице). Ирэн, что я сказал?… Что вы не понимаете?… Но послушайте, это же шутка! Это первоапрельская шутка! Ох, какие все-таки подлецы! Безусловно, я в этом абсолютно уверен! Это у них не впервые. В прошлом году они позвонили мне первого апреля и сказали, что Лаура во время охоты разбила ногу. Я прождал ее всю ночь! На другой день она скакала как коза. Представьте себе, какой у меня был вид, ведь я уже успел договориться о месте в клинике Арно. Какая бестактность! Когда люди начинают лгать, они не останавливаются ни перед чем. Но, Ирэн, вы же сами видите, что я не мог себе этого даже представить. Да, вы же еще не знаете, что в письме… А там вот что… (Читает письмо.) «Любовь моя, пора положить этому конец. Ты страдаешь, я страдаю, он живет, как на вулкане». (Давится от смеха.) Слышите, Ирэн, я стал действующим вулканом Этна… Да, спасибо. А дальше… «Чем больше я наблюдаю за тем, как он живет, тем более он мне неприятен. Это самое эгоистичное, самое ничтожное и пустое существо из всех, кого я знаю». (Давится от смеха.) О, мерзавцы! «Я думал, что у него есть гордость, а это оказалось тщеславием. Я считал, что у него легкий характер, а он просто пустой человек. Это смешной болтун, который ничем не дорожит и легко от всего отказывается. Поверь, для такого не нужна дубинка, для него достаточно и булавочного укола!» Ну, это уж слишком! «Неужели ты не разобралась, что за человек этот несчастный кретин, который никогда ни о чем не думал, кроме своих галстуков, перчаток, костюмов… не говоря уж о зонте». Ты слышишь? Он не говорит о зонте. Представляю себе, как они смеялись, когда писали это письмо! А потом Лаура положила его на видное место, чтобы я прочел! И я чуть было не попался на удочку! А для того чтобы усилить эффект, этот негодяй еще и позвонил! Ничего, я им устрою веселую жизнь! Я им покажу, как меня разыгрывать! Да, мы еще очень молоды и мы так развлекаемся! Ирэн, возможно, я попрошу вас о помощи… Не отказывайтесь! Вы можете мне по-дружески помочь! Я на вас рассчитываю, до свидания! (Кладет трубку, рассматривает свой букет.) Они правы, я действительно эгоист. Сам сижу, пью, а бедные розы умирают от жажды… Надо срочно это исправить. (Опять что-то напевает. Включает радио. По радио исполняют ту же мелодию. Это совпадение его веселит.) Здорово! (Ищет вазу, ставит в нее цветы и наливает воду.)

Раздается звонок в дверь.

(Идет к двери и через некоторое время возвращается еще с одним букетом точно таких же роз. Рассматривает некоторое время цветы и вложенную туда записку, затем небрежно кладет их.) Ничего не написано, никакой подписи, одна буква «К», и все. Меня продолжают разыгрывать. Надо сказать, это у них неплохо получается. Они успели продумать все… Или почти все… К несчастью, они плохо знают этого «пустого человека». Болтун тоже кое на что способен. Он им устроит концерт! Смеется тот, кто смеется последним. Но чтобы перехитрить этих хитрецов, мне надо придумать что-то такое… (Неожиданно останавливается.) Револьвер! (Выходит из гостиной и через некоторое время возвращается, в руках у него внушительных размеров револьвер. Выключает радио.) Как удачно, что я в свое время не отделался от него. Напрасно некоторые думают, что у меня нет интуиции. Так, хорошо. (Кладет револьвер в карман.) Одно дело сделано… Теперь лишь бы… Ничего, не будем торопиться, я зажарю ее на медленном огне. (Достает револьвер из кармана, оглядывается кругом, думает, куда бы его положить, и кладет на стол, рядом с письмом. Затем отходит, смотрит.) Прекрасно. Эта штука сделает свое дело. Они мне дорого заплатят за удовольствие! Посмотрим, уважаемый «К», как вы тогда будете себя вести.

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru