Пользовательский поиск

Книга Лаура и Жаки. Содержание - АКТ ВТОРОЙ

Кол-во голосов: 0

Жак I (тихо). Я же сказал тебе, мы не можем больше быть вместе, Лаура.

Лаура (вспылив). Ну, это уж слишком! Ты все знал, и это тебя абсолютно не беспокоило. Тебя устраивало такое положение. Но когда я сама тебе во всем призналась, потому что эта ложь, эта ужасная игра в молчанку угнетала меня… когда я решила излить тебе душу…

Жак I. Возможно, ты и права, но…

Лаура. Что?

Жак I. Все проблемы можно решать по-разному. Это одно из решений… но оно исключает все другие.

Лаура. Ты говоришь обо всем с олимпийским спокойствием. Можно подумать, что ты ничего не испытываешь… ничего не чувствуешь, не страдаешь. (Встряхивает его за плечи.) Жак, скажи мне, неужели ты не страдаешь? (Отпускает его и отходит со слезами на глазах.) Так что же, любовь, дружба, нежность, все, что было между нами, этого больше нет? И только потому, что со мной произошла эта история, возможно, серьезная, а возможно, и нет?

Жак I. И потому, что ты сама об этом заговорила! Ты хотела положить чему-то конец! Ты хотела сделать хирургическую операцию, и ты ее сделала! Ты сама порвала то, что нас связывало!

Лаура. Нет, это ты выступаешь в роли хирурга! Ты режешь. И делаешь это так спокойно и невозмутимо! Можно подумать, что это доставляет тебе удовольствие!

Жак I. Нет, мне не доставляет это никакого удовольствия!

Лаура. Ты никак не реагируешь!

Жак I. Почему? Я собираю чемодан.

Лаура. Это не реакция! Это… действие!

Жак I. Что ты подразумеваешь под словом «реакция»?

Лаура. Это что-то из химии. Когда соединяешь два вещества… и они взрываются.

Жак I. Есть такие вещи, которые можно сколько угодно соединять, перемешивать и ничего при этом не происходит!

Лаура. Возможно. Но это не тот случай. Такая ситуация всегда вызывает реакцию!

Жак I. Какую реакцию?

Лаура. В зависимости от темперамента – плачут, мстят, не соглашаются, даже убивают. Возьми любую газету и почитай.

Жак I. Так реагируют рогоносцы.

Лаура (немного смущенно). Ну да, конечно.

Жак I. А я не рогоносец.

Лаура. Да, очень интересно, ты не мог бы объяснить…

Жак I. С удовольствием! Что касается рогоносцев, то они никак не хотят смириться с происшедшим. Они считают, что обязаны «реагировать». И начинают вести себя в соответствии с целой системой традиционных жестов и слов. На самом же деле они совсем ни при чем. Ведь с ними ничего не происходит.

Лаура. Как это понимать?

Жак I. Ты мне говоришь, что у тебя есть любовник. Следовательно, происходящее касается тебя и этого человека.

Лаура. Мне кажется, что тебя тоже.

Жак I. Очень относительно.

Лаура. Относительно?!

Жак I. Я никогда не считал тебя своей собственностью.

Лаура. Так и есть… тебе все безразлично. Совершенно безразлично!

Жак I. Лаура, давай договоримся раз и навсегда! То, что я испытываю, касается меня одного. Пойми меня правильно. Одни взрываются, другие, наоборот, замыкаются в себе, стараясь создать вокруг себя такую атмосферу, которая не мешает им залечить свою рану.

Лаура. Это то, что называют «молча страдать и умирать». Смерть лебедя!

Жак I. Скорее, волка.

Лаура. Конечно, волка!

Жак I. Есть люди, которые, теряя точку опоры, еще усугубляют свое положение. Я же стараюсь сохранить равновесие.

Лаура. С ловкостью акробата.

Жак I. Насколько это в моих силах.

Лаура. И при этом ты очень доволен собой. Ты испытываешь огромное удовлетворение. Теперь ты можешь с чистой совестью заявить, что я сама разрушила то, что между нами было, все, что было ценного в нашей жизни. И при этом преспокойно собирать свои вещи. (Вне себя от ярости достает из чемодана вещи и бросает их на пол.) Ничего не забыл… Сейчас ты спокойно уйдешь неизвестно куда, даже не задумываясь, в какой я тревоге и тоске.

Жак I. Тебе не о чем беспокоиться. Ты не должна больше обо мне думать.

Лаура. Но я не могу не думать о тебе. Я не могу тебе позволить уйти, как побитому псу, как нищему, которого выгнали из дома.

Жак I. Послушай, Лаура, неужели я выгляжу, как побитый пес?

Лаура. О! Я просто не отдаю себе отчета в том, что говорю! Я не понимаю, что со мной. Даже если бы ты хотел мне отомстить, у меня вряд ли получилось бы лучше. Жак, ты хочешь мне отомстить? Да?

Жак I. Нет, я не собираюсь тебе мстить. Наоборот, я хочу, чтобы все стало проще для нас обоих. Извини меня! Это, наверно, глупо и со стороны выглядит, как будто я играю красивую роль, но когда «жертва» старается вести себя просто порядочно, ситуация становится еще более невыносимой. Кстати, я не прав, употребив слово «жертва» по отношению к себе. Ты такая же жертва, как я.

Лаура. Ты признаешь это.

Жак I. Безусловно. Именно поэтому до тех пор, пока ты сама все не рассказала, я не терял надежды. Но об этих вещах говорят один раз. (Пауза.) Мы с тобой сильные люди, и то, что сейчас произошло, было неизбежно. Вспомни, ты сама хотела этого разговора, теперь все стало ясно, и больше ты не будешь страдать оттого, что вынуждена лгать. Ты свободна… и надо признать, ты вела себя честно. Ты поступаешь сообразно своему темпераменту, я – своему, любую проблему можно решить без криков, без слез и без оскорблений.

Лаура. Именно поэтому ты не хочешь мне сказать, что ты намерен делать дальше? Разве я не имею права этим интересоваться?

Жак I (вежливо). Нет.

Лаура. А ты мной?

Жак I. Это другое дело.

Лаура. Тебе так удобнее думать.

АКТ ВТОРОЙ

Та же декорация. На сцене Лаура, она произносит по телефону свою последнюю фразу.

Лаура. На худой конец я узнаю, почему он изображает из себя слепца… Договорились! Буду держать тебя в курсе дела. Пока. (Повторяет все, что делала в первом действии, уходит.)

Раздается несколько настойчивых телефонных звонков. Входит Мужчина (Жак II). Он прекрасно слышит звонки. Руки у него заняты цветами, он не торопится, невозмутимо кладет цветы, снимает шляпу, пальто, затем не спеша подходит к телефону. В тот момент, когда он берет трубку, телефон перестает звонить. Как бы для очистки совести он несколько раз говорит «алло!» и кладет трубку.

Жак II (ставя небрежно цветы в вазу). Тем хуже… или тем лучше. Не люблю телефон. Для некоторых людей любой телефонный звонок означает обещание. Для меня же каждый телефонный звонок – это угроза моему равновесию. В наше время не так просто сохранять душевное равновесие. По-моему, жизнь – это бесконечный поиск чувства равновесия. Это знают все… или не знают. Лично я за статус-кво. Нет неразрешимых ситуаций. (Садится, достает золотой портсигар, выбирает сигарету и закуривает. С наслаждением затягивается, выпускает кольцо дыма. Его взгляд останавливается на письме. Некоторое время рассматривает его, затем берет в руки и внимательно изучает.) Вот, например, письма… не люблю писем. И никогда их не пишу. Лишний источник неприятностей… нелепая причуда. Я бы расстрелял… всех этих мадам де Севинье [1]… Мир ее праху.

Звонок в дверь.

(Поднимается и идет в прихожую. Возвращается с таким же букетом роз.) Записки нет… Еще один человек, который не любит писать. (Его взгляд опять останавливается на письме, которое лежит на небольшом столике. Видно, что он пытается установить связь между цветами и письмом. Кладет цветы, садится на прежнее место, ставит пластинку.) В принципе, я считаю, что недостойно читать чужие письма. Но тем не менее я их читаю. (Достает письмо из конверта.) Дураки! Они видятся каждый день да еще переписываются! «Мой дьявольский ангел… Ты доставляешь мне неземные наслаждения и муки ада». Я никогда не встречал ничего подобного, и, кажется, это касается… Гм… Гм… «Да, мы решили подготовить его, избавить его от страданий». Очень мило. «Ты знаешь, что я с большой симпатией и восхищением отношусь к Жаку». Спасибо! «Это честный и преданный человек. Мы должны сказать ему всю правду». (Сердито.) Разве я их о чем-то спрашиваю? «Такая ситуация не может длиться вечно…». Почему? «Мы губим сразу три жизни…». Три? Ах да! Хотя что он может об этом знать? «Ты должна с ним поговорить, ты должна ему все рассказать, я настаиваю на этом!» Он еще приказывает моей жене! Нет, я спрашиваю, почему он вмешивается в наши дела, этот надутый кретин. Все было так хорошо. Нет, ему, видите ли, надо наладить отношения. Так всегда и бывает, тот, кто хочет наладить, на самом деле только все портит. Стараешься, стараешься сделать жизнь приятной, проявляешь всю свою деликатность, дипломатичность, такт, и все для того, чтобы пустить слона в посудную лавку. В результате равновесие нарушено… Что? (Читает дальше.) «Мы должны заслужить право смотреть ему прямо в глаза…». Куда он лезет, этот болван? Что за удовольствие смотреть прямо в глаза? Тут еще одна пустая фраза: «…идти с высоко поднятой головой».

вернуться

[1]

Мадам де Севинье – маркиза Мари де Севинье (1626 – 1696) – автор многочисленных опубликованных «Писем». Была очень популярна.

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru