Пользовательский поиск

Книга Преодоление христианства. Содержание - № 23

Кол-во голосов: 0

Не молитвы сменят друг друга, не убранство храма переменится, не лики святых поменяют выражение — изменится сама структура миросозерцания, ее базисные опорные величины и понятия станут принципиально другими.

Ортодоксально устроенные пессимисты говорят об эрозии морали и о взбесившихся юнцах, но вседозволенность момента может не иметь кошмарных демонических последствий. Переход от одной системы нравственности к другой может быть не окрашен в апокалиптические тона. Раджнеш словно одевает смирительную рубашку на разнуздавшееся во вседозволенности зло. При желании его можно обвинить в чем угодно, но только не в потворстве мировому сатанизму. Раджнеш, точно заклинатель змей, своим учением гипнотизирует зло, чтобы затем схватить его за горло и отнять яд у опасного зуба. «Вы только тогда поможете другим, когда сами станете такими, какими хотите, чтобы стали другие. Но тогда Вы будете таким самим своим бытием. Забудьте о прошлом, забудьте о будущем. Это единственный экзистенциальный момент. Живите им».

В тот момент, когда классические религии рушатся, Раджнеш учит восхищаться религиозным эклектизмом, собирая черепки из разбившихся заповедей и канонов в причудливую мозаику. «Есть Будда, есть Иисус, есть Мухаммед — такие совсем разные люди, и все они правы. Каждый путь сам по себе совершенен. Любите Будду, Иисуса, Рамакришну, обогащайтесь их опытом, но им не поддавайтесь». Раджнеша обвиняют в бездумном эклектизме, в религиозной всеядности, не понимая того, что он выполняет огромную созидательную работу, объединяя осколки разбившихся времен и религий в одну общечеловеческую надежду. В эклектизме виноват не Раджнеш, а эпоха, выпавшая на его долю.

При всей полифоничности учения новоявленного реформатора, в свете нашего аналитического исследования мы не можем не остановиться на ряде тех ключевых умозрительных моделей, которые приближают Раджнеша ко всем видам политеистического сознания. Эмансипация человеческого «я», присущая всем языческим формам религиозности, цветет у него пышным цветом: «Весьма трудно воспринять философию отказа, не имея опыта обладания… Будде и Махавире поклоняются не из-за величия их религиозных учений, а потому, что они сыграли на эгоистических наклонностях нищих… Никто никогда не жил для других. Каждый человек живет для себя. Самой природой человек создан жить только своей жизнью… По существу себялюбие естественно. Противоестественна жизнь для других, ибо это есть вторжение в жизнь другого человека… Отберите право собственности, и Вы уничтожите 90 процентов индивидуальности человека. Экономическая независимость составляет большую часть тотальной индивидуальности человека. Его право сказать: это мое, потому что я создал это».

№ 23

Ставя во главу угла человеческое «я», современные религиозные течения отнюдь не склонны придавать ему форму мистического анархизма, призывая транжирить высокую личную энергию в шквале безумных страстей. Время полуграмотных Христов и безграмотных Магометов безвозвратно миновало, и современные гуру настойчиво доказывают это на собственных примерах. Свами Прабхупада (основатель Международного общества сознания Кришна) с блеском окончил университет г. Калькутты, где изучал химию и индустриальный менеджмент. Шри Раджнеш также имеет университетское образование кандидат философских наук. Махариши Махеш Йоги (Общество трансцендентальной медитации) — физик. Прабхат Раджан Саркар (Ананда марг) — также человек с высшим образованием.

Чрезвычайно важно и другое, еще не до конца оцененное качество новых учений, это их религиозный практицизм, полное отсутствие болезненной экзальтации и нарочитой занебесности нравственных критериев. Свами Вивекананда так сформулировал эту мысль, дав развитие целому кусту модернизированных идейных концепций из древа классического индуизма: «Прежде всего мы должны понимать, что нам не следует ставить перед собой недостижимый идеал. Чрезмерно высокий идеал делает нацию слабой и приводит к ее деградации».

А теперь вспомним идейные установки скопцов, подвигнутых на чудовищное преступление против природы и всего человеческого из-за призрачной чистоты астенического и сексуально неполноценного Христа. Сердцевина мифа просвечивает сквозь каждое деяние человека, не важно обдуманное оно или нет. Всякая собака перенимает повадки своего хозяина, точно так же поступает и человек по отношению к своему Богу, и потому нет ничего хуже экзальтированного болезненного бога. Он должен быть силен, здоров, вынослив и даже немного грубоват. Что из того? Ведь он Бог. Не благословлять Вас перед плахой должен Бог, а силой, за волосы вытаскивать с нее, иначе он просто не отвечает своему функциональному назначению. Какое жалкое впечатление производят многочисленные холеные проповедники, несущие слово Божие, а затем смущенно оправдывающиеся перед газетными репортерами, что застигли носителей единственной истины в доме терпимости. Ничего ужасного, скажем мы, это противоестественная религия поставила розовощеких темпераментных людей в такое неудобное положение. Природное язычество легко избавило бы из от двойной жизни. Римский Фаллос, славянский Род и множество других — выбирайте себе кумира по вкусу, и жар Ваших естественных потребностей не разойдется более с пламенем проповедей. Успешно славьте силу Великого основателя мира, а мы с удовольствием преклоним колена.

«Новые религии» давно уже ведут успешное наступление на догматику классических монорелигий, и здесь духовному отцу начинания Свами Вивекананде также принадлежит известный приоритет, ибо в своем первом выступлении перед Парламентом религий он произнес замечательные слова: «Разрешите мне, братья, обращаться к Вам, называя Вас самым благозвучным из имен — наследниками бессмертного блаженства, ибо индус не может и не хочет называть Вас грешниками. Вы дети Божьи, в Вас живет бессмертное блаженство. Вы святы и совершенны. Вы Боги, обитающие на земле. Грешники? Величайший грех называть так людей, это тлетворная клевета на человеческую натуру. О, поднимитесь, оживите и отбросьте ложь о том, что Вы не более, чем овцы».

Это не эпатаж — это декларация религиозной доктрины обновления, которое настойчиво диктуется сменой космических эпох.

Второй страной, которой принадлежит преимущественное право в распространении «новых религий», является Япония. Ничего удивительного в этом тоже нет, ибо она также никогда не знала экспансий Богов-одиночек. Оправившись от многовекового сна патриархального синтоизма и получив мощную инъекцию европейской технократической цивилизации, она дала миру целый цветник религий, которые для достижения максимального эффекта в деле реформации объединились в религиозные фронты, подобно политическим партиям. Так что и здесь совершенно невозможно говорить о какой-либо исключительной истине или монорелигиозности, сама структура сознания с Богом-отцом во главе и здесь терпит крах как износившаяся и непригодная. Их огромное множество — этих действительно «новых религий». Тенри кё, П Л Кёдан, Конко кё, Куродзуми кё, Сэйтё-но-иэ, Риссё косэй кай, Омото кё, Иттоэн, Хоммон буцурю кё, Рэй ю кай, Хито-но-мити, Сока гаккай, Ананай кё и другие. Это уже откровенное язычество.

Отличительная черта всех этих религий состоит в том, что они распространяют свое воздействие в обществе не по вертикали, как все монорелигии, а по горизонтали. Этим они тоже копируют древнее язычество, когда каждый класс, каждая социальная группа людей имели своих приоритетных Богов, помимо Пантеона общегосударственных. Существовали Боги военной дружины, служилой знати, торговцев и ремесленников. Точно так же сейчас религиозные течения, которые иногда по недомыслию уничижительно называют сектами, могут удовлетворить потребности каждой категории населения. У буржуазной бюрократии — свое, у молодежи — свое, у домашних хозяек — свое, и для всех существуют свои особенные Боги, так что ни один человек и ни одно занятие не останутся без покровителя. Эта мысль может показаться кощунственной читателю с ортодоксальным христианским воспитанием, но давайте пристальнее всмотримся в проблему. Так, например, основательница религии Тэнри кё Накаяма Мики привнесла в нее свой специфический женский элемент, сообщив, что новый Бог вселился в ее тело, пообещав дать всем женщинам исцеление от недугов и безболезненные роды. Хотелось бы узнать мнение моралистов-монотеистов по этому поводу, так как современный политеист в лице автора ничего безнравственного здесь упорно не видит. Естественно, что мужчина-воин и беременная женщина смотрят на мир разными глазами, и, следовательно, религиозные чувства их различны. Значит, ничего отвратительного и паранормального нет в том, чтобы религиозное чувство каждого сполна удовлетворить специальным Богом. Верховный Творец, который появился до света и сам есть свет, вернее всего, чего-нибудь на недосмотрит впотьмах, ибо чем выше расположено начальство, тем меньше ему дела до отдаленных подчиненных. И языческие Боги, не гнушаясь никакой черной работы по причине своей изначально меньшей строптивости, терпеливо помогут и беременной женщине, и незрелому юноше, переживающему душевный кризис несовершеннолетия, и убеленному сединой государственному мужу. Все это мы видим в священных книгах «новых религий». Но ведь это было и в поучениях древних языческих жрецов. Это было просто и человечно, но вот пришли пророки Одного Бога и, не мешкая, назвали все «гадостью и поганьством».

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru