Пользовательский поиск

Книга Преодоление христианства. Содержание - № 9

Кол-во голосов: 0

В мировой историографии принято считать евсеев, у которых «проходил стажировку» Христос в возрасте приблизительно 30 лет, чрезвычайно миролюбивой сектой, которая была изобретательницей коммунизма. Одна беда — среди священных книг евсеев фигурирует «Кодекс войны», возможно, что и он отчасти послужил основой коммунистической пропаганды с ее иезуитскими методами.

№ 9

Теперь мы наконец подступили вплотную к самому средостению христианского мифа, которое аккуратно скрывается как его врагами, так и адептами. Мы уже неоднократно говорили о самом великом обмане и подлоге всей мировой истории, не давая соответствующих пояснений сей смелой метафоре. Настало время пролить свет критической ясности на основу основ христианства — символ веры, ибо он…

…краденый.

По иронии судьбы вышло так, что основным систематизатором и аналитиком происхождения христианской символики является некто Ансот, епископ Лионский, написавший книгу под характерным названием «Почитание креста язычниками, жившими до Рождества Христова».

Автора этой книги, ввиду обилия представленного в ней шокирующего материала, можно было легко заподозрить в тенденциозной предвзятости, но он был не коммунистически ангажированным атеистом, а католическим епископом, и этим все сказано.

Концентрированная подача материала, колоритная емкость языка, обескураживающие даже прагматически настроенный ум обобщения выбивают из-под ног, точно и висельника, последнюю опору слепой веры, такой привычной и стадоудобной.

Всю книгу, основанную на строгом культурном, историческом и этнографическом материале, от начала до конца пронзает одна мысль — что крест как символ священного почитания был изначально присущ народам всей земли задолго до христианства, и идеологи церкви сознательно использовали этот факт, чтобы легче привести к общему знаменателю людей всей земли, приписав все победному шествию «истинной веры христовой». Спустя почти две тысячи лет эксперимент был повторен, и половина мира, невзирая на ни на что, была выкрашена красной краской, а результат приписан демону диалектического наступления коммунизма.

Исследователи христианства, не зависимо от принадлежности к той или иной школе, обобщая культурные традиции, ему предшествовавшие, сознательно обходят стороной тот факт, что еще шлемы Ахиллеса и Сеннахерима были украшены крестами, а во главе римских легионов носили хоругви, украшенные крестами, что кресты были обнаружены в погребальных захоронениях практически всех народов задолго до того, как люди разных континентов и рас впервые увидели друг друга. Ацтеки и этруски в разных концах земли, даже не подозревая существования друг друга, еще за 1000 лет до рождества Христова украшали им свои храмы. Крест был привычным украшением фасада древних финикийских городов. Когда миссионеры из Европы впервые достигли острова Явы, то первое, что они увидели в туземной деревушке, так это украшения в виде крестов в хижинах. А когда Шлиман обнаружил руины легендарной Трои, то всюду, куда бы ни обращал свой взгляд, он видел целый россыпи из амулетов с этим знаком. Но об этих простейших фактах ученые всего мира, точно сговорившись, хранят упорное молчание.

Изучая происхождение креста, попутно нам представляется возможность сделать и второе открытие в области священной символики человечества. Свастика — мрачный ореол мертвенно-холодной загадочности окружает этот знак в понимании современного, даже весьма культурного человека. Но по санскритской традиции она означает символ благословения и доброго предзнаменования в глазах браминов. Шлиман, помимо крестов, обнаружил огромное количество амулетов, украшенных свастикой, и доказал, что оба эти знака в равной степени почитались древними арийскими племенами. Подобная или аналогичная символика обнаружена у этрусков, кельтов, египтян, финикийцев, греков.

Отныне знайте, что все толстенные христианские трактаты, раскрывающие высший смысл символа веры — худоумный плагиат, ибо значение креста как священного символа впервые было дано еще в Ведах, но об этом почему-то предпочитают молчать как исследователи христианства, так и специалисты в области классического индуизма.

При изучении древней арийской символики, возникшей много раньше христианских откровений, мы без труда найдем недостающие части происхождения «божественного откровения», огнем и мечом превращенного в самую массовую религию человечества.

В арийской мифологии родители божественного огня Агния: отец Твастири, то есть божественный плотник, и мать, по имени Майя, откуда происходит имя Мария в христианском заимствовании.

Рождение божественного младенца возвещается жрецу звездой Саванаграга. Родители кладут младенца на солому рядом с коровой, после этого младенца несут на алтарь, где совершается помазание с помощью масла, поливаемого на жертвенник.

Свастика же — это всего лишь прообраз двух скрещенных бревен, с помощью которых добывали огонь трением, этим и порождено поклонение ариев свастике. Огнедобывающее перекрестие бревен называлось «ОГНИВО», а богиня огня АГНИ. Удивительно, но факт остается фактом: эти слова, происходящие от корня «огонь», сегодня на русском языке звучат так же, как тысячелетия назад на санскрите — этом прародителе всех индоарийских языков. Вывод, как в случае с происхождением русских слов «ведение» от Веды и «весть» от Авеста, напрашивается само собою, но официальные курсы истории и языкознания, используя простейшие спекулятивные уловки, непременно постараются увлечь Вас по ложному пути. Даже такое умозрительное приведение славян к общему арийскому корню у некоторых официально запатентованных кормчих по океану русской истории может вызвать неподдельный ужас.

Древние же веротерпимые индусы смотрели на свастику как на эмблему огня, поклонение которому означало поклонение солнцу. Несчастные, они и не догадывались, что этот гордый, но совершенно безобидный символ спустя тысячелетия сексуально неполноценный неврастеник, дегенерат, вегетарианец и неуч использует, чтобы вовлечь человечество в горнило самой кровопролитной и жестокой из войн.

Свастика была обнаружена при раскопках в Италии, Греции и, что всего замечательнее в канве нашего повествования, даже в Воронежской губернии при нахождении славянского капища. Остается только представить недоуменно страдательную мину на лицах профессоров истории, процветающих при всех режимах.

Однако вернемся к кресту. Так, в Ассирии ему поклонялись как символу благодетельного светила, древние евреи также знали крест, но в форме «Т», как священную фигуру. Египтяне с его помощью в своих текстах обозначали слово «спаситель». Крест — это символ безупречной нравственности у буддийских правителей. На шее послов, приносивших дань египетскому фараону еще за 1500 лет до рождества Христова, также были кресты. А когда Шлиман исследовал возраст амулетов с крестами на развалинах Трои, то он был немало поражен, придя к выводу, что сделаны они были еще в каменном веке. Современная наука установила, что крест был священным у германцев, индийцев, кельтов, персов, славян, когда все они составляли один народ и говорили на одном языке.

При раскопках в Пенджабе была найдена буддийская медаль с изображением Великого Избавителя, который тоже держал крест в руке. Крестом пользовалась династия Птолемеев в Египте, которые изображались только с этим знаком в руках, и это означало, что они являются спасителями Египта. В целом же во всем языческом мире крест служил для обозначения символов победы и могущества. Даже такие, еще хорошо известные современному человеку языческие боги, как Бахус и Серапис, также обозначались крестами, в результате чего дело порой доходило до забавных курьезов. Так, спешно переделывая языческий храм в христианский, разгоряченные религиозные фанатики иногда ограничивались лишь разбиванием «поганых идолов», ничего больше не меняя. Отцы церкви смотрели на это сквозь пальцы. И в самом деле: какая разница «истинно верующим во Христе», рука какого мастера начертала этот крест, главное, что он есть, а значит есть символ для «божьего стада» — общий знаменатель. В Мексике тысячу лет спустя произошло то же самое: туземцы с воодушевлением обступили христианского миссионера, охотно принимая крест, к большому удовлетворению колониальных властей, как и положено, во всем происходящем увидевших Божье провидение. Они не знали, что крест был всего лишь племенным знаком туземцев, которым показался очень симпатичным привозной Бог, обозначавшийся, как и их собственный идол. Гостеприимные, бесхитростные люди, они с радостью принялись креститься, вознося молитвы своему Божеству. Испанцы же истолковали это как всепроникающую силу католицизма. И даже когда индейцы поняли, что все, на самом деле, не так, как им чудилось, они нисколько не были огорчены, усмотрев в поклонении привозному Богу некую интеллектуальную экзотику, так же как изыскивает ее нынешний прескученный европеец в благоговении перед шаманским ритуалом. Еще очень долго индейцы не делали разницы между своим идолом и новым заморским Богом, вдохновенно поклоняясь кресту, и только спустя века в недрах коренного населения Анд родилась легенда об инкарри. Инкарри, то есть Инка-царь, — божество, олицетворяющее индейскую самобытность. В битве с Королем, Иисусом и Президентом он терпит поражение; противник уносит его тело или Лиму для захоронения. Отрубленную же голову хоронят а Куско, где от нее с тех пор отрастает новое тело. Когда Инкарри восстановит себя целиком, он поднимется и прогонит прочь с перуанской земли врагов во главе с Христом, после чего древнее царство справедливости вновь возродится.

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru