Пользовательский поиск

Книга Как возникла Библия. Содержание - Другие теории инспирации

Кол-во голосов: 0

4. Канонические книги и апокрифы

До сих пор мы рассматривали вопросы, касающиеся создания и передачи из поколения в поколение текстов Ветхого и Нового Заветов, и увидели, что за чудесная книга — дошедшая до нас из далеких времен — Библия. Мы верим, что Бог Сам контролировал Свое Слово и уникальным образом (не имеющим аналогов в мировой литературе) хранил его от любых изменений на протяжении этого 3400-летнего периода (а может быть, и еще дольше, см. гл. 2 и 3). Бог дал нам Библию, до мельчайших деталей совпадающую с текстом времен ее написания. Насколько важно понимать, что Библия — неземная книга, написание которой было инспирировано (вдохновлено) самим Богом и по провидению Которого она дошла до нас, показывают два вопроса, рассмотрением которых мы сейчас хотим заняться. Если Библия — действительно богодухновенная книга, мы должны рассматривать ее уникальность не только в отношении передачи ее текста из поколения в поколение, но и ответить на вопрос, что же отличает книги Библии от остальных религиозных, но не богодухновенных книг. Другими словами: какие книги относятся к Библии, а какие нет? Кто определяет это? На основе чего? Что может поведать нам об этом история? Мы ответим на эти вопросы в два этапа:

(а) Мы хотим показать в этой главе, что определенные книги были объявлены каноническими (=входящими в Библию) потому, что они наделены божественным авторитетом.

(б) Мы хотим показать (в гл. 6), что определенные книги обладают божественным авторитетом потому, что они подтвердили свою богодухновенностъ. Между этими терминами существует определенное различие. Некоторые книги обладают божественным авторитетом не потому, что входят в Библию, а, наоборот, были включены в Библию потому, что обладают этим авторитетом. Они являются каноническими потому, что подтвердили свою богодухновенностъ, и не наоборот.

Что означает слово «канонический»?

Позвольте нам сначала выявить, что является каноническим, а потом уже назвать признаки канонических книг. Слово «канон» было внесено в наш язык из греческого латинской Вульгатой, однако первоначально оно происходит из древнееврейского «канех», что означает «трость». Трость использовалась в качестве мерила длины (ср. Иез. 40, 3), и вследствие этого слово «канех» получило также значение масштаба, стандарта, правила. В этом значении оно используется и в Новом Завете (напр., Гал. 6, 16), первоначально его употребляли и отцы Церкви. Ориген (184-254) называл Писание каноном, понимая под этим «принципы веры и жизни». Лишь во времена Анастасия (296-373) это слово стало использоваться в нашем сегодняшнем значении, а именно — как список книг, обладающих божественным авторитетом. Следует проводить различие между этими двумя определениями, несмотря на их внешнее сходство. В активном смысле книга считается канонической потому, что обладает божественным авторитетом (т.е. наделена авторитетом, благодаря чему она задает стандарты, принципы христианской жизни), а в пассивном смысле книга считается канонической потому, что ее содержание удовлетворяет требованиям, предъявляемым к богодухновенным книгам. Легко увидеть, что эти два значения тесно связаны между собой, потому что только богодухновенные книги могут иметь божественный авторитет в вопросах веры и жизни. Каковы же эти стандарты, по которым когда-то проверялись все известные религиозные книги, претендовавшие быть включенными в Библию? Уж наверно недостаточным было (как утверждал в 1780 году Айхгорн) существование древних еврейских манускриптов этих книг! С одной стороны, в канон не были включены очень древние книги, как, например, книга Праведного (см. Ис. Нав. 10, 13) и «Книга браней Господних» (см. Исх. 21, 14). С другой стороны, мы уже показали, что книги, как правило, становились каноническими сразу после написания («в раннем возрасте»). Также нельзя допустить (как утверждал в 1850 году Хинциг), что принадлежность книги к канону определялась ее написанием на «освященном» еврейском языке. Это мы видим из того, что, с одной стороны, некоторые древние писания, созданные на «освященном» еврейском языке, далеко не всеми и не сразу считались каноническими, а с другой — написанные на арамейском языке части Ветхого Завета, например, Езд. 4, 8-6; 7, 12-26; Иер. 10, 11 и Дан. 2, 4-7, 28, беспрепятственно были включены в Библию. И точка зрения, согласно которой решающим было отсутствие противоречий между текстом и Торой (утверждал Вильдебеер в 1895 году), не объясняет сути дела. Конечно, все книги Ветхого Завета согласуются с Торой, но существует много книг, также не противоречащих ей, которые, однако, не являются каноническими. Кроме того, это утверждение не объясняет, почему сама Тора является канонической.

Все эти теории, к сожалению, не предлагают никаких устойчивых критериев выбора. Единственным мерилом может служить утверждение, что каноническими являются лишь богодухноеенные книги, обладающие, таким образом, божественным авторитетом. Ни люди, ни великие мужи еврейского народа и христианства не провозглашали авторитет книг Библии с высоких трибун — они лишь могли констатировать, какие книги Библии уже имели авторитет, а какие — нет. Никогда еще великие религиозные авторитеты не «определяли» и не «устанавливали» на консилиумах, какие книги должны войти в канон, а какие нет. Все, что было в их силах, — это официально зафиксировать, какие книги — на основании их божественного авторитета — относились к каноническим. Еще раз: ни одна из книг Библии не считается «определяющей» (канонической) потому, что она когда-либо была включена в канон людьми, — это было бы смешением обоих аспектов понятия «канон» (см. выше). Книга лишь тогда считается канонической, когда она наделена авторитетом от Бога, т.е. богодухновенна. Единственное, что Бог предоставил в этом вопросе людям, это признать такие наделенные Его авторитетом книги бого-духновенными. Этот продолжавшийся несколько столетий процесс выделения данных Богом книг из общей массы мы теперь хотим коротко проследить. Но до этого мы должны скрупулезно перечислить и объяснить все критерии, на основании которых книга могла была быть признана канонической.

Критерий пророчества

Важнейшим критерием, бесспорно, был пророческий (соответственно — апостольский) характер книги. Например, если какой-либо известный пророк писал книгу, то для всех было очевидным, что ее текст был не плодом человеческого разума, а вдохновением Святого Духа (2 Пет. 1, 20-21). Бог говорил с отцами еврейского народа через пророков (Евр. 1, 1). И если книга писалась апостолом Иисуса Христа, она тоже принималась как каноническая (ср. Гал. 1, 1.8.11). С одной стороны, не известно ни одного случая, когда действительно пророческая или апостольская книга отвергалась как неканоническая, с другой стороны, книги, не отвечавшие этим требованиям, тотчас отвергались верующими (2 Фес. 2, 2; ср. также 1 Иоан. 2, 18; 4, 1-3; 2 Кор. 11, 13).

Таким образом, в Ветхом Завете мы находим исключительно книги пророков: сначала Пятикнижие Моисея, бывшего пророком (Втор. 18, 15.18), затем книги ранних и поздних пророков (предположительно Иисуса Навина, Самуила, Иеремии и Ездры, далее — Исайи, Иеремии, Иезекеиля и 12-ти «малых пророков»: см. гл. 3) и, наконец, группу «писаний», также являющихся пророческими, хотя и не всегда их авторы были пророками «по профессии» (например, цари Давид и Соломон, государственный деятель Даниил). Пророческий характер этих писаний подтверждается и тем, что первоначально Ветхий Завет делился не на три части (Закон, Пророки, Писания), а на две. Во время и после вавилонского плена говорили о "Законе (Моисея) " и «Пророках» (Дан. 9, 2.6.11; Зах. 7, 12; Неем. 9, 14.29), и почти такое же деление мы встречаем и в Новом Завете (Матф. 5, 17; 22, 40; Лук. 16, 16.29.31; 24, 27; Деян. 13, 15; 24, 14; 26, 22). Ветхий Завет, таким образом, состоит исключительно из книг, написанных людьми с пророческим призванием и даром (и потому движимых Духом Божьим). Книги Нового Завета также были написаны людьми, имевшими пророческое призвание и дар, в первую очередь апостолами. Из восьми авторов книг Нового Завета трое (Матфей, Иоанн и Петр) входили в число двенадцати избранных учеников (апостолов) Господа Иисуса Христа (Лук. 6, 13-15). Павел был великим апостолом язычников, наряду с двенадцатью призванный Иисусом (см. Рим. 1, 5; 2 Тим. 1, 11). Иаков, автор одного из Посланий, брат Иисуса Христа, был, как свидетельствует Гал. 1, 19, тоже известен как апостол: некоторые даже полагают, что он — одно и то же лицо с Иаковом, сыном Алфеевым, т.е. один из двенадцати. Автор Послания Иуды был братом Иакова. Некоторые полагают, что он — названный в Лук. 6, 16 апостол Иуда. Во всяком случае, он был очень близок к апостолам (ср. Деян. 15, 27). То же можно сказать и о евангелистах Марке и Луке: хотя они не названы апостолами, они были близкими дурзьями и соратниками апостолов: Марк — апостола Петра (ср. 1 Пет. 5, 13) и Павла (2 Тим. 4, 11; Филим. 24), Лука — апостола Павла (те же стихи). Апостольское авторство книг все равно не было решающим аргументом при определении вхождения книги в канон: Церковь Христова основана на фундаменте, заложенном апостолами и новозаветными пророками (Еф. 2, 20; ср. 3, 5). Это значит, что эти ученики Христа, хотя и не были апостолами, тем не менее имели пророческое призвание и участвовали в создании Церкви. Следовательно, хотя их книги не являются апостольскими, но обладают апостольским авторитетом и написаны с одобрения апостолов. Именно из-за этого требования (каноническая книга должна иметь пророческий характер) богодухновенность Второго Послания Петра долгое время ставилась под сомнение. Лишь после того, как отцы Церкви убедились, что книга действительно написана самим Петром (ср. 1 Пет. 1, 1), она прочно заняла свое место в Новом Завете.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru