Пользовательский поиск

Книга Знаки на пути от Нисаргадатты Махараджа. Содержание - 54. Слова и их предназначение

Кол-во голосов: 0

53. Кто испытывает переживание

Однажды утром мы увидели, что Махарадж совсем слаб физически, вероятно, из-зи боли, которую причиняла раковая опухоль в горле. За последние несколько месяцев его страдания стали очень сильными, хотя он никогда не жаловался. Даже в этом состоянии он не был прикован к постели, и каждое утро и каждый вечер неизменно занимал свое место. Он продолжал проводить беседы, хотя и очень короткие, и говорил при этом тихим голосом. Посетителям приходилось слушать его очень внимательно и с особой восприимчивостью, которая позволяла им понять истинное значение того, что он пытался донести. Махарадж чувствовал, что эти короткие беседы, в которых он употреблял специально подобранные, отточенные слова, приносили больше пользы, чем долгие. Те, кто был истинным ищущим, должны были понять его несмотря на то, что он говорил меньше, ибо они обладали необходимым уровнем восприимчивости и интеллекта. «Так что, наверное, это хорошо, что я не могу говорить слишком долго», — замечал Махарадж.

Одна женщина была в то утро глубоко тронута состоянием Махараджа и его мужественным перенесением. Она считала, что физическая боль может быть даже хуже смерти, и она не могла не задать Махараджу вопрос: «Сэр, я не боюсь смерти, но я смертельно боюсь физической боли. Пожалуйста, скажите, как я могу избавиться от этого страха?»

Махарадж засмеялся и сказал: «Боюсь, я не могу вам в этом помочь, но я уверен, что есть множество других людей, знающих методы, с помощью которых можно избежать или уменьшить физическую боль. Все, что я могу сделать, — это объяснить вам, что такое страдание и кто страдает.

Вы всегда должны проникать вглубь проблемы. Когда впервые возникло переживание боли? Вы помните о каком-нибудь страдании, скажем, столетней давности? Когда оно началось? Поразмышляйте об этом глубоко, чтобы ответы на эти вопросы возникли в вас без каких либо слов. Является ли жизнь — само существование — чем-то иным, нежели переживанием, переживанием в продолжительности, от мгновения к мгновению, переживанием, вытянутым в горизонтальной плоскости? И что такое переживание? Разве это не реагирование на внешний стимул, который интерпретируется с помощью чувств как переживание — приятное и приемлемое или неприятное и неприемлемое? Человек не переживает страдание — он испытывает переживание, приятное или неприятное.

Так вот, основной вопрос, который должен вас волновать, состоит в следующем: «Кто (или вернее, что) испытывает переживание?» Позвольте мне сразу же сказать: «Я не испытываю (не могу испытывать) какого-либо переживания, приятного или неприятного; испытывает переживание лишь „я“ или „ты“. Это очень важное замечание, вам следует глубоко поразмышлять над ним.

Я должен был бы позволить вам самим решить эту проблему, или, скорее, позволить проблеме разрешиться самой! Но давайте продолжим. «Я» не может испытывать какого-либо переживания, поскольку «Я» — это чистая субъективность без малейшего следа объективности, а испытывать переживание может лишь объект. «Ты» или «я» — это объекты, и, следовательно, они испытывают переживание. К тому же, как любой другой объект, «я» или «ты» не имеет никакой субстанции и поэтому может существовать лишь как концепция в сознании. Далее, не забывайте, что лишь сознание может испытывать переживание, поскольку реакция на стимул, чем и является переживание, может происходить лишь через сознание. Следовательно, они никоим образом не различны. Поразмышляйте над этим очень существенным моментом.

Вам довольно трудно понять то, что я говорю, поскольку вы отождествили себя с телом, психосоматическим аппаратом, посредством которого происходит переживание, инструментом, в котором испытываемое переживание регистрируется. Вы потеряли свою истинную природу чистой субъективности, Абсолютного, того, чем вы на самом деле являетесь, и по ошибке отождествили себя с объективным «я» и поэтому вы говорите «я страдаю», и поэтому вы «связаны».

Вы понимаете то, что я сказал? Я осознаю свою истинную природу как безвременность, безграничность, субъективность — поэтому я не страдаю и не могу страдать. Я понимаю, что именно сознание испытывает переживание через этот сенсорный механизм. Вы же считаете, что вы являетесь этим сенсорным механизмом, и это ошибочное отождествление лежит в основе вашего страдания и вашего рабства.

Пока продолжается функционирование сознания, пока сенсорный аппарат работает, будут продолжаться и жизнь, и переживания — позитивные или негативные. Но вы, как «Я», являетесь лишь свидетелем всего этого. Все функционирование представляет собой объективное выражение того, что-Я-есть, субъективно, и каждое живое существо может сказать: «То, что-Я-есть, не может испытывать какого-либо переживания, испытывать переживание может лишь объективное «ты» или «я».

54. Слова и их предназначение

Это было утро, когда Махарадж, наверное, чувствовал себя слабее, чем обычно. Можно было видеть, какое действие безжалостная страшная болезнь оказывала на его тело, несмотря на его несгибаемый дух. Махарадж выглядел крайне слабым и изможденным.

Он сидел на своем обычном месте, спокойно, почти неподвижно, полностью забыв о боли, которая, несомненно, должна была быть очень сильной. Затем он начал тихо, очень мягко говорить; чтобы расслышать его слова, нужно было напрячь все свое внимание.

«То, что вы видите, — сказал Махарадж, — как мое присутствие в качестве феноменального объекта, означает мое отсутствие как ноумена. Ноуменально я не могу иметь ни присутствия, ни отсутствия, поскольку и то, и другое являются концепциями. Ощущение присутствия — это концепция, превращающая единство Абсолюта в дуальность относительного. В непроявленном состоянии Я представляю собой потенциальное, которое в проявлении становится действительным.

Значат ли для вас эти слова что-нибудь, или это просто слова? Конечно, я не сомневаюсь в вашей искренности. Вы прибыли сюда — и многие из вас издалека и потратив значительную сумму денег — и вы проводите какое-то время, сидя на полу, что является для большинства из вас непривычным, и вы внимательно слушаете то, что я говорю. Но вы должны понять, что если нет особого типа восприимчивости, слова лишь в малой степени будут выполнять свое предназначение. Они, возможно, возбуждают вашу интеллектуальную любознательность и жажду знания, но они не откроют вам свое истинное значение.

Что же это за особый тип восприимчивости? Здесь мы опять же сталкиваемся со свойственной словам ограниченностью. Значило бы это что-нибудь для вас, если бы я сказал, что «вы» прибыли сюда, чтобы слушать меня, но вы должны слушать меня, исходя из того, что в действительности нет никакого «вы», кто мог бы слушать мои слова и получать от этого какую-то пользу! Я должен даже сказать, что, если вы не откажетесь от своей роли индивидуального слушателя, ожидающего какой-то пользы от того, что вы слышите, слова будут оставаться для вас простым звуком. Препятствие, мешающее постижению, состоит в том, что, хотя вы и готовы принять тезис о том, что все во вселенной является иллюзорным, вы не включаете в эту иллюзорность самих себя! Видите ли вы теперь, в чем заключается проблема — или это, скорее, не проблема, а шутка?

Когда — я не буду говорить «если» — вы принимаете это за основу своего слушания, то есть, когда вы отказываетесь от желания того, чтобы слушающий посредством слушания слов стал «лучшим» индивидуумом, и от надежды на то, что вы будете «работать» с целью улучшения себя, знаете ли вы, что тогда произойдет? Тогда в том состоянии интуитивного слушания, когда «слушающий» больше не вмешивается, слова раскроются и обнажат свое тонкое, внутреннее значение, которое «постящийся» или открытый ум легко схватит и осознает с глубоким и мгновенным убеждением. И тогда слова достигнут своего ограниченного предназначения!

Когда слушающий пребывает в состоянии покоя, не вмешиваясь в процесс слушания как таковой, происходит то, что относительный, разделенный ум автоматически удерживается от своей природной склонности вовлекаться в путаницу словесных интерпретаций и таким образом, в поддержание непрерывного процесса объективизации. И тогда целостный ум получает возможность пребывать в прямом контакте как с говорением, так и со слушанием как таковыми, и, таким образом, осуществлять Йогу слов, позволяя словам раскрывать свое глубинное и тончайшее значение.»

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru