Пользовательский поиск

Книга Знаки на пути от Нисаргадатты Махараджа. Содержание - 13. Любовь и Бог

Кол-во голосов: 0

Махарадж смотрел на задающего вопрос с выражением, отражающим несколько реакций: смесь сострадания, понимание искренности посетителя, некоторой степени изумления по поводу уверенности, что он понял то, что говорилось, но — самое важное — разочарования, что задавший вопрос на самом-то деле не понял. Еще одна неудача!

И затем Махарадж очень мягко говорил: «Боюсь, вы в действительности не поняли то, что услышали. Вы слышали, но не слушали. Вы слышали то, что я говорил как набор маленьких кусочков и фрагментов, но вы не слушали целое; это было слышание слов разделенным умом индивидуума, а не слушание значения произносимого с цельным умом; слышание со стороны отдельного слышащего, а не слушание, происходящее после слияния с гуру. И я имею в виду не физического гуру, не индивидуума, о котором вы могли подумать, а я говорю о Садгуру, пребывающем внутри вас. Иначе этот вопрос не возник бы. Но мне нравится такая постановка вопроса, поскольку она отражает обычный способ мышления или, вернее, это мышление само проявляет себя.

Подумайте, кому пришел в голову этот вопрос? Где он возник? Разве вопрос пришел в голову не «вам», считающему себя существом с независимым существованием? И разве он возник не в сознании? Если бы не было сознания, не было бы и никакой сущности — этой предполагаемой псевдосущности, а «сознание» — это лишь концепция без какого-либо объективного качества вообще, и как таковая — не имеет какого-либо феноменального существования.

Таким образом, мы пришли вот к чему: при отсутствии субстрата сознания нет никакого проявления и, следовательно, нет отдельных псевдосущностей, которые задавали бы какие-либо вопросы! И сознание — это всего лишь концепция. Поэтому я называю весь проявленный мир «ребенком бесплодной женщины». При таких обстоятельствах может ли это-то-что-есть, это-то-чем-мы-являемся вообще быть когда-либо постигнуто несовершенным умом концептуальной псевдосущности? Только когда эта сущность исчезает, тайна рассеивается по той простой причине, что ищущий — это то, что он ищет!

Кроме того, ваш вопрос подразумевает, что в своей основе проявленное и непроявленное — это две разные вещи, но это не так. По своей сути они представляют собой одно и то же состояние, подобно волнам на поверхности воды. Окрашенное ощущение бытия — это сознание, в котором возникает проявленный мир со всей своей ограниченностью; ничем не окрашенное и неограниченное — это Абсолют, не осознающий свое осознавание. Феноменальные явления — это лишь отражение ноумена, они не являются чем-то отличным от него. Ноумен подобен (здесь опять используется концепция, для того чтобы сделать общение возможным) единому источнику электричества, проходящему через все приборы, такие как лампы, вентиляторы, моторы и т.д., или единому источнику света, отражающемуся в мириадах зеркал — это сознание, проявляющее себя через миллионы живых форм.

Видите ли вы сейчас свой вопрос в правильной перспективе? Тень желает знать «почему»? Один из персонажей, играемый одним-единственным человеком, взявшим на себя различные роли в спектакле одного актера, желает знать «почему»? Ответ вполне может быть таким: А почему нет? В действительности не может быть никакого вопроса — ни «почему», ни «почему нет» — поскольку на самом деле нет вообще никого, задающего вопрос, это лишь концепция. Проявление подобно сновидению. Почему происходит сновидение?»

13. Любовь и Бог

Однажды вечером диалог с Махараджем начал молодой канадец, одетый в лунги [Лунги — кусок материи, который индийцы повязывают вокруг талии и носят наподобие юбки. — прим. рус. ред.] тонкую курту [Курта — мужская традиционная индийская рубашка. — Прим. рус. ред.]. Он сказал, что ему двадцать три года, но выглядел он моложе двадцати. На шее у него висел маленький элегантный серебряный крестик на изящной цепочке. Юноша сказал, что пару дней назад в одном из книжных магазинов Бомбея ему попалась книга «Я есть То». Беглое прочтение нескольких страниц наполнило его желанием познакомиться с Махараджем лично. Он уже прочел книгу, не отрываясь от нее ни днем, ни вечером, ни ночью, и закончил оба тома всего несколько часов назад.

Махарадж: Вы так молоды. Интересно, с какого возраста вас интересует духовный поиск?

Посетитель: С тех пор как я себя помню, меня всегда глубоко интересовали Любовь и Бог. И я глубоко чувствую то, что они не отличны друг от друга. Когда я сижу в медитации, я часто...

М: Секундочку, что вы конкретно подразумеваете под медитацией?

П: Я точно не знаю. Я просто сижу со скрещенными ногами и закрытыми глазами, пребывая в абсолютном покое. Мое тело расслабляется, почти растворяется, а мой ум, или бытие, или как это еще назвать, растворяется в пространстве; мысленный процесс постепенно прекращается.

М: Хорошо. Пожалуйста, продолжайте.

П: Очень часто во время медитации в моем сердце возникает всепоглощающее чувство экстатической любви, я наполняюсь блаженством, я не знаю, что это такое. Именно во время одной такой медитации я ощутил сильное желание посетить Индию — и вот я здесь.

М: Как долго вы пробудете в Бомбее?

П: Я точно не знаю. Я редко что-нибудь планирую. У меня достаточно денег, чтобы скромно прожить в течение примерно пятнадцати дней, и у меня уже есть обратный билет.

М: Скажите мне теперь, что вы конкретно хотите узнать. У вас есть какие-нибудь вопросы?

П: Когда я приземлился в Бомбее, я был в сильном замешательстве. Я чувствовал, что почти схожу с ума. Я не знаю, что привело меня в тот книжный магазин, поскольку я мало читаю. Как только я взял в руки первый том книги «Я есть То», я ощутил то же всепоглощающее чувство, которое у меня бывает во время моей медитации. По мере того как я продолжал читать книгу, мне казалось, что внутри меня образуется какая-то легкость, и, сидя здесь перед вами, я ощущаю, будто говорю сам с собой. И то, что я говорю себе, похоже на богохульство. Я был убежден в том, что любовь — это Бог. Но сейчас я думаю, что любовь — это просто концепция, и если любовь — это концепция, то и Бог должен быть концепцией.

М: И что же в этом плохого?

Посетитель (смеясь): Ну, если вы так выразились, то я не ощущаю вины за то, что превратил Бога в концепцию.

М: Все же вы сказали, что любовь — это Бог. Что вы подразумеваете под словом «любовь»? Под «любовью» вы имеете в виду нечто противоположное «ненависти»? Или вы имеете в виду что-то еще, хотя, конечно, никакое слово не может в полной мере описать «Бога».

П: Нет-нет. Под словом «любовь» я, конечно же, не имею в виду нечто противоположное «ненависти». Я имею в виду то, что любовь — это неразделение на «я» и «другие».

М: Другими словами, единство бытия?

П: Да, действительно. Что же тогда представляет собой «Бог», которому я должен молиться?

М: Давайте поговорим о молитве позже. Что же такое этот «Бог», о котором вы говорите? Разве это не само сознание — ощущение «бытия», которым обладает каждый человек, — благодаря которому вы способны задавать вопросы? Само «я есть» и является Богом. Что вы любите больше всего? Разве не это «я есть», сознательное присутствие, которое вы хотите сохранить любой ценой? Сам духовный поиск — это Бог. В процессе духовного поиска вы обнаруживаете, что «вы» отдельны от этого комплекса тела-ума. Если бы вы не обладали сознанием, разве мир существовал бы для вас? Было бы у вас какое-нибудь представление о Боге? И сознание в вас, и сознание во мне — отличны ли они друг от друга? Не отдельны ли они лишь как концепции, стремящиеся к единству, и разве это не любовь?

П: Теперь я понимаю, что то, что подразумевается под «Богом», ближе ко мне, чем я сам к себе.

М: Запомните также, что не может быть никакого другого доказательства Реальности, кроме как быть ею. И вы действительно являетесь ею, и всегда ею являлись. Сознание исчезает с кончиной тела (и поэтому оно связано со временем), и вместе с ним исчезает дуальность, являющаяся основой сознания, и все проявления.

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru