Пользовательский поиск

Книга Введение в нейролингвистическое программирование. Новейшая психология личного мастерства. Содержание - ПЕРВЫЕ МОДЕЛИ

Кол-во голосов: 0

3. Выясните намерения каждой части. Учтите, что каждая из них имеет позитивные намерения. Поднимайтесь вверх на столько, насколько вам необходимо для того, чтобы части могли прийти к соглашению относительно разделяемого результата.

4. Переговоры. Какие ресурсы каждой части могли бы оказаться полезными другой части для реализации ее интересов? Чем можно обменяться? На чем они могли бы скооперироваться? Что каждая из них хочет от своей соперницы, чтобы получить удовлетворение? Конфликт между ними становится для них преградой на пути к реализации их намерений. Попросите каждую часть подать сигнал в том случае, если ей будет что-то необходимо, например, время, разрешение, внимание или признательность.

5. Спросите каждую часть, хочет ли она объединиться с другой частью для решения их совместных проблем. Действительное их слияние не имеет никакого значения?. Для частей может оказаться более полезным держаться порознь (если можно так выразиться). Но если они все же захотят интегрироваться, предложите им слиться физически в вашем теле тем способом, который вы посчитаете правильным. Если части располагались у вас на руках, слейте их вместе визуально, помогая себе соединением рук. Затем создайте картинку, звук и ощущение новой интегрированной части и примите её в себя настолько быстро, насколько посчитаете нужным. Посидите некоторое время спокойно, чтобы оценить изменение. Возможно, эта новая часть захочет пересмотреть вашу временную линии, изменив взгляд на прошлые события и переживания в свате нового знания и понимания.

Во время этих переговоров могут всплыть на поверхность и другие части. Чем глубже конфликт, тем более вероятно, что это произойдет. И все они могут захотеть присоединиться к переговорам. Вирджиния Сатир обычно в таких случаях организовывала «Группировки частей», в них различные люди изображали различные части клиента, который руководил разыгрываемой драмой.

Переговоры между частями являются мощным инструментом разрешения конфликтов, затрагивающих самые глубокие уровни. На самом деле вы можете никогда не избавиться от конфликтов. В разумных пределах это здравое и необходимое предварительное мероприятие для восстановления равновесия. Богатство и удивительность человеческого существа исходит из разнообразия, а зрелость и счастье из равновесия и кооперации между различными аспектами вашей личности.

Глава 9

ПЕРВЫЕ МОДЕЛИ

Джон и Ричард встретились и подружились в Калифорнийском университете в Санта Крузе в 1972 году. Джон был ассистентом профессора лингвистики, а Ричард учился на послед нем курсе колледжа. Ричард увлекался гештальт-терапией.

Он тщательно изучал работы Фрица Перлза и сделал не сколько видеозаписей для своего друга Боба Шпитцера, у которого было собственное издательство научной и поведенческой литературы. Эти записи позднее привели к написанию книги «Терапия глазами очевидца».

У Боба Шпитцера было имение недалеко от Санта Круза, и он иногда сдавал его своим друзьям. Тогда же в тех местах жил Грегори Бэйтсон, и Ричард поселился в доме, который находился буквально в двух шагах от Бэйтсона.

Ричард начал вести недельные гештальтгруппы встреч, беря с участника 5 долларов за вечер. Он восстановил контакт с Джоном Гриндером, который нашел эти встречи достаточно интересными, чтобы их посетить.

Когда Джон пришел, он был заинтригован. Ричард знал, что он может успешно вести гештальтгруппы, но он хотел знать точно, как он это делает и какие паттерны оказываются эффективными. Существует огромная разница между мастерством и точным знанием того, как вы достигаете успеха. Джон и Ричард занялись этим. Ричард показывал Джону, как он осуществлял гештальттерапию, а Джон должен был объяснить Ричарду, в чем же заключалось то, что тот делает. Затем Джон шел в понедельник на вечернюю группу и моделировал Ричарда.

Джон учился очень быстро. Ему понадобилось два месяца, чтобы вскрыть паттерны и научиться работать, как Ричард. Он делал то, что они называли «повторяющимися чудесами», когда с участниками группы Джона в среду происходили те же самые чудесные изменения, которые происходили в понедельник в группе Ричарда.

В полном процессе моделирования выделяются три фазы. Первая включает в себя наблюдение за моделируемым человеком в то время, когда он осуществляет интересующее вас поведение. В течение этой фазы вы воображаете себя на месте этого человека, используя умение входить во вторую позицию, и делаете то же самое, что и он, до тех пор, пока не получите приблизительно такой же результат. Вы фокусируетесь на том, что он делает (поведение и физиология), как он это делает (внутренние стратегии мышления) и зачем он это делает (подкрепляющие убеждения и предположения). Что вы можете наблюдать непосредственно. Как и зачем вы узнаете, задав со ответствующие вопросы.

Во второй фазе вы систематически исключаете элементы смоделированного поведения, чтобы обнаружить то, что при водит к различию. Если вы что-то отбросили и это привело лишь к небольшому изменению, значит, этот элемент ни является необходимым. Если же вы отбросили какой-то элемент, и он вызвал изменение результата, который вы получаете, значит, это существенная часть данной модели. На этой фазе вы очищаете модель и начинаете понимать ее сознательно. Такое исключение составляет прямую противоположность традиционному процессу обучения, которое утверждает: добавляй кусочки по очереди до тех пор, пока не сложишь из них целое. Однако этим способом вам трудно узнать, что является существенным: все подходит. Моделирование, представляющее собой основу ускоренного обучения, сначала получает все элементы сразу, а затем вычитает, чтобы найти те, которые являются существенными.

Третья и заключительная фаза это разработка способа, как обучить этому умению других. Хороший учитель способен так манипулировать контекстом, чтобы его ученики сами училась тому, как достигать результата.

Модели должны быть простыми и проверяемыми. Вы не обязаны знать, почему они работают, так же, как вы не обязаны знать, как работает автомобиль, для того, чтобы управлять им. Если вы заблудились в лабиринте человеческого поведения, то вам нужна карта, чтобы найти выход, а не психологический анализ того, почему вы хотите найти этот выход. Моделирование в любой области дает не только результаты и техники, но и дополнительные инструменты для моделирования. НЛП является генеративным, потому что его результаты могут быть использованы для того, чтобы сделать его еще более эффективным. Вы сможете смоделировать свои собственные состояния креативности, ресурсные состояния и тем самым обеспечить себе возможность входить в них по собственному желанию. А имея в распоряжении больше ресурсов и креативности, вы сможете стать еще более ресурсным и креативным.

Если вы моделируете успешно, то вы получите тот же самый результат, что и ваша модель, и вам нет необходимости моделировать мастерство. Чтобы выяснить, как человек становится креативным или как он умудряется впасть в депрессию, вы задаете одни и те же ключевые вопросы: «Если бы я должен был стать тобой на некоторое время, что мне следовало бы сделать, чтобы думать и вести себя так же, как ты? Как ты создаешь свою модель мира?»

Каждый человек вносит свои собственные уникальные ресурсы и особенности личности в то, что он делает. Вы не можете стать еще одним Эйнштейном, Бетховеном или Эдисоном. Что бы добиться того же и думать точно так же, как они, вам необходима их неповторимая физиология и личностный опыт. НЛП не заявляет, что каждый может стать Эйнштейном, однако оно утверждает, что каждый способен думать так, как думал Эйнштейн, и применять эти способы мышления по своему усмотрению в собственной жизни, делая это, можно приблизиться к полному расцвету собственной гениальности и своего собственного уникального проявления мастерства.

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru