Пользовательский поиск

Книга Введение в нейролингвистическое программирование. Новейшая психология личного мастерства. Содержание - СКАЗАТЬ ВСЕ. ГЛУБИННАЯ СТРУКТУРА

Кол-во голосов: 0

Джон и Ричард намеревались развивать свои открытия в языке, изменении и восприятии и обнаружили, что им также необходимо создать словарь для описания этих открытий. Они подумали, что величайший недостаток терапевтических тренингов середины 1970-х годов заключался в том, что человек мог получить академическое образование, начать терапевтическую практику и затем был вынужден снова открывать велосипед. потому что не был создан словарь для передачи мудрости предыдущего поколения новому поколению психотерапевтов.

Все изменилось в 1975 году с появлением «Структуры магии» выпущенной в издательстве «Книги о науке и поведении». Она детально описывает метамодель и содержит большую часть материалов, полученных Джоном и Ричардом при моделировании Фрица Перлза и Вирджинии Сатир. Теперь люди могутизвлекать пользу из опыта выдающихся психотерапевтов, которые провели многие годы, исследуя, что действительно работает, а что – нет. Эта книга посвящена Вирджинии Сатир.

СКАЗАТЬ ВСЕ. ГЛУБИННАЯ СТРУКТУРА

Чтобы понять метамодель, которая является инструментом для более полного понимания того, что люди говорят, нам следует рассмотреть, как мысли превращаются в слова. Язык никогда не сможет воздать должное скорости, разнообразию и чувствительности нашего мышления. У говорящего может быть полная и завершенная идея того, что он хочет сказать, лингвисты называют ее глубинной структурой. Глубинная структура не принадлежит сознанию. Язык проникает на весьма глубокие уровни нашей неврологии. Мы сокращаем эту глубинную структуру, чтобы выразиться ясно, и то, что мы на самом деле говорим, называется поверхностной структурой. Если бы мы не сокращали эту глубинную структуру, разговор стал бы ужасно длительным и педантичным. Если кто-то спросил вас, как пройти к ближайшему госпиталю, то он вряд ли будет благодарен вам за ответ, содержащий трансформационную грамматику.

Чтобы перейти от глубинной структуры к поверхностной, мы неосознанно делаем три вещи.

Во-первых, мы отберем лишь некоторую часть информации, имеющейся в глубинной структуре. Большая часть информации будет упущена.

Во-вторых, мы дадим упрощенную версию, которая неизбежно будет искажать смысл.

В-третьих, мы будем обобщать. Перечисление всех возможных исключений и условий может сделать разговор слишком громоздким.

Чтобы перейти от глубинной структуры к поверхностной. мы обобщаем, искажаем и упускаем часть информации, когда высказываем свою идею другим.

Метамодель представляет собой серию вопросов, цель которых – повернуть вспять и разгадать упущения, искажения и обобщения языка. Эти вопросы имеют целью восполнить утраченную информацию, восстановить структуру и извлечь специфическую информацию, чтобы придать смысл коммуникации. Стоит помнить, что ни один из следующих паттернов сам по себе не является плохим или хорошим. Все зависит от контекста, в котором они используются, и от последствий их применения.

НЕСПЕЦИФИЧЕСКИЕ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ

Прочитайте предложением

Семилетняя девочка Лара споткнулась о диванную подушку в гостиной и ударилась правой рукой о деревянный стул,

И: С ребенком произошел несчастный случай.

Оба эти предложения имеют один и тот же смысл, и тем не менее первое содержит значительно больше конкретной информации. Мы можем получить второе предложение из первого простой процедурой упущения или обобщения специфических существительных. А вообще-то оба предложения написаны совершенно правильным русским языком. Правильная грамматика – это еще не гарантия ясности мысли. Многие люди являются большими специалистами говорить подробно на прекрасном русском языке и не сообщать вам в результате ни капли нового.

Активно действующее лицо предложения может бесследно исчезнуть при использовании пассивного залога, например, если сказать: «Дом был построен", – вместо: «Х построил дом»

То что вы не упомянули строителя в первом предложении, не означает, что дом вырос сам по себе. Строитель все же существует. Упущение данного типа может означать такое представление о мире, в котором вы являетесь беспомощным наблюдателем, а события происходят таким образом, что никто не несет за них ответственности.

Итак, когда вы слышите предложение: «Дом был построен», – вы можете задать вопрос о пропущенной информации:

·Кто построил этот дом?»

Другие примеры предложений, в которых существительные не определены:

«Меня почти схватили». – Кто схватил? «В этом существо вопроса». – В чем именно?

«Окрестности были разрушены». – Кто их разрушил?

«Любимчики доставляют хлопоты»? – Чьи любимчики? Следующий перл родился в устах двухлетнего ребенка, когда его спросили, куда делась плитка шоколада, лежавшая на столе.

«Если люди оставляют шоколад, то его съедают». – «Какие люди?»

Неспецифические существительные проясняются заданием вопроса: «Кто или что именно…?»

НЕСПЕЦИФИЧЕСКИЕ ГЛАГОЛЫ

Алиса была настолько ошарашена, что не ответила, и через минуту Шалтай снова заговорил «У некоторых слов особый нрав. Особенно у глаголов, они самые нахальные С прилагательными ты что хочешь, то и делаешь а вот с глаголами!.. Впрочем, у меня с ними разговор короткий! Водонепроницаемость! Вот лично моя тачка зрения!»

Льюис Кэрролл, «Алиса в Зазеркалье»

Иногда глагол может не быть специфическим, например:

«Он путешествовал в Париж»

«Она поранилась»

«Она помогла мне»

«Я пытаюсь запомнить это»

«Идите и выучите это к следующей неделе»

Может оказаться важным знать, как именно это было сделано. Нам не хватает наречия. Как он путешествовал? Каким образом она поранилась? Как именно она помогла вам? Каким способом вы пытаетесь запомнить это? (Что конкретно вы пытаетесь запомнить?) Каким образом мне следует это выучить?

Значение неспецифических глаголов выясняется с помощью вопросов: «Как конкретно…?»

СРАВНЕНИЯ

Следующие два примера упущения информации похожи друг на друга и часто встречаются вместе: суждения и сравнения. Объявления являются замечательным источником обоих паттернов.

Новый усовершенствованный стиральный порошокFluffoзначительно лучше.

Здесь приводится сравнение, но оно не предлагается в ясной форме. Предмет не может быть лучше, будучи изолированным от других. Лучше чего? Лучше, чем он был раньше? Лучше, чем его конкуренты Buffo и Quffo? Лучше, чем использовать патоку вместо стирального порошка? Любое предложение, которое содержит слова типа «наилучший», «лучше», «хуже», «худший», предлагает сравнение. Вы можете сделать сравнение лишь в том случае, если у вас есть с чем сравнивать. Если это упущено, вам следует задать вопрос: «В сравнении с чем?»

Следующий пример:

Я плохо руководил этим совещанием. Плохо по сравнению с чем? Как бы вы могли руководить им? Как бы Джо Блоггс руководил им? Или как супермен мог бы руководить?

Очень часто спрятанная половина сравнения оказывается нереалистической. Если вы сравниваете себя с суперменом, заметьте, как много вы проигрываете в этом сравнении, а затем сотрите мерило сравнения. Все, что у вас останется, – это чувство несоответствия требованиям, и вы ничего не сможете с этим поделать.

Смысл сравнения выясняется вопросом: «В сравнении с чем?»

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru