Пользовательский поиск

Книга С чего начинается НЛП. Содержание - Памятка на память

Кол-во голосов: 0

Да. Это действительно тот способ понимания и сочувствия, которым мы регулярно пользуемся. Заметьте! Сочувствие включает в себя сорадость! И это гораздо более приятнее и полезнее, чем сострадание. Как светло и тепло становится на душе, когда у твоих близких все хорошо! Как приятно подстраиваться к хорошему настроению и перенимать у окружающих самое лучшее! Как легко оказывается ощутить уверенность сильного человека, находящегося поблизости! Можно действительно брать самое лучшее и привносить это в свою жизнь. Мы ведь уже понимаем, как это делается.

А понимая, можем уже начать проводить небольшие эксперименты. Договоритесь с другом или подругой о простом упражнении. Всего десяток минут пусть один побудет «тенью» другого. Пусть первый просто ходит там и так, как ему удобно. Второй — повторяет его походку. И жесты. А по возможности — мимику. Попробуйте поэкспериментировать, и на несколько минут произойдет перевоплощение. Ведомый прочувствует, как это — «быть в чужих туфлях».[48] На десять минут он окунется в мир другого человека. И порой, узнает о нем больше, чем за несколько часов беседы.

Это действительно Чудо!

Что говорит о нас больше, чем мы сами

Только поверхностный человек не судит по внешности.

Оскар Уайльд

Знаете ли вы, что все, что вы говорите, постоянно комментируется? Каждое слово, каждая мысль. И вам вряд ли удастся когда-нибудь избавиться от этого комментатора. Да вы просто не захотите этого делать! Потому что вас комментирует ваше тело. Постоянно. Даже когда вы ничего не говорите.

В школе на уроке математики молодая учительница говорит:

— Дети, слушайте условия задачи, решать будем устно. Летят 4 гуся — 3 белых и один серый. Спрашивается, сколько мне лет?

Все молчат. Вовочка тянет руку:

— Вам 24 года.

— Правильно, а как ты решил?

— Когда я задаю глупые вопросы, папа называет меня полудурком, а мне 12…

Все, что мы произносим, мы произносим с определенной интонацией, некоторой мимикой, с характерными жестами. Все это формирует отношение слушателей к тому, что человек говорит. То, как мы подбираем слова, как строим предложения, какие расставляем акценты… Другие могут знать об этом, а могут и не догадываться. Могут осознавать или просто делать выводы.

Секретарь своему шефу:

— К вам посетитель.

— По какому вопросу?

— Он говорит, что хочет получить свои деньги назад.

Шеф спешно перебирает в памяти своих кредиторов.

— А как он выглядит?

— Он выглядит так, что лучше бы уж вы ему их вернули!

Порою сам того не замечая, говорящий формирует отношение ко всему что он произносит. А заодно, к самому себе. Он может произносить: «Такого специалиста как я, вы больше не встретите!» В то время, как на несловесном уровне он жалобно скулит: «Ну хоть вы возьмите меня…» И его не берут: «Неуверенный он какой-то». А возможно, он действительно хороший специалист.

Формула успеха Глайма:

«Секрет успеха — в искренности. Как только вы сможете ее изобразить, считайте, что дело в шляпе».

По самым приблизительным оценкам, мнение, которое складывается о человеке, примерно на пять шестых определяется тем, как он говорит. На слова остается где-то одна шестая. И тем более странно, что нас традиционно больше заботит, что сказать. Содержанию отдается львиная доля внимания. В это время, лишенная даже минимального контроля сознания, форма определяет весь исход общения. Ну, может, и не весь. Только на пять шестых.

Разве этого мало? А ведь бывает в жизни ситуации, когда слова уходят, а контакт сохраняется.

Вспомните: сидишь в приятной компании, вам хорошо, уютно, спокойно. Вы чувствуете, что все вокруг свои. А разговор между тем медленно затихает, и только редкие фразы нет-нет да нарушат тишину. В такие минуты совсем не хочется разговаривать. Хочется просто сидеть и смотреть. На окружающих — таких близких сейчас.

А через несколько минут доносится голос первого очнувшегося: «Содержательно молчим!» И что удивительно — действительно содержательно! Слов не было, а общение продолжалось.

Полагаю, вы уже догадались, что при построении раппорта большую часть внимания мы будем уделять именно форме общения. А чем заполнить эту форму, вы уж всегда найдете. Конечно, словесной части коммуникации, тоже будет уделено внимание. И даже здесь основной упор будет сделан на форме. Вообще-то, НЛПеры — жутко ленивые люди. Они всегда предпочитают делать то, что лучше всего работает. Прочие способы остаются «про запас».

По территории воинской части мчится прапорщик с тачкой, полной дерьма. Его останавливает капитан:

— Стой! Что украл?

— Ничего.

— Не верю, — капитан запускает руки в тачку и шарит в ее содержимом. Ничего не найдя, он отпускает прапорщика. Тот несется дальше. Навстречу майор:

— Стой! Что украл?

— Ничего.

— Проверим, — история повторяется. Прапорщик подбегает к КПП.[49] Там полковник:

— Стой! Что украл?

— Ничего.

— Я те дам ничего! — Полковник тщательно проверяет все содержимое тачки, но тоже ничего не находит. Наконец, прапорщик выбегает за ворота части, оглядывается, вываливает из тачки дерьмо и злобно ворчит:

— «Что украл — что украл…» Тачку украл!

Можете прямо сейчас начинать уделять больше внимания несловесным элементам общения. Например, попробуйте как-нибудь посмотреть фильм на незнакомом языке. Вы удивитесь, как много вам удалось понять. Просто по интонациям, по движениям. Да и по событиям, конечно. Не исключено, что вам откроется то, что скрылось от тех, кто язык понимает. Само сердце происходящего. Еще можно поэкспериментировать с отключенным звуком, но это уже детали…

Все это научит вас читать «язык тела».

А сейчас мы продолжаем учиться на нем говорить…

Зазеркалье без зеркала

В то время, как сознательно мы беседуем на уровне слов, бессознательно мы общаемся еще и на уровне поз и жестов. Как первая, так и вторая коммуникация могут быть и эффективными, и беспорядочными. Согласие может быть как на языке слов, так и на языке тела. И если в первом случае оно начинается со сходства мыслей, то для тела — это согласованность поз и движений. Внешняя похожесть. Порой буквально до отзеркаливания.

Найдется совсем немного людей, которым совсем не нравится подходить к зеркалу. Остальным — нравится. Хоть в какой-то степени. В любом случае, у зеркала мы успели провести достаточно много времени, чтобы научиться воспринимать свое отражение как себя.

Младенцам это доставляет особое удовольствие. Когда в первый раз подносишь ребенка к зеркалу, он удивляется: «Кто это там?» Его очень интересует то существо за холодной перегородкой. Он принимается живо его исследовать. Наблюдать за его движениями и, может быть, сравнивать их со своими. Проходит некоторое время, и малыш уже осознает, что это он сам — только за стеклом. И очень радуется, когда в очередной раз видит свое отражение.

На семинаре по НЛП мы делали самые разные модификации упражнения «зеркало». Это могло быть упражнение на идеальное отзеркаливание «живой скульптуры», где один из участников старался максимально точно отразить позу своего партнера, а еще один — «режиссер» — помогал ему, глядя со стороны.

Это могли быть просто десять-пятнадцать минут беседы, когда оба собеседника старались быть зеркалом друг для друга. На любую тему. Но идеально подстроенные. И за несколько минут выполнения подобных простых упражнений происходили воистину волшебные вещи.

вернуться

48

От английского «Try walking in my shoes» — «Попробуй пройтись в моих туфлях».

вернуться

49

Контрольно-пропускной пункт.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru