Пользовательский поиск

Книга С чего начинается НЛП. Содержание - 9. Намечены первые шаги

Кол-во голосов: 0

Не менее интересная история со словами типа «должен», «обязан», «следует»… Это опять же обобщение некоторого действия, превращающегося в предписание или же ограничение в зависимости от наличия или отсутствия предваряющей частички «не». Когда произносятся подобные слова, то все богатейшее пространство выборов схлопывается в единственный возможный вариант. Точнее, этот вариант обобщается и, разрастаясь, вытесняет из поля зрения всех своих конкурентов.

А ведь есть же масса интересных вопросов, которые остаются «за кадром»: «Что случится, если не сделать то, что „должен“?», «А если сделать то, что „не следует“?», «Что мешает сделать то, что „не могу“?», «С чего вы взяли, что кто-то кому-то что-то должен?» Это весьма незатейливые вопросы, но мало кому удавалось говорить с прежней уверенностью, хотя бы однажды попытавшись на них ответить.

Только будьте осторожны со всеми этими вопросами! Прежде чем спросить, убедитесь, что вам будут рады ответить. Ведь начиная с некоторого момента беседа рискует превратиться в допрос, что может вызвать очень даже адекватную реакцию:

В трамвае:

— Вы выходите?

— Да.

— А впереди вас выходят?

— Да!

— А вы спрашивали?

— Да!!

— И что они вам ответили?

Одесса-мама… Но мы отвлеклись — продолжим.

А как прячутся упущения? Например, с помощью деперсонализации и суждений: «Война была развязана». — Кем? «Считается, что данное поведение недопустимо». — Кто так считает? Как видите, главное действующее лицо попросту умалчивается. Или упускается.

Не менее замечательным способом работают неконкретные существительные и местоимения. Конечно, фраза «некоторые люди могут быть опасными» звучит весьма осмысленно, но невольно задаешься вопросом: «Какие конкретно люди?» Кстати, если вы получаете какое-либо задание от начальства, то требование конкретики может существенно уменьшить объем работ.

— Официант! Эти мухи в супе меня уже достали!

— Скажите, какие конкретно, и я их выловлю.

Не правда ли, сервис на высоте?

Иногда действительно лучше вовремя уточнить, нежели самому додумывать подробности.

Во Внукове приземлился самолет рейсом Кишинев-Москва. Пассажиры сходят с трапа. У одного сваливаются штаны:

— Задолбал «Аэрофлот»: то застегните ремни, то расстегните…

Как вы думаете, какие именно ремни имела в виду стюардесса? Мы упускаем массу информации, когда употребляем неконкретные глаголы. Скажем, очень любимый мною глагол «отдыхать» содержит в себе огромное количество различных действий. Кто-то отдыхает, лежа на диване, кто-то — на теннисном корте. Кому-то поможет отдохнуть чашечка крепкого чая, кому-то — бутылка пива… Как именно вы отдыхаете? Как конкретно вы это делаете? Получили ответ и восстановили недостающую информацию.

Но с глаголами-то еще можно разобраться. А что делать с номинализациями? Это когда некоторое действие, процесс превращается в нечто застывшее и неизменное.[38] Глагол превращается в существительное. При этом, за таким существительным стоит не предмет, а действие или качество. Любовь, свобода, учеба — эти «вещи» не удастся потрогать, их просто нет в застывшем виде. Это процесс. Можно любить, быть свободным, учиться… А превратив эти действия в нечто статичное, мы крадем у самих себя возможность изменяться.

«Грусть-тоска меня съедает…»[39]

Грустить и тосковать можно перестать, а куда деть грусть с тоскою? Возвратим миру динамику![40] Как только мы заменяем номинализацию глаголом, становится очевидным недостаток информации. Соответственно: «Где, когда и с кем вы этого хотите?» А еще: «Как именно?» По крайней мере, нелишним было бы поинтересоваться: «А как вы себе это представляете?»

Не менее милые упущения мы можем себе позволить при сравнениях. В речи встретились слова «лучше», «более», «интереснее», «качественнее», и мы уже заостряем на них свое внимание. Как вам нравится такое заявление: «Мог бы и получше постараться!» — А по сравнению с чем (с кем)? Правда логичный вопрос? Старания заботливых мамочек: «Сегодня ты плохо поел!» — Что является критерием? «Плохо» — это как?

— Мамочка, ты такая красивая, такая красивая… ну, как мотоцикл!

Добрались и до искажений (хотя их и в предыдущих примерах было с избытком). Самый родной способ искажать окружающую реальность — это установление причинно-следственных отношений между различными явлениями. «Меня огорчает твое поведение». Буквально, эта фраза гласит, что чье-то поведение является причиной огорчения другого человека. Разве это так? Задумайтесь! От кого на самом деле зависит наше внутреннее состояние? Кто хозяин в нашей душе? В моей — я! Посему: «Как именно мое поведение связано с твоим огорчением?» «Что ты такого делаешь, чтобы огорчиться?» В общем случае: «Как причина связана со следствием?» После этих вопросов представлять себя следствием каких-либо внешних событий становится затруднительно. И даже если такая причинно-следственная связь оказывается верной, то заданные вопросы помогут смягчить невольное искажение.

В автобусе старушка обращается к панку:

— Сынок, на улице холодно, ты б форточку закрыл…

— Бабка, я с тебя тащусь! Ты думаешь, если я закрою форточку, на улице станет теплее?!

Другой, не менее любимый способ искажать мир в своей карте — это приравнивать совершенно разные явления. «Ты на меня не смотришь, значит, ты меня не слушаешь». — Как одно связано с другим? Вы уверены, что это одно и то же? С помощью этого замечательного способа, можно приравнять покупку шубы и вечную любовь, наличие сотового телефона и личную успешность… Скорее всего, толика правды в этом есть, но нельзя же так искажать реальность!

Ближе к началу книги, я уже обращал ваше внимание на употребление пресуппозиций в речи. Это та часть фразы, которая принимается «по умолчанию». «Ты опять будешь врать?» — А с чего ты взял, что я в прошлый раз врал? Говорящий не спрашивает о прошлом разе, он просто предполагает. Стоит ли говорить, что его предположение может оказаться неверным?

И последний из мета-модельных способов искажения — «чтение мыслей». Это фразы, в которых я предполагаю, что знаю, что творится во внутреннем мире собеседника. «Вам будет тяжело это сделать». — Как вы поняли? «Ну, вы же знаете…» — Да!?? «Вам будет нелегко со мной согласиться». — А как вы догадались?

Таким образом, нам удалось классифицировать способы упрощения информации в нашем языке через обобщения, упущения и искажения. Более того, предложенные мета-модельные вопросы намечают пути восстановления утраченного. Почему только намечают? Потому что отвечать на них придется тоже словами. Пусть даже более конкретными.

вернуться

38

Искажается.

вернуться

39

А. С. Пушкин.

вернуться

40

Обратите внимание на это слово! А также на слово «внимание».

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru