Пользовательский поиск

Книга С чего начинается НЛП. Содержание - 6. Цель имеет подходящие размеры

Кол-во голосов: 0

Что-то изначально нам кажется более важным. Что-то — менее. Какую-то деталь очень хочется подчеркнуть, выделить. Или преуменьшить — мало ли что случается. Даже просто рассказывая приятелям о каком-то событии, мы наверняка где-то преувеличим, что-то недоскажем, в чем-то приукрасим.

Сын рыбака, широко раздвигая руки:

— Мама! Я сегодня ТАКУЮ пятерку получил!

А представьте теперь, как исказится ваш рассказ, когда приятели примутся пересказывать его своим знакомым. Слушая вас, они пропускают его через свой собственный опыт. Свои представления. Свои карты. Вы говорите, что вы «были в походе и здорово отдохнули», и эта фраза может читаться, как «прошли по бурной речке», «устроили пикничок с водкой и ночевкой» или «взобрались на новую вершину». Каждому свое.

Я пишу «родина», и каждый думает о чем-то своем. Я говорю «душа», и у каждого это слово находит свой отклик. Все мы когда-то узнавали значение каждого слова, и это было значение из жизни, а не из толкового словаря. Хотя, карта — это не территория, кто-то может быть учился именно по нему.

Еще один оригинальный способ использования искажения — брать из мира только то, что хочется. Или переформировывать то, что дают. Скажем, верю я в то, что «все люди хорошие». Весьма, надо сказать, полезная вера. Допустим, некто делает мне зло.[36] Суждение «делает мне зло» в мою карту вряд ли пролезет — включается мой процесс искажения: «Не бывает поражений, бывает только обратная связь». Начинаем ее собирать.

«Смысл коммуникации в реакции, которую она вызывает». — Что я сделал не так? «В основе любого поведения лежит позитивное намерение». — Чего он хочет добиться? «Вселенная — дружественная среда!» — Какую выгоду я могу из этого извлечь? И так далее — по пресуппозициям.

Результат? Во-первых, ситуация разрешается наилучшим образом. Во-вторых, я сохранил хорошее настроение и контроль над ситуацией. В-третьих, человек получил то, что хотел, и ушел довольным. И наконец — вера в людей осталась нерушимой. А для этого все и запускалось. Искажение поработало на славу!

К сожалению (к счастью), искажение прекрасно защищает любые убеждения хозяина — и поддерживающие, и ограничивающие. И те, что помогают человеку жить, и те, что мешают. И если женщина знает, что «все мужики сволочи и пьяницы», то она будет так искажать внешний мир, что это убеждение останется незыблемым. Она действительно сможет превратить всех мужчин вокруг в сволочей и пьяниц. Хотя бы в воображении. А тут еще и упущение с обобщением на помощь приходят…

Что еще дает искажение? Оно дает новое! То, чего мы раньше никогда не видели и не слышали. С чем мы никогда не соприкасались. Это изначально заложенная в человека способность к творчеству. Развитию. Изобретательству. Искажения позволяют создавать что-то новое. Фантазировать, мечтать — творить. Без способности к искажению мы были бы вынуждены бесконечно воспроизводить то, что уже и так есть на этом свете. Ничего нового.

Из дня в день.

Подводя итог, можно еще раз выделить: Искажение — это способ упрощения сложной жизни до простой, понятной и предсказуемой. Это неминуемое следствие (да и причина) различия наших моделей мира. Это возможность обратить более пристальное внимание на отдельные детали происходящего. Где-то, даже способ приукрасить нашу жизнь. Это верный защитник наших убеждений и мнений. А еще в нем заложена наша способность к созданию чего-то нового.

И это последний из описанной троицы способов создания моделей мира, которыми мы пользуемся: обобщениями, упущениями и искажениями.

Чуть ближе к реальности

Мета-модель — модель языка, которая определяет те лингвистические паттерны,[37] которые делают неясным смысл коммуникации, благодаря процессам искажения, упущения и обобщения (генерализации), и определяет конкретные вопросы, имеющие целью прояснить и поставить под сомнение неточности языка, чтобы восстановить их связь с сенсорным опытом и с глубинной структурой.

Номинализация — лингвистический термин для обозначения процесса превращения глагола в абстрактное существительное и для обозначения самого существительного, образованного таким способом. Компонент мета-модели.

Словарь НЛП

Теперь, когда мы знаем, какими способами реальность заменяется своей упрощенной моделью, мы уже можем наметить пути возвращения. Возвращения к более полному миру. Конечно же, оказавшись связанными нашими собственными опорами — словами — мы теперь вряд ли сможем полностью вернуться в реальность. Карта — это не территория. И все же мы можем стать чуть ближе к ней самой.

И сейчас я предлагаю обратить наше внимание на слова, которые мы произносим. Слова — это краски, с помощью которых мы создаем наше видение окружающего мира. Именно они помогают фиксировать постоянно изменяющуюся обстановку в виде устойчивых понятий, ложащихся в основание наших моделей мира. И чем богаче наша речь, тем разнообразнее получается карта реальности. И тем она щедрее.

Звонит отец новому русскому и приглашает его в деревню помочь заколоть поросенка. «Базара нет», — говорит он. Приезжает, как положено, на 600-м «Мерседесе» и резво помогает папе.

— Значит так, я с собой возьму передний, задний мост и раму поросенка, — говорит помощничек.

— ???

Проходит год — та же история. Закололи зверя.

— Hу, папа, я — как обычно.

— Э нет, сынок, теперь ты возьмешь передние фары, кардан, и выхлопную трубу.

Именно с помощью слов мы передаем львиную долю информации другим людям. Точнее, с помощью условных обозначений на наших картах, которые могут иметь собственные значения в карте собеседника. И если он принимает свою интерпретацию ваших слов за истину, то он рискует получить совсем не то, что вы хотели передать. Более того, благодаря тому, что вы передаете упрощенную модель, он оказывается вынужденным самостоятельно дополнить недостающую информацию.

Чукча спрашивает в кассе Аэрофлота:

— Самолет до Чукотки сколько летит?

— Минуточку…

— Спасибо.

Теперь-то мы знаем про обобщения, упущения и искажения. Осталось только выяснить, каким образом эти процессы выражаются в речи. В самые первые годы развития НЛП была сформирована мета-модель языка. В ней были выделены основные способы упрощения нашей речи. Конечно же, распределение их по трем категориям весьма условно, но определенный порядок все же сохраняется.

Так, мы обобщаем, когда произносим что-нибудь вроде «все», «всегда», «везде», «любой», «каждый». При этом единичное событие разрастается по месту, времени, на всех участников… И получаем в полной мере все достоинства и недостатки обобщений. Как говорится, смотри выше. Соответственно, рождаются вопросы: «Любой?», «Каждый?», «Везде?», «Всегда?» И более интересный: «А нет ли каких исключений из этой закономерности?» Наконец: «Какой конкретно? Приведите хотя бы парочку примеров».

— Почему ты все время молчишь?

— ВСЕ время? Даже прямо сейчас?

Если в моей речи встречаются слова «(не) могу»,«(не) должен», а также «(не) следует», то я также обобщаю. Сравните: «он может петь» и «он вчера пел». Разве это одно и то же? В первом случае речь идет о его способности, а во втором — о действиях. Если человек сделал что-то однажды, то это не значит, что он всегда сможет это повторить. Один раз у него могло получиться чисто случайно. О способности можно говорить лишь после многократного повторения этого действия. Точно такое же бессмысленное занятие заявлять об отсутствии способности на основе одного неудачного опыта. Возможно, это было просто такое стечение обстоятельств…

вернуться

36

Это я написал для краткости. Для меня очевидно, что он совершает некоторые поступки. Делает некоторые дела. Которые отдельные личности могут оценить, как «зло». Так это называется в их модели мира. Вы уже заметили подмену? Конкретные действия заменяются их оценкой — искажение.

вернуться

37

Шаблоны.

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru