Пользовательский поиск

Книга Наука жить. Содержание - Глава 5. Ранние воспоминания

Кол-во голосов: 0

Теперь мы рассмотрим случай депрессии, которая, являясь довольно распространенным расстройством, может тем не менее быть излечена. Люди с депрессивными симптомами могут быть выявлены в очень раннем возрасте. В самом деле, можно обратить внимание, как много детей проявляют определенные признаки депрессии в своем подходе к новой ситуации. У человека, случай которого мы рассматриваем, было около десяти приступов депрессии. Это случалось всякий раз, когда он занимал очередной новый пост. Пока он находился на своем старом посту, его недуг никак не проявлялся. Он неохотно бывал в обществе и любил управлять другими. В результате у него не было друзей и в свои пятьдесят он оставался холостяком.

Чтобы понять его стиль жизни, обратимся к его детству. Он был чрезвычайно раздражительным и неуживчивым ребенком, и с помощью своих слабостей и обид управлял своими старшими братьями и сестрами. Однажды, когда они играли на кушетке, он столкнул их всех вниз, и в ответ на упреки своей тетушки обиженно сказал: «Ну вот, теперь вся моя жизнь разрушена из-за того, что ты меня поругала!» Ему тогда было около четырех или пяти лет.

Таков был стиль его жизни: постоянное желание управлять другими, постоянные жалобы на свои слабости и страдания. В дальнейшей жизни все это привело его к депрессивности, которая сама по себе является ни чем иным, как воплощением его слабости. Все пациенты, страдающие депрессией, употребляют практически одни и те же слова: «Вся моя жизнь разрушена. Я все потерял» Обычно это человек, которого сильно баловали, но затем перестали, и это повлияло на его стиль жизни. Реакции людей нередко очень похожи на различные виды животных. На одну и ту же ситуацию заяц реагирует не так, как волк или тигр, и то же самое с людьми. Однажды проводился следующий эксперимент — мальчиков трех разных типов привели к клетке со львом, чтобы наблюдать за их поведением при виде этого страшного зверя. Первый мальчик повернулся и сказал: «Пошли домой». Второй дрожащим от страха голосом произнес: «Вот это да!» Ему хотелось казаться храбрым, но голос выдавал его трусость. Третий мальчик спросил: «Можно, я на него плюну?» Таким образом, мы видим три различных реакции, три отличающихся друг от друга переживания одной и той же ситуации. Мы видим также, что в большинстве своем люди имеют склонность испытывать страх.

Этот страх, проявляющийся в социальных ситуациях, является одной из наиболее частых причин плохой адаптации. У нас был пациент, человек из знатной семьи, который не хотел затрачивать ни малейшего усилия на что бы то ни было и постоянно ждал помощи извне. Он выглядел очень болезненным и, как следствие, не мог найти себе подходящего места работы. Когда ситуация в семье изменилась к худшему, его братья надоедали ему, повторяя: «Ты настолько глуп, что не в состоянии найти себе место. Ты ни на что не годен». В конце концов, этот человек начал пить. Несколько месяцев спустя он уже был закоренелым алкоголиком, и его поместили на излечение на два года. Польза от этого имела временный характер, так как когда он опять вернулся в общество, он снова оказался не подготовленным к жизни в нем.

Кроме работы лаборанта, он не смог найти себе никакой другой, хотя и был потомком знаменитого рода. Вскоре у него начались галлюцинации. Ему являлся человек, который дразнил его и мешал работать. Как видим, сначала ему мешал работать алкоголизм, затем — галлюцинации. Вполне очевидно, что сделать из алкоголика трезвенника — не совсем верное лечение алкоголизма: нам необходимо понять и исправить стиль жизни.

В нашем исследовании мы выяснили, что этот человек был избалованным ребенком, постоянно надеющимся на помощь. Он был не готов работать самостоятельно, результаты же его деятельности нам известны. Следовательно, у всех детей необходимо воспитывать независимость, а это возможно только при понимании ими ошибок их стиля жизни. Человек, о котором мы говорим, должен был быть обучен в детстве какой-то деятельности, и тогда ему бы не пришлось стыдиться своих братьев и сестер.

Глава 5. Ранние воспоминания

Уяснив значение стиля жизни для человека, обратимся к теме ранних воспоминаний, которые, вероятно, являются наиболее важным средством его понимания. Обращение к прошлому через воспоминания детства лучше любого другого способа раскрывает прототип — ядро стиля жизни индивида.

Если мы хотим понять стиль жизни человека — ребенка или взрослого — мы должны после кратковременного выслушивания его жалоб, спросить о ранних воспоминаниях, а затем сравнить их с другими предоставленными ранее фактами.

По большей части, стиль жизни никогда не меняется. Во всех ситуациях мы обнаруживаем того же человека, ту же личность, то же психическое единство.

Кроме того, как было показано, стиль жизни формируется в стремлении к частной цели превосходства, поэтому можно ожидать, что каждое слово, поступок или чувство является органической частью единой «линии движения». В определенные моменты жизни эта «линия движения» выражена яснее, что особенно отчетливо фиксируется в ранних воспоминаниях.

Не стоит, однако, относиться по-разному к ранним и поздним воспоминаниям, так как в поздних воспоминаниях также отражается «линия движения». Из ранних воспоминаний, в которых «линия движения» прослеживается четче, можно выявить тему, исходя из чего мы можем заключить, что в действительности стиль жизни человека не изменился В стиле жизни, сформировавшемся в четырех — пятилетнем возрасте, мы обнаруживаем связь между содержанием воспоминаний и действиями в настоящем. После многочисленных наблюдений этого феномена, мы твердо придерживаемся той теории, что в ранних воспоминаниях всегда возможно найти реальную часть прототипа пациента.

Можно быть уверенным в том, что когда пациент обращается к своему прошлому, какая-то часть, возвращенная ему памятью, является для него эмоционально значимой, что и помогает найти ключ к его личности.

Бессмысленно отрицать, что забытые переживания тоже важны для понимания стиля жизни и прототипа, однако во многих случаях эти забытые моменты, или как они называются, «неосознаваемые события прошлого», гораздо труднее извлечь из памяти. Как осознаваемые, так и неосознаваемые события прошлого имеют одно общее свойство: они связаны со стремлением к одной и той же цели — достижению превосходства, являясь частями целостного прототипа.

Следовательно, полезно работать по возможности и с теми, и с другими, так как, в конце концов, они равноценны, а сам пациент, как правило, не понимает и не в состоянии истолковать ни одни из них. Последнее — дело постороннего, незаинтересованного лица.

Начнем с осознаваемых событий прошлого. Некоторые люди, отвечая на вопросе ранних воспоминаниях, говорят, что ничего не могут вспомнить. В этом случае необходимо попросить человека сконцентрироваться и постараться припомнить, и после определенных усилий он начнет понемногу вспоминать.

Однако, само это сопротивление можно рассматривать, как признак того, что он не хочет возвращаться к своему детству, а это в свою очередь приводит к заключению, что детство для него не было приятным. Таких клиентов нужно вести, задавая наводящие вопросы. В конце концов, они всегда что-то вспоминают.

Некоторые люди утверждают, что помнят прошлое вплоть до первого года жизни. Такое вряд ли возможно, и истина заключается в том, что они говорят о воображаемых воспоминаниях, а не памяти о реальных событиях прошлого. Однако для нас совершенно не важно, выдуманы или правдивы воспоминания, так как в любом случае они — части личности. Некоторые люди не уверенны в том, действительно ли они помнят какое-то событие или им рассказали о нем родители. Это также не имеет большого значения, так как даже если все это — рассказы родителей, они запечатлены в сознании клиентов, и могут помочь раскрыть сферу их интересов.

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru