Пользовательский поиск

Книга Наука жить. Содержание - Глава 1. Принципы индивидуальной психологии

Кол-во голосов: 0

Альфред Адлер

Наука жить

«Наука жить»! Как эффектно, уверенно, безапелляционно! Это очень хорошо характеризует стиль изложения А. Адлера: стиль комиссара полиции, рассказывающего преступнику о его преступлении. При этом автор очень разумно разъясняет смысл такого броского названия, опираясь на высказывание своего любимого философа-прагматика Уильяма Джеймса (в России его лучше знают в транскрипции «Джемс»): дескать, лишь наука, по-настоящему связанная с реальной жизнью, может называться наукой. При этом она будет являться наукой о жизни, что для Адлера равнозначно «науке жить». Кто будет с этим спорить, если речь идет о психологии?

Альфред Адлер (1870–1937) известен у нас в стране не так широко, как, скажем, его старший коллега Зигмунд Фрейд, а между тем Адлер также является основателем собственной школы, одной из наиболее влиятельных в западной науке, — так называемой «школы индивидуальной психологии». Хотя он родился в Австрии и большую часть жизни провел именно там, его принципы наиболее активно были подхвачены в США, где до сих пор существуют институт и клиника его имени, а также издается научный журнал, придерживающийся адлеровских принципов. Это обстоятельство можно объяснить характером психологии Адлера с ее «здравым смыслом», социальной целесообразностью и выделением стремления к власти как главной обуславливающей жизненный путь человека силы. Киевское издательство выпустило самую известную работу Адлера, впервые опубликованную им в Америке (считается, что это переработанный цикл лекций), с добавлением нескольких статей, переведенных с немецкого языка, то есть выходивших на родине ученого.

Постараемся рассмотреть книгу без скидки на «древность»: тех, кого интересует классика психологии, это издание способно привлечь самим фактом своего появления.

Главное достижение Адлера и наиболее интересные места в книге — это главы, касающиеся комплексов неполноценности и превосходства, которые автор считает двумя сторонами одного явления: искажения здоровых психических основ. Эти основы, формирующиеся в детские годы индивидуума, представляют собой нечто цельное — Адлер не признает раздробления личности. Посему проблеме воспитания в семье и школе он уделяет довольно много внимания. Искажение психики пробуждает тенденции к асоциальности, депрессиям, преступности, суициду, а именно против этих явлений (если рассмотреть социальный уровень) борется «индивидуальная психология» напористого и прагматичного Адлера. Таким образом, автор отводит психологу место «общественного целителя», возвращающего заблудших в лоно социума. Адлер настаивает на том, что индивидуальное не может рассматриваться вне связи с коллективным, а на передний план выдвигает идею общественной пригодности, что сегодня, когда в моде солипсизм и мизантропия, выглядит несколько наивно.

На фоне интересных разработок о вышеуказанных комплексах краткие главы о телодвижениях, сновидениях и сексуальности в наши дни смотрятся тускло. Не то чтобы Адлер избегает сферы сексуальности, просто он находит для себя более очевидное психическое движение — стремление к победе, к власти — и строит на этом свою систему. Он вводит понятие «стиля жизни» — кто-то может сравнить его с берновским «скриптом», но у Адлера самому индивидууму отводится большая роль в оформлении этого «стиля», чем его родителям. «Стиль жизни» — это своего рода способ психологической ориентации в окружающем мире, наиболее ярко проявляющийся в критических ситуациях.

Несколько статей, следующих за «Наукой жить», наделены не менее соблазнительными названиями: «Критические размышления о смысле жизни» или, например, «Спасение человечества с помощью психологии»… сколь же глобально мыслил этот прагматик, обманчиво назвавший свой подход «индивидуальным».

Александр Зайцев

Глава 1. Принципы индивидуальной психологии

Великий философ Уильям Джеймс однажды сказал: «Только наука, непосредственно связанная с жизнью, является настоящей наукой». По-другому эту мысль можно выразить так: в науке, которая непосредственно связана с жизнью, теория и практика почти неразделимы. Наука о жизни становится наукой жить именно потому, что создает себя непосредственно в движении жизни. Все эти соображения особенно справедливы для индивидуальной психологии.

Индивидуальная психология рассматривает жизнь человека как целостность, относясь к каждой единичной реакции, каждому движению и импульсу, как к проявленной части индивидуальной жизненной установки. Наша наука была вызвана практической необходимостью, так как с помощью определенных знаний возможно корректировать и изменять установки людей. Таким образом, индивидуальная психология является вдвойне пророческой: она не только предсказывает, что случится, но как пророк Иоанн, она предсказывает, что случится, чтобы этого не случилось.

Стремление к цели

Индивидуальная психология как наука развивалась из настойчивого стремления постичь таинственную творческую силу жизни, силу, которая воплощается в желаний развития, борьбы, достижения, превосходства и даже компенсации поражения в одной сфере, стремлением к успеху в другой. Эта сила телеологическая: она проявляется в устремленности к цели, в которой все телесные и душевные движения производятся во взаимодействии. Таким образом, абсурдно изучать телесные движения и ментальные состояния абстрактно, безотносительно к индивидууму как целому. Абсурден, к примеру, тот факт, что в судебной психологии больше внимания уделяется преступлению, чем преступнику, ведь важен именно он, и совершенно не имеет значения, как долго мы созерцаем преступные действия: невозможно понять их преступный характер до тех пор, пока они не предстанут в качестве эпизода в жизни конкретного лица. Внешне одинаковые действия могут быть преступными в одном случае и не являться преступлением — в другом. Очень важно понять индивидуальный контекст — цель жизни человека, которая определяет направление всех его поступков и побуждений. Понимание цели жизни делает для нас возможным понимание скрытого смысла, лежащего в основе различных разрозненных действий, так как мы начинаем видеть их частями единого целого. И наоборот, мы лучше проникаем в смысл целого, когда исследуем части, при условии, конечно, что мы видим их в качестве частей этого целого.

Наш интерес к психологии развился из медицинской практики, которая обеспечила телеологический (ориентированный на цель) подход, необходимый для понимания психологических фактов. С медицинской точки зрения, все органы развиваются в направлении конечной цели: к периоду зрелости каждый из них имеет определенную форму Более того, мы обнаруживаем дополнительные усилия природы преодолеть неполноценность либо компенсировать ее развитием другого органа в случаях органических дефектов. Жизнь всегда стремится продолжаться, а жизненная сила до последнего не сдается без борьбы.

Развитие души аналогично развитию органической жизни. У каждого человека есть концепция цели или идеал, необходимый для того, чтобы добиваться больше тога, что возможно для него в актуальной жизненной ситуации, преодолевать недостатки и трудности настоящего благодаря постулированию конкретной цели будущего. Имея эту конкретную цель или намерение, человек чувствует себя в состоянии преодолеть любые проблемы, так как в нем живет его будущий успех. Без ощущения цели деятельность индивида не имел бы никакого смысла.

Совершенно очевидно, что фиксация этой цели — придание ей конкретной формы — должна происходить на раннем этапе жизни, во время формирующего периода детства. Характер прототипа или модели будущей зрелой личности начинает складываться именно в это время. Можно представить, как протекает этот процесс. Будучи слабым, ребенок чувствует свою неполноценность и находится в ситуации, которую с трудом может вынести. Однако в нем заложено стремление развиваться в направлении, определенном целью, которую он для себя выбирает. На этом этапе материал, служащий развитию, менее важен, чем сама цель, детерминирующая направление жизни. Трудно сказать, как фиксируется эта цель, однако ясно, что она существует и оказывает влияние на каждое душевное движение ребенка. Мы в самом деле знаем еще совсем немного о движущих силах, импульсах, причинах, способностях и их отсутствии в этот ранний период. Для их понимания все еще нет ключа, так как направление жизни устанавливается только после фиксации цели. Когда же мы видим направление, к которому склоняется человек, мы уже можем догадаться, какие шаги будут делаться впоследствии.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru