Пользовательский поиск

Книга Когда любовник моложе (отрывки из книги). Содержание - Лилия Гущина Когда любовник моложе (отрывки из книги) ...

Кол-во голосов: 0

Гущина Лилия

Когда любовник моложе (отрывки из книги)

Лилия Гущина

Когда любовник моложе

(отрывки из книги)

На моем плече рыдала девушка - улетел голубой шарик, ушел к другой жених. В общем, ничего нового, ничего из ряда вон. За исключением одной, но ужасно обидной и непонятной подробности - та, другая, "совсем же..."(всхлип) "уже старая..."(всхлип) " ей же..." (тройной всхлип) " уже далеко за тридцать пять!". Я пыталась утешить, как могла. Мол, ситуация, наоборот, замечательная, прямо-таки на заказ, и никакая это не подлая подножка судьбы, а как раз заботливо подстеленная ею соломка, на тот случай, который вовсе и не случай, а правило, когда лет эдак через двадцать тебе в твои собственные почти сорок покажется, что все хорошее навсегда кончилось и никакого просвета впереди нет ,кроме того, что в конце тоннеля, .и вот тогда-то сегодняшняя боль обернется надеждой., надежда обернется верой., а вера, как миленькая, куда ж ей, голубушке, деваться коли процесс пошел, обернется любовью, да такой, что ты еще спасибо скажешь и отчалившему жениху и его непотопляемой подруге. Примерно такой прогноз, в порядке бреда.

- Вот, именно, бреда - вдруг перебила меня дождливая экс-невеста и даже слегка распогодилась. О чем вы (то есть я)? Какие оборотни в соломе двадцать лет спустя? Ничего подобного она судьбе не заказывала, а заказала дорогой портнихе свадебное платье. Там по замыслу шея, там плечи. Разве в сорок бывают шея и плечи? И, видимо, представив чью-то конкретную ветошь в подвенечном топе ( уж не мою ли?), по-школьному прыснула..

В дверях моей квартиры торчала записка с лепетом и

подснежником, еще одну я добыла из тапочка. Потом из мыльницы, холодильника, кофемолки, кармана халата. И, наконец, на зеркале обильно истекало карминовой кровью ( прощай, стойкий "Макс-Фактор"№836) сердце, пронзенное стрелой. .Я посмотрела через него на ту самую "совсем же уже старую, далеко за тридцать пять" женщину, на ее конченую шею, на ее приговоренные плечи. Женщина посмотрела на меня, и мы дружно заревели...

После чего для всех нас, неизлечимых плакс и лунатичек, я села писать эту книгу. Такую же до слез жизнерадостную.

. Л. Г.

ВМЕСТО УВЕРТЮРЫ

-Сколько вам лет ?

- Мой муж восьмидесятого года рождения

- Больная, я спрашиваю, сколько лет вам?

- А я и отвечаю - муж восьмидесятого года рождения

Это было у моря, где ажурная, как вы помните, пена, в последних числах бархатного сезона, в час лирического заката, когда приличная публика отдыхает на открытых террасах, потягивая "Кинзмараули". На пустынном пляже тусовались чайки и сидел молодой человек, стилизованный под позднего Леннона, с рюкзаком, бахромой на джинсах и свежей ссадиной на щеке. Откуда-то донеслось пение. "Ни о чем не жалею, ни о чем никогда не жалею" утверждало хрипловатое контральто и не поверить ему было невозможно... Золотая нить голоса привела к балкону. На балконе стояла женщина. Она допела. Дневное светило погасло.

- Кроме любви твоей для меня нет солнца! - неожиданно для себя процитировал молодой человек.

Женщина улыбнулась и кивнула.

За балконной дверью время шуршало приливами и квитанциями, кукарекало, курлыкало, куковало, смешивало Мендельсона с Шопеном в пропорции один к двум, тикало, щелкало, звенело. Кто б его еще замечал! Рай - это отсутствие времени. Но однажды под блаженный балкон приблудило торговку благовониями. Она шаманила над ларем, извлекая коробочки и футляры, открывала их, обнажая бархатное лоно с причудливыми флаконами из стекла густых драгоценных тонов.

Какая женщина устоит?

И вот они уже ворожат на пару и тигриные тельца пчел в наркотическом обмороке валяются вокруг. Наконец, выбор сделан.

- А это никак сынок ваш будет? - вдруг ухмыльнулась торговка навстречу юному мужу. - Похож, похож.

И тут же смылась вместе с оплаченным товаром.

Любовники изумленно смотрели друг на друга и порвалась серебряная цепочка и осыпался каперс.

Женщина впервые заметила, что, действительно, годится своему спутнику в матери, и не дело им кувыркаться во влажных простынях: его ждут голенастые ангелы в роликах и плеерах, ее - чаепития с домашним вареньем на кухне в красный горох. Он же увидел перед собой даму, уже немодной модели, без тормозов, хотя и в хорошем состоянии, растаможена, торг уместен...

Дальнейшие события всем известны. Женщина повесилась на шелковом шарфе, ее партнере по томному танцу между ужином и ложем. А молодой человек ослепил себя пряжками от ее хитона, о которые столько раз укалывал пальцы, расстегивая их в спешке желания:

- Кроме любви твоей для меня нет солнца!

РАЗМЫШЛЕНИЕ ПЕРВОЕ: ЦВЕТЫ ЗАПОЗДАЛЫЕ

" 3 апреля днем на Крещатике появились две дамы в шароварах, этой сенсационной новинке в дамском мире. Вокруг них быстро образовалась большая толпа. Стали раздаваться нелестные возгласы по адресу модниц. Дамы поспешили укрыться в ближайшем подъезде, откуда отправились домой в экипажах. Из этого можно предположить, что мода быстро привьется в России. Многие, особенно мужчины, предвещают ей грандиозный успех"

( " Киевский телеграф" 1903 г. )

Возможно, я ошибаюсь и так было всегда. Просто в ханжескую эпоху моей юности ровесники старательней прятали своих пожилых, "далеко за тридцать пять" подруг. Опять же ячейка, кодекс, квартирный вопрос. Или, возможно, здоровый эгоизм молодости отсеивал информацию, как еще ненужную. Но сегодня среди моих сверстниц и дам смежного поколения неравные связи приобрели масштабы эпидемии. Почти у каждой был или есть бой-френд, в чью коляску она вполне могла заглядывать по дороге в школу. Эти романы чаще полулегальные, даже когда для конспирации нет никаких видимых причин. Их не встретишь в обнимку на улице. В зрительный зал они просачиваются на начальных титрах. В автобусной давке она не устраивается непринужденно на его коленях. Он не обнимает ее на эскалаторе. Почти тот же зажим, что и у гомосексуальных пар. Вроде не запрещено, но попробуй, расслабься, и тут же какая-нибудь тетка, мощная, как Мамаев курган, по-бэтээровски развернется всем корпусом и смачно сплюнет вслед.

Даже в нормальной компании легкая передозировка в непринужденности и приветливости обращения заставит помнить о тождестве пола или разнице лет. У традиционных сексменшинств социальная дискриминация отлита в выпуклую юридическую форму брачного табу. Здесь же нет откровенных гражданских гонений: сочетайтесь, плодитесь, устраивайте грандиозные шоу, дарите белые пароходы, навещайте в местах лишения свободы. Но кладбищенское тире всегда будет стоять между. Из ее жизни будут вычитать его жизнь и сообщать результат, как безнадежный диагноз, и всегда кухонные аналитики отыщут массу мелких утилитарных резонов в основании этого мезальянса.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru