Пользовательский поиск

Книга Из лягушек — в принцы (Вводный курс НЛП тренинга). Содержание - В ПОИСКАХ НОВЫХ ПУТЕЙ

Кол-во голосов: 0

Его мы рассмотрим завтра.

Если вы сейчас спросите тех людей, с которыми мы здесь производили изменения с целью демонстрации, то обнаружите, что они нам приписывают минимальную ответственность за происшедшее — гораздо меньшую, чем при любом виде содержательно ориентировочной терапии. Это — одно из преимуществ тайной терапии. Отношений зависимости она не создает.

Вместе с тем, наши клиенты доверяют нам, они чувствуют, что мы знаем, что делаем. Или же они могут уходить с чувством ярости на нас, но с изменениями, добиться которых они сами хотели. И, конечно мы работаем очень быстро, что снижает вероятность образования отношений зависимости.

В настоящее время в нашей частной практике, которая сильно сократилась, так как мы занялись моделированием в других областях деятельности, мы рассказываем нашим клиентам истории. Человек приходит ко мне, но я не хочу, чтобы он мне что-то рассказывал. Я просто рассказываю ему разные истории. Тут мы используем из всех полезных стереотипов только метафоры. Вы можете прочесть об этом в прекрасной книге Давида Гордона «Терапевтические метафоры». Я не должен выслушивать длинные рассказы о несчастьях клиента — я рассказываю ему очень занимательные истории, рассказы. Клиент обычно озадачен или разъярен тем, что платит мне деньги за то, чтобы выслушать анекдоты. Но нужные им изменения все равно возникают — конечно, не благодаря мне, что прекрасно.

Это другой способ уединиться, что отношений зависимости не возникает.

Вы действуете настолько скрыто, что у клиента не возникает ни малейшей мысли о том, что вы действительно делаете. Изменения же, к которым он стремиться, возникают сами по себе.

Если здесь кто-нибудь, кто был у Милтона Эриксона? Он рассказывал вам истории, верно? И через шесть, восемь или двенадцать месяцев вы обнаружили в себе изменения, которые были как-то связаны с этими историями? Мужчина: Да.

Это типичный самоотчет. Через полгода человек внезапно замечает, что он изменился, но как это получилось, он совершенно не представляет.

Потом он вспоминает о Милтоне, который рассказывал о висконсинской ферме или о чем-то еще. Когда вы были у Эриксона, переживали ли вы чувства легкой дезориентации, какого-то очарования, зачарованность его речью? Мужчина: Мне было скучно.

Милтон использует скуку как одно из самых мощных средств. Если бы он был здесь, то, вероятно, первое, что бы он сделал, это утомил бы вас до слез. Вы бы впали в полусонное состояние и оказались бы в его власти. Я сам начинаю скучать слишком быстро, поэтому эту тактику не использую. Семидесятишестилетний Милтон, сидя в своем инвалидном кресле, мало заботиться о том, сколько времени это у него занимает. И он делает это превосходно.

В течении этих двух дней мы преуспели в том, что постарались максимально загрузить ваше сознание, использовать до конца ваши сознательные ресурсы, перегрузить их. Это была наша сознательная цель, так как мы понимаем, что обучение и изменение происходит на подсознательном уровне. Мы открыто обращались и к сознанию и к подсознанию каждого из вас, чтобы ваше подсознание образовало соответствующие репрезентации, необходимые для вашего обучения. Через несколько недель или месяцев вы будете приятно удивлены тем, что в вашем поведении появилось что-то новое.

И мы хотим внушить вашему подсознанию, чтобы оно использовало естественные ресурсы сна и сновидений для того, чтобы рассмотреть каждое переживание, возникшее у вас в течении этих двух дней и выделить те вещи, которые как считает ваше подсознание, вам нужно знать и все будет происходить, пока вы будете сладко и спокойно спать, чтобы по прошествию дней, недель, месяцев, вы обнаружили, что способны делать такое, о чем не знали, что обучались этому на нашем семинаре, чтобы на подсознательном уровне постоянно возрастал и расширялся ваш репертуар реакций на людей, которые обращаются к вам за помощью…

И вы даже не будете знать, что ваши реакции возникли здесь.

Когда я последний раз видел Милтона Эриксона, он мне кое-что сказал. Пока я сидел там, напротив него, это не имело никакого смысла.

Многие из его скрытых метафор не имели для меня смысла. Но одно его высказывание я разгадывал очень долго. Милтон сказал мне: «Вы не считаете себя терапевтом, но вы — терапевт». Я ответил: «Ну, это не совсем так». Он тогда сказал: «Хорошо, давайте предположим, что вы — терапевт, который работает с людьми. Наиболее важно здесь то,… если вы претендуете на это… что надо понять… что в действительности вы не терапевт… вы просто претендуете… Но если вы будете претендовать на это действительно хорошо, то люди, с которыми вы работаете, будут претендовать на то, чтобы совершать изменения. Но они забудут о том, что они претендуют… на всю оставшуюся жизнь. Но пусть вас это не обманывает., не давайте себя одурачивать».

Потом он посмотрел на меня и сказал: «До свидания».

В ПОИСКАХ НОВЫХ ПУТЕЙ

Существует несколько организующих положений, которые мы используем для того, чтобы привести себя в состояние, необходимое для занятия терапевтическими видами деятельности. Первое положение о том, что лучше иметь выбор, ежели его не иметь. Второе положение о том, что лучше иметь подсознательный выбор. Третье — о том, что люди уже имеют ресурс, необходимый им для того, чтобы измениться, если им помочь в обеспечении доступа к этим ресурсам в соответствующем контексте. И четвертое — это положение о том, что любой и каждый фрагмент поведения имеет свою позитивную функцию в определенном контексте.

С нашей стороны было бы просто безответственно изменять поведение человека, не учитывая такое важное явление, как «вторичная выгода».

Мы полагаем, что определенный поведенческий стереотип является наиболее походящей реакцией в определенной ситуации, каким бы странным он ни казался.

Контекст или ситуация, на которую реагирует клиент на девять десятых состоит из внутреннего опыта и лишь на одну десятую — из внешнего. Таким образом, если фрагмент поведения выглядит или звучит странно для вас, то это является надежным индикатором того, что большая часть контекста, на который реагирует клиент, не доступна для вас в вашем непосредственном сенсорном опыте. Он реагирует на кого-то или что-то в его внутреннем представлении: на мать, отца, какое-то событие и т. п. Очень часто то внутреннее представление находится вне сознания.

Линда и Тамми могут подтвердить, что реакции которые они здесь при работе с нами изменили, являлись реакциями на события, которые произошли когда-то в прошлом.

Все это вряд ли удивило кого-либо из вас. Я уверен, что у каждого из вас был опыт, подтверждающий наше положение. Особенностью же нашей реакции на это положение является понимание и осознание того, что все мы являемся сходными сбалансированными организмами. Один из способов учесть эту сложность, если вы собираетесь помочь кому-то измениться, является прием, который мы называем ПЕРЕФОРМИРОВАНИЕ. Переформирование — это специфический способ контакта с определенной порцией или частью за неимением лучшего термина личности, которая или порождает или блокирует определенное поведение. Мы делаем это, чтобы найти вторичную выгоду из данного фрагмента поведения, и позаботиться о нем как об интегральной части процесса, порождающего изменения в данной области поведения.

Давайте лучше проиллюстрируем это на примере. К нам обратилась женщина, которую направил один психиатр. Она весила 145 фунтов. Она могла сбросить тот вес до нормального, но всякий раз, когда она это делала, потом непременно поправлялась снова. Избавиться от лишнего веса она могла, но сохранять нормальный вес была не в состоянии. Посредством переформирования мы поняли, что у той женщины не было той части личности, которая возражала бы против потери веса. Та же часть личности, которая заставляла ее переедать и снова набирать вес делала это для того, чтобы сохранить семью этой клиентки. Можете ли вы понять связь? Если еще нет, то я объясняю дальше. По мнению этой части личности, если бы эта женщина потеряла избыточный вес, и весила бы столько, сколько хотела весить, то она стала бы привлекательной для мужчин. Если бы она стала более привлекательной для мужчин, то они начали бы ухаживать за ней. По мнению той части личности, у этой женщины не было соответствующего ресурса, который позволил бы ей адекватно реагировать на эти ухаживания, т. е. сказать «нет». Такой части личности, которая хотела бы поддерживать избыточный вес не было. Но зато была такая часть, которая использовала избыточный вес, который позволил ей избегать ситуаций, с которыми она не могла справиться, что привело бы, по ее мнению, к разрушению семьи. Это и есть « вторичная выгода».

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru