Пользовательский поиск

Книга В защиту науки № 4. Содержание - Что такое «антинаука»? Дж. Холтон

Кол-во голосов: 0

В своей работе «Ересь эволюционизма» отец Константин пишет: «Креационисты пытаются примирить веру и науку путем пересмотра научных гипотез и осмысления экспериментальных фактов таким образом, чтобы они не противоречили Божественному Откровению» и цитирует Феофана Затворника: «Истинной и настоящей теорией может быть только та, которая согласна с христианскими истинами». Как же именно хочет примирить отец Константин науку и православное вероучение? Очень просто: «Надо признать, что нет ни одного факта, доказывающего эволюцию, ни в мире биологическом… ни в эволюции слоев земной коры, ни в эволюции звездных систем».

Меня очень позабавило утверждение Андрея Максимова: «Подавляющее большинство людей сведуще в биологии». Прошу прощения, но умение отличить кошку от собаки и козла от барана отнюдь не значит быть сведущим в биологии. Биология — обширная, сложная и очень точная область знаний, проблемы которой нельзя обсуждать на бытовом уровне. Впрочем, г-н Максимов тут же блестяще проявил свою эрудицию: «У Дарвина написано, что человек умелый превратился в Человека прямо ходящего». Андрей Маркович, надо думать, трудов Ч. Дарвинаи в руках не держал. У Дарвина это не написано и не могло быть написано, поскольку эти предковые формы человека разумного (т. е. нас с вами) были обнаружены и описаны только в XX в. Но у Дарвина (Происхождение человека и половой подбор. С.-Петербург, 1896) есть слова, над которыми стоит задуматься: «Главное заключение, к которому приводит настоящее сочинение, состоит в том, что человек произошел от какой-нибудь ниже организованной формы. Основы, на которые опирается этот вывод, никогда не поколеблются. Тот, кто не смотрит, подобно дикарю, на явления природы как на нечто бессвязное, не может думать, чтобы человек был плодом отдельного акта творения. Он должен будет признаться, что человек и млекопитающие произошли от одного общего прародителя». Сходный уровень осведомленности проявляет и г-н Шрайбер. В интервью «Российской газете» он уверенно заявляет: «…динозавры сохранились в виде ящериц, тритонов, крокодилов». Человеку, не умеющему отличить амфибий от рептилий, вряд ли стоит браться за критику биологической теории, одним из краеугольных камней которой служит сравнительная анатомия.

Апологеты креационизма вообще любят делать открытия в биологии. Автор православного учебника Общей биологии г-н Вертьянов недавно («Нескучный сад», 1.02.2008 г.) порадовал нас сообщением, что у мужчины на два ребра меньше, чем у женщины, поскольку женщина сотворена из ребра Адама. Анатомы могут рыдать и посыпать голову пеплом. Игумен Вениамин (бывший инженер) объясняет биологам, что знаменитые вьюрки, которых наблюдал Дарвин на Галапагосских островах, на самом деле относятся к одному(!) виду, на каковом основании и советует эволюционистам «быть поскромнее». Один из сторонников концепции Творения, доказывая уникальность человека, приписывает только ему способность к цветовому зрению и альтруистическому поведению и т. д.

Священник Стефан Красовицкий в издании «Православное действие» настоятельно рекомендует для изучения статью некоего д-ра Риммера «Крушение теории эволюции». Читаем: «… лошадь и осёл, как принадлежащие хотя и к различным семействам, но входящие в один и тот же вид». Может вменяемый человек тут что-нибудь понять? Только одно — у доктора Риммера явные нелады с биологической систематикой. Далее он пишет: «…теория эволюции утверждается на том ошибочном предположении, что благоприобретенные, то есть некоторые новые черты или свойства передаются дальше из поколения в поколение». На самом деле после Ламарка (1809 г.) никто (кроме печально знаменитого Т.Д. Лысенко) не говорил о наследовании благоприобретенных в течение жизни организма признаков. Теория видообразования построена на прямо противоположном явлении — передаче в ряду поколений именно наследственных изменений, которые возникают в результате мутаций на генетическом уровне и сохраняются или устраняются естественным отбором. В другом месте д-р Риммер приписывает эволюционистам собственную выдумку, что «неандертальцы уничтожили расу Кро-Маньон». Далее следует открытие: «Неандертальский Человек принадлежит к высшему типу человека». Остальная аргументация такого же уровня.

Сторонники концепции креационизма производят удручающее впечатление примитивностью своих аргументов и девственной неосведомленностью в предмете, который они обсуждают. В таких условиях научная, да и просто продуктивная дискуссия с ними становится невозможной. Вот ещё пример: отец Константин Буфеев считает, что доказательством эволюции было бы превращение одного вида в другой, происходящее у нас глазах. На нашем диспуте он говорил: «…превращение одного вида в другой, например: рыбы выметали икру, а из нее вылупились лягушки. Взять муху-дрозофилу, облучить ее и увидеть, что она перестала быть мухой, а стала слоном или стрекозой». Требование таких экстравагантных доказательств эволюции со стороны служителей церкви понятно: их мир сотворен за 6 дней 7 тыс. лет назад и им трудно понять, что результатов эволюции надо ждать миллионы лет.

Представление о всеобщей трансформации — кого угодно во всё, что угодно, — противоречит законам природы и никакого отношения к теории развития органического мира не имеет. Но наука, изучающая предметы и явления материального мира и причинно-следственные связи между ними, чудесами не занимается. Это — область богословов, где они и преуспевают.

Приведем цитаты. Василий Великий: «Земля украшается прежде Солнца, чтобы заблуждающиеся перестали поклоняться Солнцу и признавать, будто оно дает причину жизни». Амвросий Медиоланский: «Солнце не есть виновник растительности. Солнце моложе зеленого побега, моложе зеленой травы». Древним отцам церкви это простительно: они не знали слова «фотосинтез», но отца Константина Буфеева, надеюсь, учили этому в школе. Странно, однако, что отец Константин (геолог по образованию) не знает о существовании абсолютной шкалы геологического времени, охватывающего период 4,6 млрд лет, и одной из задач которой является «установить, когда появились данные организмы, сколько времени они существовали, какие у них были предки, кто стал их потомками и как они развивались» (Короновский Н.В., Хаин В.Е., Ясаманов Н.А. Историческая геология. М.: Наука, 2006). Слова отца Константина «геологи никогда не имели отношения ни к какой хронологии», произнесенные спокойным и уверенным тоном, имеют целью ввести телезрителей в заблуждение. Расчет здесь, по-видимому, на то, что среди миллионов телезрителей немного найдется людей, которые захотят проверить слова ученого-геолога, они просто поверят ему на слово.

Обработка общественного мнения с помощью псевдонаучных аргументов и просто неверных утверждений подкрепляется попытками воздействовать на эмоциональную сферу людей. Креационисты потрясают замшелыми аргументами столетней давности вроде «пильтдаунского человека» (подделка, выявленная самими антропологами) или «гесперопитека» (ошибка, также довольно скоро обнаруженная) потому, что больше за душой у них ничего нет. Однако на этом зыбком основании они позволяют себе делать заявления, что все факты, лежащие в основе современных представлений об эволюционном развитии жизни на Земле, — фальсификация и подделка.

Всё это скучно и утомительно, и на весь этот примитив не стоило бы тратить время. Однако в общественное сознание настойчиво внедряется мысль, что теория эволюции — никакая не биологическая теория, а философская концепция, призванная оправдать все насилия, совершаемые в человеческом обществе. Газета «Новые известия» (28.02.06) приводила высказывание г-на Шрайбера: «Именно теория эволюции послужила псевдонаучным оправданием самым кровавым революциям, войнам, массовым репрессиям и казням Двадцатого Века». На нашем диспуте отец Даниил Сысоев, обращаясь к публике в зале, провозгласил: «Эволюционисты бросали людей в печи Освенцима!». (К сожалению, это место было вырезано при монтаже.) Должен сказать, что ничего более недобросовестного, непристойного и безответственного я никогда не слышал. Для объяснения социальных проблем нет нужды привлекать биологию: войны и революции вызываются социально-экономическими и вытекающими из них политическими причинами. А г-ну Шрайберу, который сокрушается о том, что «теория Дарвина несет в себе скрытую асоциальную идеологию, так как применительно к жизни общества и бизнесу теория естественного отбора приводит к чрезвычайно негативным последствиям, поскольку естественный отбор предполагает жестокое отношение и уничтожение слабых», я бы посоветовал освежить в памяти такой пассаж из Библии: «И сказал Давид в тот день: всякий, убивая евусеев, пусть поражает копьем и хромых и слепых. Посему и говорится: слепой и хромой не войдут в дом (Господень)». Так что идея улучшения рода человеческого и очищения его от неполноценных сочленов не нова. Мы встречаемся с этой идеей в легенде о древней Спарте, где якобы бросали со скалы в пропасть слабых младенцев. Этой же идеей очищения пронизана и борьба с различными ересями, которыми так богата церковная история. С распространением в Европе христианской религии — религии любви к человеку — разве меньше стало войн? Не с именем ли Христа свирепствовала инквизиция, велись религиозные войны XVI — начала XVII в., уничтожившие 30 % населения Европы? Наполеон Бонапарт получил императорскую корону из рук Папы Римского, что не помешало ему в захватнических войнах уложить, по словам Лафайета, половину мужского населения Франции. Еврейские погромы в царской России устраивали не атеисты, а ревнители православия. И можно ли себе представить, что христолюбивые императоры Франц-Иосиф австрийский и Вильгельм II германский начали войну с безбожной Францией и с православным императором Николаем II только потому, что начитались книжек Дарвина? Очень сочувствую тем, кто так думает.

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru