Пользовательский поиск

Книга Психология эволюции. Страница 49

Кол-во голосов: 0

Есть только одна небольшая проблема. Этот компьютер чрезвычайно чувствителен ко всем волнам мозга. Если в ваших мыслях присутствуют хоть какие-то сомнения, он воспринимает их как негативные команды, означающие: “Не отвечай на мой вопрос”. Поэтому начинать надо с “легких” вопросов. Попросите его раскопать в архивах имя вашей школьной учительницы второго класса. (Почти все помнят имя учительницы, которая была в первом классе — вновь импринтная уязвимость, — но имя учительницы второго класса обычно напрочь забывается.)

Когда компьютер найдет вам имя вашей учительницы, попробуйте задать ему более сложный, но не очень сложный вопрос. Машину легко сбить с толку, но это не в ваших интересах. Вы хотите понять, насколько хорошо ее можно заставить работать.

Умным подходом было бы задавать вопросы по очереди, а не все сразу, так как для правильного восприятия ваших мыслей волшебным компьютером от вас требуется концентрация. Не стоит растрачивать способности вашего воображения уже на первых попытках.

После нескольких простых экспериментов вроде поиска имени учительницы вы можете перейти к более интересным программам. Подумайте о человеке, который вызывает у вас негативные чувства, такие, как злость, разочарование, ненависть, ревность или любые другие, мешающие ровной, спокойной работе вашего личного биокомпьютера. Попросите Волшебный Компьютер, чтобы он объяснил вам поведение этого человека; чтобы он поместил вас в туннель реальности этого человека на время, достаточное для понимания того, как он видит мир. Обязательно выясните, как этот человек видит вас.

Как сказал Поэт:

Ах, если б у себя могли мы
Увидеть все, что ближним зримо,
Что видит взор идущих мимо
Со стороны, —
О, как бы стали мы терпимы
И как скромны![81]

Компьютер выполнит эту работу за вас; но будьте готовы к некоторому неприятному шоку.

Этот супермозг может также толковать идеи, кажущиеся нам непонятными, парадоксальными или загадочными. Так что эксперименты с этим компьютером вполне можно начать с просьбы объяснить некоторые высказывания этой книги, которые кажутся вам необъяснимыми или извращенно-заумными — “Мы все в большей степени художники, чем отдаем себе отчет”, или “Что бы ни думал Думающий, Доказывающий это докажет”, или “Сознание и его содержимое функционально идентичны”.

Этот компьютер намного мощнее и совершеннее, чем механизм блаженства нейросоматического контура. Он имеет неограниченный доступ ко всем ранним, примитивным контурам и по приоритету превосходит любой из них. Это значит, что если вы введете в этот компьютер команду метапрограммирования, он проведет ее по всем более низким контурам и отменит выполнение всех противоречащих ей программ, начатое в прошлом. Например, попробуйте ввести в него следующие команды метапрограммирования:

1. Я управляю своим телом.

2. Я управляю своим воображением.

3. Я управляю своим будущим.

4. Мое сознание наполнено красотой и силой.

5. Мне нравятся люди, а я нравлюсь им.

Не забывайте, что этот компьютер всего на несколько десятилетий опережает современные технологии, поэтому еще не может “понять” ваши команды, если в них содержится хоть малейшая доля сомнения. Сомнение однозначно распознается им как запрет на выполнение команды. Всегда начинайте с того, во что вы твердо верите, расширяя область веры только тогда, когда полученные вами результаты позволяют перейти к более существенным изменениям ваших прошлых туннелей реальности.

В этом — суть кибернетического сознания: программист становится самопрограммистом, самометапрограммистом, метаметапрограммистом и т. д. Точно так же, как эмоциональное принуждение второго контура кажется примитивным, механическим и, наконец, глупым нейросоматическому сознанию, карты реальности третьего контура кажутся смешными, относительными и напоминающими игру метапрограммисту.

“О чем бы вы ни сказали “является”, оно на самом деле этим не является”, — бесконечно повторял семантик Кожибский на своих семинарах, стараясь объяснить, что семантические карты третьего контура не являются территориями, которые они представляют; что мы всегда можем сделать карты наших карт, пересмотр наших пересмотров, метасебя из самих себя.

“Нети, нети” (“не то, не то”), — традиционно отвечают индуистские учителя на вопрос о том, что такое “Бог” или “Реальность”.

Йоги, математики и музыканты более склонны к развитию метапрограммирующего сознания, чем остальные представители человечества. Кожибский даже утверждал, что использование математического аппарата очень полезно для развития этого контура, так как думая о вашем уме как уме и об уме, который наблюдает ум как ум, и об уме, который наблюдает ум, наблюдающий ум как ум, вы приближаетесь к пониманию сути метапрограммирования. “Алиса в Стране Чудес” — прекрасный путеводитель по контуру метапрограммирования (написанный одним из основателей математической логики), и Алистер Кроули не зря требовал его знания от всех, кто изучает йогу.

Р. Бакминстер Фуллер в своих лекциях приводит следующую иллюстрацию к контуру метапрограммирования: в сравнении с размерами вселенной мы чувствуем себя крохотными, но крохотными являются только наши тела (аппаратное обеспечение). Наш разум (программное обеспечение) содержит в себе всю вселенную в акте ее постижения.

В эволюционном плане седьмой, метапрограммирующий контур является самым молодым и располагается, по-видимому, в лобных долях головного мозга. Вот почему в индуизме традиционное упражнение по его активизации заключается в сосредоточении сознания на центре лба на часы, дни, годы, пока в вас не проснется метапрограммист и вы не начнете воспринимать-создавать бесконечные реальности на том месте, где прежде была лишь статичная, схожая с тюремной камерой “реальность”, в которой вы были заключены.

Как уже упоминалось, у гностиков этому контуру соответствует “душа” — отличная от “я”. “Я” представляется жестко фиксированным, но это не так; вашим “я” в любой момент времени является контур, который доминирует в вас в этот момент времени. Если я наведу на вас пистолет, вы сразу же перейдете к первому контуру, и он будет вашим “я” на этот момент. Но если вы ощущаете половое влечение к кому-либо, вы переходите к четвертому контуру, и он будем вашим “я” до оргастического удовлетворения этого влечения (или безнадежного разочарования). Смысл большинства вводных упражнений в суфизме и у Гурджиева заключается в том, чтобы пробудить в вас идею, что “я” не постоянно, а все время дрейфует между импринтами различных контуров.

“Душа” пятого контура постоянна, так как она, по выражению китайцев, пуста или бесформенна. Она играет все роли, которые играете вы, — орально-зависимого ребенка, эмоционального тирана, холодного рационалиста, романтического соблазнителя, нейросоматического целителя, нейрогенетического Эволюционного Провидца, — но не является ни одной из них. Она пластична. Она бесформенна, так как она — это все формы. Это — “Творящая Пустота” даосов.

Если все это начинает казаться вам чепухой, не пугайтесь: на данном уровне это неизбежно. Как замечает Льюис Морган, в книгах по лингвистике всегда есть момент, начиная с которого текст становится совершенно непонятным, превращаясь в бессмыслицу.

То же самое, по мнению Моргана, характерно и для современной математики:

Однажды мой пациент, известный математик, пытался объяснить мне теорему Гёделя, но в то время, как я воспринимал его объяснение, одобрительно кивая красоте идеи… в моей голове все это вдруг превратилось в нонсенс.

Это происходит и в лингвистике, и в математике, так как это происходит в самом сознании; язык и математика — лишь модели сознания.

вернуться

81

Роберт Бернс, “Насекомому, которое поэт увидел на шляпе нарядной дамы во время церковной службы”. — Прим. перев

42
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru