Пользовательский поиск

Книга Ледяные исполины. Содержание - Заключение. ОТ ЗНАНИЯ К НЕЗНАНИЮ

Кол-во голосов: 0

В эпоху, когда человеческая деятельность стала самой могучей геологической силой на земной поверхности, главное — сознавать, насколько мало еще мы знаем жизнь окружающей природы, законы развития биосферы и ее изменений. Ведь чтобы верно оценивать современную ситуацию и прогнозировать ее изменения, необходимы достаточно надежные и детальные сведения о предшествующих этапах, о ледниковом периоде вообще и о его последних тысячелетиях в частности. Нам надо научиться отличать естественные изменения окружающей среды от тех, которые вызваны нашей деятельностью.

Изучение антропогена как целостного явления, как эпохи взаимодействия природы и человека, становления человеческого сознания, личности в процессе трудовой деятельности и перестройки окружающей среды, — такое изучение антропогена еще только начинается.

Понимание прошлого — важнейший компонент предвидения будущего. Формально уже существует научная дисциплина, посвященная изучению всего комплекса многообразных событий, происходивших на протяжении необычайного «четырехмерного» геологического периода: антропоген-плейстоцен-ледниково-четвертичного. Однако в действительности предстоит еще очень многое осмыслить и постичь для создания обобщенной теории развития и взаимодействия природы и общества.

Мы стоим у истоков этого великого синтеза знаний.

Какой будет эта наука? Ответить трудно. Однако можно не сомневаться, что в нее будут входить геология и география антропогена.

Заключение. ОТ ЗНАНИЯ К НЕЗНАНИЮ

Мы подошли к концу своего путешествия. Начали его у камня. Валуна. А закончили всей планетой.

Такая особенность науки, посвященной ледниковому периоду, — четвертичной геологии.

Я не уверен, что четвертичную геологию правильно называть наукой. Это особая обширная область знаний, содружество многих наук — и геологических и географических. Имеются науки о ледниках и подземных льдах; о климате, реках, озерах, болотах; о вулканах и землетрясениях; о свойствах грунтов, подземных водах, происхождении рельефа, изменениях ландшафтов… Можно продолжить перечень наук, накрепко связанных с четвертичной геологией.

А еще надо непременно учесть инженерную геологию и учение о полезных ископаемых. Эти науки используют сведения из четвертичной геологии для целей строительства и поисков минеральных богатств.

Хочется еще немного сказать о практике.

За последние десятилетия люди стали особенно много строить. Для крупных сооружений необходимо очень мпого строительных материалов: песка, гравия, глины, мела и других. И не любых, скажем, песков, а определенного качества. Для этого надо хорошо знать происхождение, свойства, распределение отложений четвертичного возраста.

По-прежнему много золота, серебра, платины и других полезных ископаемых добывается из россыпей, современных и древних речных, озерных, морских осадков. Разобраться в особенностях россыпей можно только с помощью знаний, накопленных четвертичной геологией.

В районах вечной мерзлоты на территории нашей страны находится много месторождений ценнейших полезных ископаемых: нефти и газа, алмазов, золота, угля, меди, никеля, олова, минеральных удобрений… Чтобы хорошо осваивать эти богатства, надо изучать вечную мерзлоту. Ведь в ее владениях сейчас ведутся самые крупные строительные работы.

Нельзя забывать об одном драгоценном полезном ископаемом, которым богаты четвертичные отложения, — о подземных водах. Они не только требуются для питья. Но и используются в промышленности, в сельском хозяйстве.

Когда мы проводим осушительные или оросительные мероприятия, то без знания четвертичной геологии рискуем допустить немало серьезных ошибок.

Нам необходимо знать как можно лучше ледниковый период, его особенности.

Для этого прежде всего надо овладеть азбукой четвертичной геологии. Стараться понять, о чем может рассказать придорожный валун, уступ террасы вдоль берега реки, слоечек торфа или обрыв с прослоями лёсса, глины, песка…

Я написал: «нам необходимо знать». А кому — нам? Всем людям? Любознательным? Тем, кто собирается изучать геологию и географию четвертичного периода, заниматься инженерной геологией, стать строителем или проектировать различные строения?

И вообще, для чего пишутся такие вот книжки?

Постараюсь ответить на эти вопросы.

«Нам» — это прежде всего всем людям. Мы живем все вместе, на небольшом космическом острове. И всем нам необходимо очень много знать. Знания одного складываются со знаниями других. И чем больше знает каждый, тем больше знают все.

Поэтому когда один из нас узнаёт что-нибудь важное, полезное, это значит, и все мы вместе стали чуть-чуть больше знать.

Ну, а зачем учиться азбуке ледникового периода тем, кто никогда не станет геологом, географом, строителем, а выберет профессию конструктора, машиниста, физика?

Какая им-то от этого польза? Запомнят эту азбуку, а она им никогда в жизни не понадобится.

Это не совсем так. Когда школьники изучают природоведение, географию, им эти знания вполне понадобятся.

Но не обязательно на практике. Важнее польза теоретическая. И не одна польза, а сразу две.

Человек, понимающий язык природы, умнее. Ему интереснее жить. Он не просто фиксирует все подряд, как автомат, но и понимает увиденное. Продумывает жизнь камня или реки, — и не сказочную, а похожую на правду.

Это — первая польза.

Вторая польза может показаться странной. Знакомство с азбукой природы помогает знать о том, как много еще неизвестного.

Мы обычно считаем: чем человек больше знает, тем он меньше не знает. Чем больше знания, тем меньше незнание. Разве не так?

Так, да не совсем.

Представьте себе, что вы никогда не слышали о великих ледниках или вечной мерзлоте. У вас и никаких вопросов о них не возникнет. Вы и не подумаете выяснять, откуда берутся великие ледники, как они живут, какие деяния совершают? Или: что просходит с вечной мерзлотой под зданием? где найти воду среди вечной мерзлоты? как растут ледяные жилы?

Вы просто не догадаетесь о своем незнании. А если не догадаетесь, то откуда возьмутся знания? Без чужой подсказки или без своих догадок ничего не узнаешь. Начинать приходится с вопросов. А чтобы задать интересный вопрос, надо сначала кое-что знать.

…Мало ли вам попадалось камней возле дорог, на поле, на улице, под ногами? Если вы о них не задумывались, то их вроде бы и не было вовсе. Прошел мимо, увидел — и забыл. Нам о камне ничего не известно. Но мы этого не знаем, не понимаем, а потому и не задумываемся о камне.

Но вот мы обратили на него внимание. Пригляделись к нему, призадумались. И поняли, что не знаем, как он сюда попал, откуда взялся. Заинтересовались этими вопросами, попытались на них ответить. И тут сразу новые вопросы появились, да не два, а несколько. И очень трудные: о ледниках, террасах, древних животных, изменениях климата…

Так и пошло: ответишь на один вопрос, появляются новые. Чем больше знаешь, тем больше замечаешь. И понимаешь, как много еще неизвестного.

Так происходит в науке всегда. С каждым из нас так происходит. Чем больше знания, тем больше незнание, тем больше возникает непонятных вопросов и проблем, которых прежде не замечал.

Когда человек доволен своими знаниями, не желает знать больше, считает, что ему все понятно, значит он, скорее всего, или очень мало знает или не умеет сомневаться. Он уже не сможет стать умнее. Он и так всем удовлетворен.

Если бы Колумба удовлетворяло то, что было известно, он бы не открыл Америку. Он бы жил себе спокойно и плавал по известным морским маршрутам.

Если бы Кропоткина удовлетворяло то, что было известно о валунах, песчаных грядах, царапинах на скалах, он бы не создал учения о ледниковом периоде. Работал бы спокойно в Географическом обществе, служил и уж вовсе не стал бы революционером.

Чем человек больше знает, тем больше он открывает для себя нового.

Тот, кто знает особенно много, способен открыть новое не только для себя, но и для всех людей.

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru