Пользовательский поиск

Книга Атлантиды ищите на шельфе. Содержание - На дне Которской бухты и залива Брено

Кол-во голосов: 0

Коса – так назывался порт римлян, заложенный на берегу Тирренского моря, примерно в 140 километрах от Рима. Он стоял на скалистом побережье, защищенном полуостровом Аргентарио, имея, таким образом, прикрытие от нападения врагов и свирепых зимних шквалов. Раскопки этого порта начались в 1948 году. Были открыты многочисленные склады, акведуки, портовые сооружения, выбитые в скале, каменоломни, где добывали камень для построек. Но раскопки на суше ничего не могли сказать об устройстве порта – и поиск был перенесен под воду.

Применить эхозондирование дна не удалось: слишком была мала глубина (порядка метра), акустические волны давали смазанную картину затопленных портовых сооружений. Тогда провели аэрофотосъемку, и она позволила обнаружить волнолом древнего порта. В 1969 году начались его раскопки под водой. На дне моря удалось найти 50-метровый проход в волноломе и канал, связывавший гавань с открытым морем. Изучение порта Коса показало, что его строители не только использовали естественные условия (таковы все древнейшие порты мира), но и искусственно изменяли береговую линию, чтобы обеспечить безопасность кораблей и облегчить выгрузку товаров.

С помощью помпы, специально сконструированных кессонов, зондируя дно особым устройством в виде щупа, археологам-подводникам удалось извлечь из песка предметы и обломки керамики, которые позволили датировать время строительства порта, просуществовавшего несколько веков: это был I век до н. э.

В 1959 году итальянские аквалангисты сообщили о находке на дне Тирренского моря, в 60 километрах от устья реки Тибр, остатков мощеной дороги и руин зданий – развалин двух портов этрусков. Еще раньше, в 30-х годах, археологи обнаружили, что остатки знаменитого античного курорта Байи, расположенного чуть западнее Неаполя на берегу Неаполитанского залива, надо искать не только в земле, но и под водой.

«… Ничто не сравнится со взморьем милой Байи», – писал Гораций, восхищенный чудесным климатом и красотой здешних мест. Знатные римляне и богачи построили в Байе дворцы и виллы, украшенные фресками, скульптурами, драгоценной утварью. Раскопки в земле позволили найти руины этих зданий, статуи, предметы быта. В 1930 году на дно бухты Поццуоли, возле Байи, опустились водолазы, чтобы проверить рассказы местных рыбаков о каких-то колоннах и стенах под водой. Действительно, на дне морском оказались и колонны, и стены, и античные статуи. Но вести раскопки было очень трудно из-за мутной воды в бухте и громоздкого водолазного оборудования.

В 1958 году уже упоминавшийся нами Раймондо Бухер, аквалангист из Неаполя, привлек внимание к затонувшему городу, опубликовав репортаж, иллюстрированный снимками, которые он сделал под водой. На следующий год на дне бухты Поццуоли начал раскопки профессор Нино Ламболья, один из пионеров подводной археологии. Вернее, не раскопки, а лишь предварительную разведку, ибо для тщательных исследований руины Байи – остатки вилл, украшенных мозаичными полами, мощеную дорогу, массивные стены – необходимо очистить от огромных масс ила, накопившегося за две тысячи лет. Руины эти погружены на глубину до 10 метров, а вода в бухте мутная. Вот почему Ламболья во время своих изысканий разбил территорию затопленной Байи на квадраты с помощью буев, поставленных на якоря и расположенных в интервале 100 метров друг от друга. Получилось 24 квадрата – 24 условных района для раскопок. Но раскопки эти еще впереди – на них нет пока что средств.

Каким образом оказался на глубине, достигающей 10 метров, город-курорт, где отдыхали Юлий Цезарь и другие прославленные римляне вплоть до начала нашей эры? Ясно, что повышение уровня Мирового океана из-за таянья ледников здесь ни при чем, и мы имеем дело с опусканием земной коры, гибелью последних остатков Тиррениды. Но картина далеко не так проста, как казалась вначале.

В середине XVIII столетия внимание ученых привлек стоящий на берегу Неаполитанского залива величественный храм Юпитера Сераписа. Его мраморный пол и колонны высотой до шести метров оказались источены моллюсками, живущими только в морской воде. Ясно, что когда-то колонны покрывала вода, то есть в этом районе происходило опускание почвы. А затем храм снова «вынырнул» и оказался на суше. Основоположник современной геологии Чарлз Лайель специально прибыл в Поццуоли, чтобы детально изучить это явление. Во II веке н. э. храм стоял на суше, затем, к XIII столетию, море почти целиком поглотило его. Потом началось поднятие затопленной суши, из воды вышли колонны и пол храма, и только древняя дорога, ведущая к нему, да каменные блоки причала Поццуоли остались под водой. Однако после этого произошло новое опускание суши: во времена Лайеля основание колонн было скрыто слоем воды толщиной в 30 сантиметров. Полвека спустя толщину слоя воды измерили снова, она оказалась равной 65 сантиметрам. В начале нашего столетия глубина воды достигла двух метров, а в середине века – двух с половиной метров.

Лайель считал, что руины храма Юпитера Сераписа и Поццуоли – наглядная иллюстрация его теории, согласно которой земная кора то опускается, то поднимается и море то наступает на сушу, то отступает, но все это происходит медленно, плавно, без катастроф, в течение столетий и тысячелетий. Однако в 1972 году появилось сообщение о том, что на дне бухты Поццуоли на глубине 6 метров сфотографированы громадные галереи и храм с колоннами, имеющий длину 50 метров. Дно усеяно обломками разбитых статуй, относящихся к эпохе императора Траяна, правившего на рубеже I и II веков н. э. За истекшие века их должен был покрыть толстый слой ила, подобный тому, какой покрывает руины затопленной части Байи. Однако ила здесь нет – скорее всего, он был сброшен в результате землетрясения, произошедшего в этом районе несколько десятков лет назад. А еще раньше опускание суши привело к тому, что колонны и статуи оказались на дне Неаполитанского залива.

Но почему колонны и храм под водой хорошо сохранились, если они оказались на дне в результате мощного землетрясения? Может быть, опускание испытал целый блок земной коры, огромная плита, на которой стояли постройки? Отчего же расположенный не так уж далеко от этого затонувшего сооружения храм Юпитера Сераписа испытывал то опускание, то поднятие, то вновь опускание? И почему оказались на 10-метровой глубине постройки Байи, также не поврежденные землетрясением? Не связано ли ее затопление с извержением Везувия, погубившим в августе 79 года Помпеи, Геркуланум и Стабию?

На эти вопросы, связанные с гибелью Тиррениды, начавшейся миллионы лет назад и завершившейся уже в нашей эре, следует ждать ответа от детальных подводно-археологических исследований на дне Тирренского моря и его заливов.

У африканских берегов

В центре Средиземноморья находилась еще одна затонувшая земля – Тритонида, ныне ставшая шельфом, окаймляющим берега Туниса, и названная так по названию легендарного «озера Тритонов», находившегося в Северной Африке. Осколком ее является остров Джерба в заливе Габес. Вблизи острова обнаружены остатки колонн, арок и мостов, причем архитектурный стиль сооружений не римский и не греческий, а напоминает стиль жителей острова Крит. Возможно, здесь был порт владык Средиземноморья, построенный около четырех тысяч лет назад, а ныне ушедший под воду.

Известно, что римский сенатор Катон все свои речи, независимо от их тематики, заканчивал фразой: «Кроме того, я полагаю, что Карфаген должен быть разрушен». Действительно, после долгих кровопролитных войн, шедших с переменным успехом, создав мощный военный флот, Рим одержал победу над Карфагеном. Город Карфаген был разрушен, на его месте плугом была вспахана борозда как символ того, что отныне тут никогда больше не будет города. Но Карфаген возродился, потом снова пришел в упадок. А ныне его величественными руинами любуются туристы, прибывающие в Тунис со всех концов света.

Естественно, что Карфаген издавна привлекал внимание археологов. В последние же годы начались его раскопки и под водой. Проводили их британские ученые под эгидой ЮНЕСКО. Они исследовали порт Карфагена, большая часть которого скрыта слоем воды порядка полутора-двух метров. Аквалангисты нашли два затопленных мола, отстоящие друг от друга на 400 метров, а со дна подняли множество обломков керамики – и карфагенской, и финикийской, и античной, и арабской.

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru