Пользовательский поиск

Книга Атлантиды ищите на шельфе. Содержание - Трагедия в заливе Таранто

Кол-во голосов: 0

Земля Санникова

О Земле Санникова знают многие миллионы людей, читавших научно-фантастический роман академика В. А. Обручева «Земля Санникова» или видевших снятый по этому роману фильм. Имя Санникова, помимо легендарной земли, носят пролив между Ляховскими островами и островами Анжу, река на одном из островов Новосибирского архипелага, полярная станция на острове Котельный и мелководная банка в Восточно-Сибирском море. Яков Санников, промышленник и исследователь, сделал самый большой вклад в изучение Новосибирских островов.

В 1805 году, во время летовки на острове Котельном, Санников видел к северу от него высокие горы неведомой земли. В следующем году он заметил с «Высокого мыса» еще одну землю, точнее, «синеву», говорящую о том, что где-то на северо-северо-востоке должна быть суша. Когда в 1810 году Геденштром приехал описывать острова Новосибирского архипелага, Санников сообщил ему, что с северо-западного берега острова Котельный «в примерном расстоянии 70 верст видны высокие каменные горы». Синеву, «совершенно похожую на отдаленную землю», видел и сам Геденштром, стоя на Каменном мысу острова Новая Сибирь. Геденштром отправился к этой земле по льду, но огромная полынья помешала ему, и в зрительную трубу он смог только различить «белый яр, изрытый множеством ручьев». Но на следующий день оказалось, что это не земля, а «гряда высочайших ледяных громад».

В 1811 году Санников открыл низменную Землю Бунге, которую прежде считали проливом между островами Котельный и Фаддеевский. А с мыса последнего он увидел сушу с высокими горами. Добраться до этой земли ему, как и Геденштрому, помешала великая полынья Восточно-Сибирского моря. Санников полагал, что до этой земли ему оставалось пройти каких-то два десятка верст.

Составляя карту островов Новосибирского архипелага, М. М. Геденштром нанес на нее землю к северу от островов Фаддеевского, а также еще одну землю к северо-западу от острова Котельный. В «Ученых записках» за 1818 год академик П. С. Паллас писал об «обширной земле, на которую редко ездят и не знают, в которую сторону и далеко ли она простирается», и предположил даже, что «может быть, она и есть продолжение матерой земли Америки». Сибирский губернатор Михаил Михайлович Сперанский решил, что в этой части Ледовитого моря «могут состоять новые открытия», и в силу этого «надлежит не оставлять сего предприятия без крайних и непреодолимых препятствий».

Вот почему на проверку сведений Санникова и Геденштрома была направлена экспедиция под началом лейтенанта (впоследствии адмирала) Петра Федоровича Анжу. За два года, с 1821 по 1823, экспедиция Анжу описала северное побережье Сибири между реками Оленек и Индигирка и Новосибирский архипелаг. Сам Анжу прошел зимой на собаках около 10 тысяч километров, а летом на лошадях или с помощью лодок преодолел около четырех тысяч километров. Им был открыт небольшой остров Фигурина и северный берег острова Котельный. Никаких земель в океане к северу от последнего лейтенант Анжу не увидел. Тогда он двинулся по льду на северо-запад, прошел свыше 40 верст, но и ему преградила путь все та же огромная полынья, что мешала Санникову и Геденштрому.

Земли, однако, видно не было. И Анжу решил, что Яков Санников видел лишь «туман, похожий на землю».

Зато с северо-западного мыса острова Фаддеевский Анжу, как и Санников, различил синеву, «совершенно подобную видимой отдаленной земле». Четко виднелись и следы оленей, которые ушли по направлению к этой синеве. Но и на сей раз полынья преградила путь исследователям.

В 1881 году, спустя шестьдесят лет после Анжу, экипаж американского судна «Жаннетты», дрейфующего во льдах, обнаружил три острова к северо-востоку от Новосибирского архипелага, получивших названия Генриетты, Жаннетты и остров Беннетта. А вслед за тем ученый секретарь Русского географического общества А. В. Григорьев высказал мысль, что эти острова и есть те «земли», что видели Санников и Геденштром с острова Новая Сибирь. И если Санников не ошибался, говоря о землях, лежащих к северо-востоку от островов Фаддеевского и Новая Сибирь, то, быть может, он был прав, когда сообщил о земле, лежащей к северо-западу от северной оконечности острова Котельный? И на карты надо вновь нанести пунктир и написать на нем «Земля Санникова»?

В 1885 году на Новосибирские острова отправилась научная экспедиция, в которую входил талантливый русский ученый Э. В. Толль. Стоя на северном берегу острова Котельный, он увидел «ясные контуры четырех столовых гор с прилегающим к ним на востоке низким остроконечием». Земля видна была так четко, что Толль определил расстояние до нее в 150 километров и пришел к выводу, что она подобна гористым островам Земли Франца-Иосифа, базальтам острова Беннета и столбам мыса Святой Нос на материке, если смотреть на них с острова Большой Ляховский. В 1893 году, вновь побывав на Новосибирских островах, Толль записал рассказы охотников на песцов и собирателей мамонтовой кости, которые говорили о неизвестной земле, видимой с острова Котельный.

Толль представляет в Академию наук план экспедиции, главной целью которой являются поиски Земли Санникова, «еще никогда и никем не посещенной суши». В два часа пополудни 21 июня 1900 года от 17-й линии Васильевского острова отчаливает судно «Заря», на борту которого находятся 19 человек с запасом продовольствия на три года. «Экспедиция, которую я так долго подготовлял, началась! – записал в тот день Толль в свой дневник. – Началась. Разве это подходящее слово? Когда же было начало? Было ли оно в 1886 году когда я видел Землю Санникова, или в 1893 году, когда я на Новосибирском острове Котельном, мечтая о Земле Санникова, собирался отдаться своему желанию и достичь этой земли на собачьих упряжках? Было ли начало после первого опубликования моего плана в 1896 году, или когда я с судна „Ермак“ подал рапорт великому князю Константину? Когда же было начало?»

Осенью 1900 года «Заре» пришлось зазимовать у берегов Таймыра. В дневнике Толль не раз досадовал на Анжу, который всего лишь десяток миль прошел по оленным следам, видимо, ведущим от острова Фаддеевского на север (правда, местные жители утверждали, что олени ищут на льду соль, а вовсе не идут к неведомой земле). Лишь в августе 1901 года «Заря» смогла взять курс к Новосибирским островам, но, дойдя почти до 80 градуса северной широты, из-за непроходимых льдов вынуждена была повернуть к югу. «Малые глубины говорили о близости земли, – записывал Толль в дневнике, – но до настоящего времени ее не видно.» Туманы же были настолько плотными, что «можно было десять раз пройти мимо Земли Санникова, не заметив ее», ибо «как будто злой полярный волшебник дразнил нас». Экспедиции пришлось вновь зимовать, на этот раз – на острове Котельном. Ранней весной, когда «Заря» еще находилась в ледовом плену, три члена экспедиции направились на остров Новая Сибирь, а оттуда, в декабре 1902 года, вернулись на материк. Сам же Толль с астрономом Зеебергом и двумя промышленниками пошел по льду от острова Котельный к острову Фаддеевский, оттуда добрался до мыса Высокий на острове Новая Сибирь и наконец остановился на острове Беннета. Осенью, когда море освободится ото льдов, Толля и его спутников должна была снять с этого острова «Заря».

Принявший командование «Зарей» лейтенант Ф. А. Матисен имел четкую инструкцию от Толля: «Что касается указаний относительно Вашей задачи снять меня с партией с острова Беннета, то напомню только известное Вам правило, что всегда следует хранить за собой свободу действия судна в окружающих его льдах, так как потеря свободы движения судна лишает Вас возможности выполнить эту задачу. Предел времени, когда Вы можете отказаться от дальнейших стараний снять меня с острова Беннетта, определяется тем моментом, когда на „Заре“ израсходован весь запас топлива до 15 тонн угля». Группа, исследовавшая остров Новая Сибирь, вернулась на материк в декабре 1902 года. А весной следующего, 1903, года начались поиски Толля и его спутников.

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru