Пользовательский поиск

Книга Экспорт революции. Ющенко, Саакашвили.... Содержание - Глава 22. Отношение к «оранжевой» революции на левом фланге

Кол-во голосов: 0

Прогноз интересный. Жаль только, что требование «никаких революций!» может прозвучать неубедительно для Сороса и «Freedom House”. Да и к чему такой тоталитаризм мышления – «любой ценой!» Как это любой? Всегда есть верхний предел цены, которую общество готово платить за благо прожить без революции.

Автор этого прогноза сделал упор на тех элементах и связях системы нашего кризиса, к которым патриотические политики стараются не привлекать внимания. Но это не значит, что их не видят и не учитывают. Представленная в прогнозе практическая программа «искреннего» правительства патриотов – полезная гротескная карикатура. Трудно согласиться и с утверждением, что «никакой “скамейки запасных” у новой власти нет». Положение отличается от 1917 г. тем, что все подсистемы общества еще наполнены образованными опытными кадрами, а также тем, что кризис еще не расколол государственный аппарат на воюющие классы. Саботаж «тысяч чиновников», сидящих на крючке у «оранжевых кураторов» может быть нейтрализован сравнительно легко.

А главное, эти «оранжевые кураторы» ни за что не позволят ни нынешней власти, ни своим подопечным устроить такой рискованный эксперимент – отдать в РФ на пару месяцев власть патриотическому правительству. Слишком большой риск. Они больно обожглись со Сталиным, и такой ошибки больше не повторится. Мы пойдем другим путем.

Глава 22. Отношение к «оранжевой» революции на левом фланге

В нынешней структуре политических партий и движений, которая была сформирована на исходе перестройки и в первой половине 90-х годов, основным ядром «левого» фланга, отвергающего программу рыночных реформ и превращение РФ в периферийную зону западного капитализма, является КПРФ и союзные с ней организации333. Другим ядром, для идеологических установок которого характерно значительное расхождение с КПРФ, является немногочисленный, но активный конгломерат ортодоксальных марксистов, троцкистов, «антиглобалистов» и радикальных молодежных организаций (например, Национал-большевистская партия).

От позиции левых во многом зависят программные лозунги тех массовых протестов, которые в случае развертывания «оранжевой» революции в РФ мобилизуют необходимую для нее уличную массовку. В настоящее время во всех левых организациях ведется работа по выработке позиции относительно назревающей «оранжевой» революции. Ситуация здесь меняется, приводимые здесь данные, скорее всего, к моменту выхода книги устареют. Однако важна не только выработанная на закрытых совещаниях и переговорах конъюнктурная позиция, но и само видение проблемы у лидеров разных движений, их логика в обсуждении той угрозы, перед которой оказалась государственность РФ.

Рассмотрим с этой точки зрения заявления ряда политиков и левых интеллектуалов. Вот выдержки из интервью Г.А.Зюганова (председателя президиума ЦК КПРФ), данного газете «Утро». Репортер задает вопрос: «Насколько вероятно, что сценарий „оранжевой“, „каштановой“, „ситцевой“ или иной революции воплотится в России? Может ли сложившаяся в стране ситуация привести к народному восстанию?»

Вопрос или двусмысленный или очевидно неверный. Можно подумать, что сотрудник левой газеты ставит знак равенства между «оранжевой» революцией и народным восстанием. Однако Зюганов как будто не замечает этого противоречия и дает ответ – или неопределенный, или неверный, как и вопрос: «Это может случиться в любое время… У нас сегодня все предпосылки для этого есть. Но у нас не будет „оранжевой“ революции, у нас будет скорее „желто-коричневая“.

Судя по всему, различия между «оранжевой» революцией и «народным восстанием» руководитель КПРФ не видит – «это может случиться». Далее следует замечание, которое с трудом поддается толкованию – у нас революция будет не «оранжевая», а «желто-коричневая». Что это значит, на что намек? Кто в РФ «желтый», кто «коричневый»? КПРФ решила поддержать раскрутку большого идеологического мифа о российском «фашизме»? Но главное, из этого туманного афоризма вытекает, что Зюганов не принимает понятия «оранжевой» революции как обозначения вполне определенного типа программ по замене власти и государственности – при том, что обсуждение сущности этих программ в течение четырех месяцев было главной темой дебатов в политологии. Чем вызван этот отход от вполне однозначного понятия?

Далее Зюганов выражает скептицизм в отношении благотворного воздействия «оранжевых» революций на жизнь простого народа: «Если придут Греф с Чубайсом, вы думаете, будет лучше? Поэтому, организовывая акции протеста, я выступаю как раз за то, чтобы было сформировано очень грамотное и способное руководство, которое поддержит производство, малый и средний бизнес, создаст условия для хорошей работы всех форм собственности. Правительство, которое будет понимать, что XXI век – это век науки и образования, и приоритетными для него будут наука, образование и культура; которое знает, что государство должно гарантировать каждому прожиточный минимум, крышу над головой и качественные знания, тогда можно спокойно думать и развиваться».

Это – явный уход от проблемы. Разве «оранжевая» революция в РФ нужна, чтобы пришли Греф с Чубайсом? Зачем им приходить, они и так здесь. И разве в момент революции акции протеста могут быть направлены на «формирование очень грамотного и способного руководства»? Революции меняют вектор исторического развития, меняют тип государственности и цивилизационную идентичность. Какой средний бизнес, какая «каждому крыша над головой»! Не об этом же речь. Что можно понять из этого ответа об отношении КПРФ к угрозе «оранжевой» революции?

В конце беседы нестыковки в понятиях достигают крайности. Репортер спрашивает: «Если не Греф и не Чубайс, то кто в результате возможной революции может прийти на смену нынешней власти и поднять страну?» Таким образом, газета «Утро» все же исходит из предположения, что «оранжевая» революция, направленная на «смену нынешней власти», призвана «поднять страну». И если «поднять страну» придет не Греф и не Чубайс, то кто же?

Зюганов отвечает, просто игнорируя этот нелепый вопрос: «Мы заинтересованы в том, чтобы правительство было коалиционное, левоцентристского толка. В стране много грамотных людей… России нужен сильный, опытный хозяйственник-управленец, человек, знающий, что такое зима и коммуналка, понимающий транспортные артерии России, прекрасно чувствующий науку и образование, а также национально-территориальную специфику России».

Ясно, что ответ неадекватен вопросу, и руководитель КПРФ просто предпочел уйти от того, чтобы ясно высказать свой прогноз исхода «оранжевой» революции в РФ – его же спрашивали не о том, в чем заинтересовано руководство КПРФ, а кто реально сможет прийти к власти. Походя и вскользь Зюганов опять высказал тезис о том, что суть исторического выбора, перед которым оказалась Россия, заключается в том, опытный ли хозяйственник-управленец стоит у власти и хорошо ли он понимает транспортные артерии России.

Более подробно изложили установки КПРФ в отношении «оранжевой» революции директор близкого к партии Центра исследований политической культуры России С.Васильцов и его заместитель С.Обухов334.

Первый их тезис является методологически неприемлемым, он ставит под сомнение добросовестность любого суждения по сути проблема: «Угроза „оранжевой смуты“ буквально на наших глазах превращается в орудие тотального морально-политического шантажа, используемого чуть ли не всеми против всех». Что это значит? Вы считаете, что такой угрозы не существует, есть только шантаж ею (причем «тотальный»)? Так и скажите. Этот прием широко использовал Горбачев, затыкая рот оппонентам во время перестройки: «Товарищи нагнетают… Нам подбрасывают…» Известно, к чему это привело.

При этом данный тезис о шантаже, поставленный в самое начало доклада, противоречит буквально следующему параграфу – о сути «оранжевых» революций. Суть эта видится так: «Цель – передача основных экономических ресурсов России непосредственно в руки западных ТНК, без „туземных“ посредников и управляющих. Иначе говоря, взят курс на прямое иностранное управление российской экономикой… Мало того, становится ненужным и опасным само нынешнее население России, как историческая данность. Укорененное в эту землю и обладающее пусть даже порушенными, но сохраняющимися моральными, этическими, историческими ценностями и ориентирами, оно остается для Запада вечной угрозой». Но если это так, то при чем здесь обвинение в шантаже? Или аналитики КПРФ тоже зря пугают жителей РФ?

115
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru