Пользовательский поиск

Книга Экспорт революции. Ющенко, Саакашвили.... Содержание - Глава 20. Социальная база “оранжевой революции” в РФ

Кол-во голосов: 0

Глава 20. Социальная база “оранжевой революции” в РФ

Для “оранжевых революций” не обязательно иметь полноценную социальную базу. Эти революции организуются по принципу вируса, который внедряет в клетку свою информационную программу, заставляющую массивные части клетки действовать по ее команде. Функцию “вируса” в “оранжевой революции” могут играть маргинальные общественные группы или организации. Они лишь должны быть снабжены финансами, технологиями и господством в СМИ, чтобы организовать политический спектакль, превращающий зрителей в очарованную толпу. Эту комбинацию организованных маргиналов и поддержавшей их толпы и будем условно называть социальной базой “оранжевой революции”.

Такие активные маргинальные группы и такие склонные поддержать их массы имеются в трех главных столицах РФ – Москве, Петербурге и Екатеринбурге – и больших городах. Постановка спектакля “оранжевой революции” даже в этих трех городах достаточна, чтобы осуществить перехват власти – разумеется, при условии, если ее сопротивление будет фиктивным. Никакого “ополчения” посадских людей, как во времена Кузьмы Минина, в настоящий момент для защиты команды В.В.Путина не возникнет.

“Революционный авангард” для свержения нынешней властной верхушки РФ составляют три группы:

– космополитическая часть новых крупных собственников, претендующих на принадлежность к глобальной элите и на выполнение функции смотрителя за богатствами России как сырьевого придатка Запада;

– часть либеральной западнической интеллигенции, которая охвачена страхом перед опасностью возрождения недобитой “империи зла”;

– часть бюрократической элиты РФ, в особенности ее «региональные кланы», теряющие свои позиции при укреплении государственности и центральной власти.

Все эти группы действительно понесут тяжелый ущерб, если нынешняя властная верхушка не справится с задачей блокировать тенденцию к восстановлению и укреплению российской государственности, а вслед за этим и “империи”. Судя по многим признакам, они уже пришли к выводу, что В.В.Путин и его окружение с этой задачей не справляются, а возможно, даже потворствуют указанной тенденции. Об этом и говорит пропагандистская кампания в мировых СМИ, о которой шла речь выше.

Для всех этих групп признаком опасности стало нарастающее пристутствие в правящей верхушке РФ “силовиков” («чекистов»), а также проявление ими пусть не принципиальных, но символических знаков государственного инстинкта. И собственники-космополиты, и интеллигенты-западники не примирились даже с теми шагами режима В.В.Путина, которые были просто необходимы для стабилизации власти при том откате массового сознания, что произошел после 1998 г. Это видно из того, как болезненно они отнеслись к “выдавливанию” с телевидения Гусинского (конфликт с НТВ) и к “делу ЮКОСа”. Оба эти шага власти не угрожали ни собственности олигархов в целом, на засилью западников (и даже открытых русофобов) в СМИ. Но эти разумные (с точки зрения интересов самих олигархов и западников) меры не были приняты и прощены.

Три указанные группы имеют достаточные финансовые средства, административные ресурсы и кадровый потенциал для того, чтобы организовать в РФ большой политический спектакль, даже с феерическими эффектами “терроризма по заказу” – если на то будет согласие Запада и участие его спецслужб и политиков.

Насколько вескими являются признаки заинтересованности указанных трех групп в осуществлении «оранжевой» революции в РФ? Итак, первая группа – космополитическая часть крупного капитала. Вспомним ее происхождение, генезис.

Крупный российский капитал, верхушку которого представляют так называемые «олигархи», был создан в ходе программы приватизации через залоговые аукционы (1995 г.). Эта программа стала важным шагом в углублении коррупции властной верхушки и огосударствлении преступного мира. Сам А.Чубайс говорил о залоговых аукционах так: “Что такое залоговые аукционы 95-го года? Это было формирование крупного российского капитала искусственным способом. Далеко не безупречным… Мы действительно получили искажение равных правил игры, давление на правительство с целью получить индивидуальные преимущества, к сожалению, нередко успешное. Получили мощную силу, зачастую ни во что не ставящую государство”289.

Е.Ясин, влиятельный идеолог и политик российского “олигархического капитализма”, раскрывает смысл залоговых аукционов и их связь с политикой: “Ельцин нарушил тогдашнюю конституцию, то есть прибег к государственному перевороту. Это позволило удержать курс на реформы… Единственным социальным слоем, готовым тогда поддержать Ельцина, был крупный бизнес. За свои услуги он хотел получить лакомые куски государственной собственности. Кроме того, они хотели прямо влиять на политику. Так появились олигархи”290.

Лауреат Нобелевской премии по экономике Дж.Стиглиц говорит о технологической стороне этой программы: “Наиболее вопиющим примером плохой приватизации является программа займов под залог акций. В 1995 г. правительство, вместо того чтобы занять необходимые ему средства в Центральном банке, обратились к частным банкам. Многие из этих банков принадлежали друзьям членов правительства, которое выдавало им лицензии на право занятия банковским делом. В среде с очень слабым регулированием банков эти лицензии были фактически разрешением на эмиссию денег, чтобы давать их взаймы самим себе или своим друзьям, или государству.

По условиям займов государство давало в залог акции своих предприятий. А потом вдруг – ах, какой сюрприз! – государство оказалось неплатежеспособным, и частные банки оказались собственниками этих предприятий путем операции, которая может рассматриваться как фиктивная продажа (хотя правительство осуществляло ее в замаскированном виде “аукционов”); в итоге несколько олигархов мгновенно стали миллиардерами. Эта приватизация была политически незаконной. И тот факт, что они не имели законных прав собственности, заставлял олигархов еще более поспешно выводить свои фонды за пределы страны, чтобы успеть до того, как придет к власти новое правительство, которое может попытаться оспорить приватизацию или подорвать их позиции”291.

Таким образом, значительная часть возникших в середине 90-х годов крупных собственников не была ориентирована на восстановление и даже поддержание производства. Она в больших размерах вывозила капиталы, подрывая и так резко ослабленный экономический потенциал РФ. Сращивание высшего чиновничества с этими «капиталистами» создавало крайне коррумпированную среду, обладавшую очень большими ресурсами, которая становилась теневой властью в государстве. Когда президентом стал В.В.Путин, конфликт между властью и этой средой стал неминуем. Подготовка к нему заняла три года, а в 2003 г. он вступил в открытую фазу, выразившись в аресте самого богатого и энергичного «олигарха» – М.Ходорковского.

Независимо от реальных мотивов и расчетов власти, дело ЮКОСа вызвало большой резонанс и вызвало большую тревогу в среде крупных собственников. Действительно, из этого дела очень трудно выйти. Н. Иванов пишет: «Если ЮКОС и „группа Ходорковского“ – единичные явления в остальном безоблачного российского инвестиционного ландшафта, то налицо будет вопиющая несправедливость. Ни компания, ни „группа“ не выделялись из среды себе подобных в худшую сторону, а потому их эксклюзивное преследование будет означать преследование по политическим мотивам, о чем, собственно, и говорили защитники Ходорковского с самого начала. Их голословные обвинения в адрес власти станут фактом. А если с теми же мерками подходить к остальным олигархам и олигархическим группам, то что вообще от российского инвестиционного ландшафта останется – одно только национальное достояние?»292

104
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru