Пользовательский поиск

Книга Экспорт революции. Ющенко, Саакашвили.... Содержание - Глава 19. Монетизация льгот – активизация «мины недовольства»

Кол-во голосов: 0

Понимая все это, потирают руки идеологи «оранжевой» революции в РФ – вот они, объективные предпосылки. Б. Березовский даже сочувствует патриотам: «Все, что происходит на постсоветском пространстве, – неизбежность… Когда он [Путин] пришел к власти, была огромная система ожиданий у так называемых патриотов. Тех, кто хотел видеть Россию сильной, возрождающейся империей, с русскими как титульной нацией во главе. И вот эта идея, казалось, могла быть реализована молодым, энергичным на вид товарищем Путиным. Но он не сделал Россию великой, он не стал собирателем земель русских и уж тем более советских. Вместо этого он говорит про „вертикаль власти“, „диктатуру закона“. За этим скрывается незнание процессов, которые идут в реальности»275.

Недовольство нарастает потому, что в сознании людей происходит важный слом. В.В.Путин был символом, и все терпеливо ждали, что под прикрытием этого символа власть будет трудиться над созданием действительной силы, которая и позволит государству выполнить свою миссию. А через пять лет выясняется, что ничего за этим символом нет – власть не трудилась, а занималась интригами и переделом остатков собственности. И символ стал рушиться. Социолог Б.Дубин из ВЦИОМ говорит: “Путин играет роль сегодняшнего общего символа. Для людей такая фигура важна с точки зрения психотерапевтической: местные власти могут безобразничать, но есть ОН, который в случае чего, может быть, все-таки наведет порядок. В 2000 году на это надеялось более 70% населения, сегодня Путин не собирает и 60%, при том что имеет высокий уровень доверия и поддержки. Но доверие и поддержка все менее обозначают надежды, за ними стоит безальтернативность – другого никого нет. Поэтому так велика готовность и населения, и лидерских групп закрывать глаза на то, что, например, Путин два дня не появлялся, когда развернулись события в Беслане, когда произошла катастрофа на подводной лодке “Курск”. Если открыть глаза, придется признать, что в центре круга никого нет, и станет тревожно. А россияне и без того достаточно напуганы»276. Только не напуганы они уже, а возмущены.

Возмущает людей и коррупция, от которой при нынешней власти уже стало трудно укрыться рядовым гражданам. И дело не в том, что жалко денег на взятку – мы же видим, как эти взятки растлевают государство снизу доверху, а затем растление проникает и в те профессии, на которых держится России и в которых коррупция недопустима. На заседании руководителей законодательных органов Приволжского федерального округа, которое прошло под председательством полпреда С. Кириенко в Казани, было сказано, что россияне ежегодно тратят на взятки около 40 млрд. долл.277

На недовольство коррупцией стратеги «оранжевых» революций делают в РФ большую ставку. Л.Арон пишет: «Хотя большинство россиян действительно привыкли к повсеместно распространенному взяточничеству и должностным злоупотреблениям и сносят их уже долгое время, не стоит надеяться, что они будут терпеть коррупцию вечно, особенно после того, как осознают, что она мешает жизненно важному политическому и экономическому прогрессу их страны. В этом контексте чрезвычайно важен пример соседней Украины: в еще более коррумпированной, чем Россия, стране народное возмущение правительственными злоупотреблениями стало одной из движущих сил общественных протестов против сохранения правящего режима. В России на смену покорности тоже может прийти массовое движение, выступающее за перемены»278.

Недавно международная организация «Transparency International», изучающая уровень коррупции в разных странах, опубликовала свой доклад за 2004 г. Рейтинг TI составляется по шкале от 0 до 10 баллов, где десяти баллам соответствует наивысшая степень порядочности и честности чиновников квалифицируемой страны.

Из 146 стран, фигурирующих в списке 2004 г., 60 стран набрали менее трех баллов из 10 возможных. Это крайне коррумпированные страны. РФ, набрав 2,8 балла, заняла место между 90 и 96. И это вовсе не от бедности. Сегодня очень трудно живется в Северной Корее, но ей поставили 4,5 балла, а Кубе – 3,7. Вряд ли эксперты старались приукрасить их чиновников. А вот оценки стран, где уже произошли «оранжевые» революции: Киргизия и Украина – 2,2; Грузия – 2,0279.

Не будем уж трогать особый, больной срез – безопасность против угрозы терроризма, который буквально взращен властью реформаторов. Уж что-что, а о нем никак нельзя сказать, что он унаследован от проклятого советского режима. Не знали мы этого зла, потому что не было для него питательной среды. А теперь эту питательную среду создали, а противоядие против терроризма – разрушили.

После «Норд-Оста» и Беслана число граждан, которые не верят в способность правительства защитить их от терроризма, увеличилось в полтора раза – с 50 до 75%. А «архитектор перестройки» А.Н.Яковлев дает «Независимой газете» такое интервью. Его спрашивают: «Не жалеете, что в свое время с Горбачевым силовиков не разогнали?» И этот заслуженный агент влияния довольно отвечает: «Я думаю, это наша ошибка. Что касается монстра, я бы его ликвидировал… Кстати, по моей записке КГБ был разделен на несколько частей»280. И подобные ему разрушители при этой власти ходят в уважаемых наставниках.

Нынешнее растущее недовольство властью имеет обоюдоострый потенциал. Оно может качнуться как в сторону отрицания этой власти и ее замены через «оранжевую» революцию. Но может и оформиться в политический проект, направленный на излечение больной власти и подавление «оранжевых». Интуитивно большинство тяготеет ко второму варианту, и опыт Украины в таком повороте сознания сильно помог. Но это тяготение не сломало неустойчивого равновесия, и оно может быть сдвинуто в любую сторону. За это и борется набирающая обороты пропагандистская машина российских «оранжевых». Сама власть, похоже, колеблется, но более активны в ней группы, тайком помогающие «оранжевым».

Глава 19. Монетизация льгот – активизация «мины недовольства»

Крупной акцией российской власти, которая резко укрепила и социальную базу, и идеологию будущей «оранжевой» революции, стала монетизация льгот – замена ряда социальных льгот в их натуральном выражении фиксированной денежной компенсацией.

Во время прохождения через Госдуму законов, предусматривающих это изменение в социальной политике, власть получила исчерпывающие аналитические материалы, показывающие разрушительный характер этой акции для общества и государства и ее бессмысленность с экономической точки зрения. Объяснить последствия этой акции ошибками власти или плохим исполнением невозможно – все произошло именно так, как и предсказывали эксперты (эксперты как самой власти, так и оппозиции).

Член совета Ассоциации политологов и экспертов-консультантов (АСПЭК) В. Горюнов говорил в январе, в разгар демонстраций протеста пенсионеров: «Происходит то, о чем говорили еще полгода назад, когда началось обсуждение монетизации льгот. Основа социальных протестов объективна – закон полностью асоциальный и неправильный по сути… Была проведена мерзкая с этической точки зрения PR-кампания в СМИ, в которой участвовали правительство и „Единая Россия“. Говорили о прибавке реальных денег людям с мизерными доходами, для которых 200 руб. – это лишняя конфетка, в которой они себе отказывали. При этом утаивалось, что эти люди теряют»281.

В те январские дни «Живой журнал» в интернете собрал личные впечатления людей, которые сами наблюдали эти события, слушали разговоры и составили какое-то мнение, представляющее общий интерес. Вот пара таких реплик:

101
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru