Пользовательский поиск

Книга Всемирная история без комплексов и стереотипов. Том 2. Содержание - Постскриптум

Кол-во голосов: 0

Да, все так, но это касается лишь тех крестьян, которые способны быть хозяевами на своей земле, а не гостями, да еще постоянно готовыми стибрить все, что на ней плохо лежит. Вот они-то, хозяева, и сами никогда не бедствуют, и других способны прокормить. Как писал когда-то мудрейший Сюнь-цзы, «если человек старательно занимается сельским хозяйством и бережет добро, то Небо не в состоянии ввергнуть его в нищету».

Вот они-то, хозяева, не были нужны Сталину, а нужны ему были те, которые были так талантливо описаны Андреем Платоновым в его запрещенном до самого конца 80-х романе «Чевенгур». Вот они:

«Все взрослые члены коммуны — семь мужчин, пять женщин и четыре девки занимали в коммуне определенные должности.

Поименный перечень должностей висел на стене. Все люди, согласно перечню и распорядку, были заняты целый день обслуживанием самих себя; названия их должностей изменились в сторону большего уважения к труду, как-то — была заведующаякоммунальным питанием, начальник живой тяги, железный мастер — он же надзиратель мертвого инвентаря и строительного имущества (должно быть, кузнец, плотник и прочее — в одной и той же личности), заведующий пропагандой коммунизма в неорганизованных деревнях, коммунальная воспитательница поколения — и другие обслуживающие должности.

Копенкин долго читал бумагу и что-то соображал, а потом спросил председателя, подписывающего ордера на ужин:

— Ну а как пашете-то?

Председатель ответил, не останавливаясь подписывать:

— В этом году не пахали.

— Почему так?

— Нельзя было внутреннего порядка нарушать: пришлось бы всех от должностей отнять — какая же коммуна тогда осталась? И так еле наладили, а потом — в имении хлеб еще был…

— Ну тогда так, раз хлеб был, — оставил сомнения Копенкин.

— Был, был, — сказал председатель, — мы его на учет сразу и взяли — для общественной сытости.

— Это, товарищ, правильно».

Когда истинные хозяева и труженики земли были частью расстреляны, а частью сосланы в Сибирь, вот такое отребье было «избрано» в сельские советы, а затем оно образовало ядро четверти миллиона государственных колхозов, куда были согнаны все оставшиеся после «прополки» сельские жители.

Таким образом через семьдесят с лишним лет после упразднения в России крепостного права было вновь возрождено рабство, да еще в таком жесточайшем его варианте, что царское самодержавие представилось неосуществимой мечтой о земном рае.

Процесс коллективизации сельского хозяйства забрал жизни 15 миллионов человек.

Страшная рукотворная трагедия обрушилась в 1932—1933 гг. на Украину, откуда в принудительном порядке был вывезен подчистую весь урожай хлеба, границы блокированы войсками, а сельское население совершенно сознательно обречено на голодную смерть.

Люди умирали целыми улицами, селами, по которым курсировали телеги, нагруженные трупами, а среди чудом остававшихся в живых, обезумевших от физических и нравственных мук, вспыхнула эпидемия каннибализма, сам факт которой служит бесспорным основанием для того, чтобы большевизм был на вечные времена проклят человечеством как самая сатанинская из всех античеловеческих идеологий.

История не знала ничего подобного. Всякое бывало, и массовый голод тоже, но чтобы массовый голод был создан искусственно, чтобы он был актом государственного геноцида — нет, такого свет не видел!

Голодомор забрал жизни семи миллионов украинцев. Это на миллион больше числа евреев, погибших в результате организованного гитлеровцами холокоста. Гитлеровцев за это осудили со всей суровостью, но почему-то никаких карательных мер, хотя бы морального порядка, не принято мировой общественностью в отношении организаторов голодомора.

Опять двойная бухгалтерия. Не установив единые критерии оценок добра и зла, человечество никогда не достигнет ни мира, ни благополучия.

Как-то я разговаривал на эту тему с одним церковным функционером.

— Не заостряйте, — проговорил он, брезгливо поморщившись. — Надо же учитывать конкретные условия, фактор времени, в конце концов…

— Почему же тогда гитлеровцам на тему холокоста не засчитали ни конкретные условия, ни фактор времени?

— Сравнили… Гитлеровцы и…

— И кто?

— Знаете, такая злопамятность идет вразрез с христианской моралью.

— Что ж, вам, святой отец, лучше знать тонкости христианской морали, и если все в ней обстоит именно так, как вы говорите, тогда мне понятны причины всех ужасов последнего тысячелетия…

КСТАТИ:

«Те же самые руки, которые завинчивали наши наручники, теперь примирительно выставляют, ладони: „Не надо!.. Не надо ворошить прошлое!.. Кто старое помянет — тому глаз вон!.. Однако доканчивает пословица: «А кто забудет, тому два!“

Александр Солженицын. «Архипелаг ГУЛАГ»

Есть еще один аспект проблемы коллективизации. Когда начались массовые репрессии над командирами Красной Армии в тридцатых годах, на места репрессированных зачастую выдвигались представители сельских люмпенов, что, к сожалению, правда. В немалой степени это послужило причиной бесславного отступления Красной Армии в 1941 году, но есть и еще кое-что… Их сыновья стали потомственными военными (не все, конечно, но значительная часть), ну а затем пришла очередь и внуков. А вот, когда в девяностых годах приключились громкие скандалы с некоторыми генералами, запачкавшими руки самыми банальными кражами войскового имущества, генеалогические корни целого ряда таких преступников обнаружились именно там, в «комитетах сельской бедноты» начала 30-х годов.

КСТАТИ:

«Привычки отцов, и дурные, и хорошие, превращаются в пороки детей».

Василий Ключевский

Перед тем как совершить новую революцию, Сталин ликвидировал всех профессиональных революционеров, так называемых «старых большевиков», тем самым спалив мосты, соединявшие его с Октябрьским переворотом и его идеями.

К тому времени сформировалась и новая идеология, построенная на мифах настолько противоречащих реальной жизни, что они даже не вызывали ощущения дисгармонии. Они были чем-то наподобие ритуальных текстов, в смысл которых, как правило, никто не вдумывается. Например: «Сталин — продолжатель дела великого Ленина». Какого именно дела? В чем заключается его деятельность «продолжателя»? Об этом никто не размышлял. Или — «Партия — авангард народа». Ну и пусть себе… «СССР — оплот мира», «Народ и партия едины» и т.д.

Но вершиной мифотворчества было воспевание «отца народов». Поэмы, песни, кинофильмы, романы, пьесы…

1929 год, названный «годом великого перелома», стал годом сталинской революции, когда фактически была учреждена классическая восточная деспотия образца XII—XIII веков. Учреждена не просто с молчаливого согласия всех граждан Страны Советов, а под радостный вопль многих миллионов энтузиастов-мазохистов, которые с одинаковым рвением славили своего нового бога и требовали самой лютой смерти всем, кто не то чтобы не хотел этого делать, а просто славил недостаточно истерично…

Существует древнее правило, согласно которому власть должна постоянно демонстрировать свою способность к жестокому насилию над своими подданными. Сталин неукоснительно следовал этому правилу, проводя регулярные чистки и репрессии против явных или вероятных оппонентов, располагающихся на самых разных ступенях социальной пирамиды. Впрочем, при таком государственном строе ступени уже не имели особого значения.

Начиная с конца двадцатых в Москве активно проводились взрывные работы: сносили культовые сооружения. Как-то Сталину доложили, что люди выражают недовольство таким кощунством среди бела дня. «В таком случае, — невозмутимо ответил вождь, — взрывайте по ночам».

18 июля 1931 года газета «Правда» поместила заметку о том, что на берегу Москвы-реки планируется возведение Дворца Советов высотой в 415 метров (Эйфелева башня достигает 300 метров). Это сооружение так никогда и не было построено, но место для него подготовили, взорвав Храм Христа Спасителя.

141
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru