Пользовательский поиск

Книга Всемирная история без комплексов и стереотипов. Том 1. Страница 98

Кол-во голосов: 0

По Риму в разных направлениях ежедневно катились вереницы подвод, доверху нагруженных трупами…

При этом император заметно повысил жалованье военным, а так как это потребовало дополнительных расходов, он не нашел ничего лучшего, чем дать приказ в серебряные монеты добавлять медь (до 80% веса!), что, конечно же, обесценило деньги. Какие же они все болваны, ну, почти поголовно…

8 апреля 317 года Каракалла был убит Макрином, начальником его личной охраны.

Этот Макрин взял в соправители своего сына Диадумена. Их правление продолжалось очень недолго, но создало очень опасный прецедент: любая «горилла» может, оказывается, при благоприятном стечении обстоятельств стать императором.

АРГУМЕНТЫ:

«Совершенной и целомудренной христианке следует не только не стремиться к привлекательности, но прямо ненавидеть ее. Знайте, что вы губите брата своего, когда, представляя глазам его свою красоту, порождаете в нем похотливые желания. В душе он уже совершил то, чего пожелал, и вы становитесь для него мечом убивающим. Хотя прямой вины тут на вас нет, ненависть вам за это обеспечена…» Мы будем украшаться, чтобы губить другого? А как же заповедь: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя?»

Римским престолом безраздельно распоряжались легионеры. Они по своему усмотрению возводили на этот престол любого, кто обещал побольше заплатить за это своеобразное удовольствие. Императоры сменялись почти ежегодно, а иногда и через 1—2 месяца. Иногда возникало сразу несколько императоров, ожесточенно воевавших друг с другом.

Вследствие этого империя слабела и разрушалась с невероятной быстротой. К середине III века от Рима отпали Галлия, Испания, Египет, почти все провинции в Азии и на Нижнем Дунае.

Надежд на спасение империи оставалось все меньше и меньше. В таких случаях уповают на некую твердую руку, которая все расставит по своим местам, и тогда возвратится утраченная гармония, а с нею мир и благодать. Ну, надо же на что-то уповать, когда весь организм уже поражен гангреной…

Такой обнадеживающе твердой рукой обладал военачальник Диокл, сын вольноотпущенника, далматинец, в юности занимавшийся пастушеством. Осенью 284 года он стал Диоклетианом (243 — между 313 и 316 гг.), императором Рима..

Это был энергичный и жестокий человек, обладающий мужицким умом, скорее хитростью, но не отягощенный излишним в подобных случаях образованием.

Попав «из грязи в князи», он немедленно облачился в шелка и обвесился драгоценностями, а затем завел особый церемониал поклонения своей особе, весьма напоминающий персидский: перед ним положено было падать на колени и целовать край одежды. И делать подношения царского уровня, не иначе.

А империю продолжало лихорадить, причем все сильнее и сильнее. Устав от бесконечного тушения военных пожаров на границах, Диоклетиан назначает соправителя. Им стал полководец Максимиан. Они поделили империю пополам, причем наиболее богатую восточную ее часть Диоклетиан оставил себе, а западную отдал своему коллеге.

Через несколько лет раздвоившаяся власть снова размножилась делением, превратившись в тетрархию, т.е. власть четырех. При этом Диоклетиан и Максимиан были высшими правителями, августами, а другие двое — как бы рангом ниже, и назывались они, в отличие от августов, цезарями.

Но и этот квартет не в состоянии был исправить создавшееся положение. Он подавлял восстания на окраинах, он проводил запоздалые реформы, он рубил головы спекулянтам прямо на рынках, но если есть дефицит товаров, то спекуляция все равно будет жить, хоть руби головы, хоть не руби. На излете брежневской поры наблюдалось то же самое, как говорится, один к одному…

А последним значительным мероприятием Диоклетиана был комплекс мер по борьбе с христианством. Это были меры достаточно эффективные, но запоздалые. Христианство уже успело пустить глубокие корни, оно распространилось в городах империи и даже в армии. Что говорить, если жена и дочь Диоклетиана были убежденными христианками?

А христиане оказывали сопротивление культу двух августов, почитанию древних богов, то есть основам государственного устройства, ни больше, ни меньше. Кроме того, Диоклетиан усматривал в церковной организации структуру, параллельную государственной, а вот этого уже допускать нельзя было ни в коем случае.

В феврале 303 года появился первый эдикт против христиан. За ним вскоре последовали еще три. Христианский культ был запрещен. Церкви и церковные книги подлежали сожжению, Каждый христианин был обязан публично отречься от своей веры и принести жертвы божественным императорам и древним богам. В числе прочих это предписывалось сделать жене и дочери Диоклетиана. Ослушники подвергались пыткам, тюремному заключению и смертной казни. Их имущество, разумеется, конфисковывалось в пользу государства.

КСТАТИ:

«Государством называется самое холодное из всех холодных чудовищ. Холодно лжет оно; и эта ложь ползет из уст его: „Я, государство, есмь народ“.

Фридрих Ницше

Никогда, нигде и ни в какие времена государство не представляло интересы народа, да и вообще людей, если честно.

В мае 305 года Диоклетиан и Максимиан отреклись от власти и ушли в отставку. Августами стали бывшие цезари, а цезарями — новые люди, но уже через несколько месяцев то здесь, то там возникли новые цезари и новые августы. Что ж, согласно закону физики вакуум неизбежно заполняется, и тут нечему удивляться…

А Диоклетиан после отречения поселился на морском побережье, где занялся цветоводством и овощеводством. Когда ему предложили вернуться к государственной деятельности, он лишь улыбнулся в ответ, а затем проговорил: «Если бы вы могли взглянуть на овощи, которые я вырастил своими руками, то, наверное, не предлагали бы ничего подобного».

Так он прожил девять лет, пока новые августы не позвали его в Рим на какое-то торжество. Он отказался принять приглашение, ссылаясь на старческое нездоровье. Второе приглашение уже было выдержано в категорических тонах, и Диоклетиан, подозревая, что его зовут отнюдь не на дружеский ужин, счел за лучшее принять яд…

КСТАТИ:

«Зло есть то же, вероятно, добро, результат которого не проявляется немедленно».

Оноре де Бальзак

И вот на арену вышел император Константин Великий (285—337 гг.). Это он был инициатором приглашения Диоклетиана в Рим, чтобы подвергнуть его позорной казни, так что предчувствие не обмануло старика…

Константин, выждав удобный момент, устранил всех своих соперников и возможных претендентов на власть, не остановившись перед кровопролитной гражданской войной.,

В честь его победы была сооружена триумфальная арка. Это была первая и единственная триумфальная арка, посвященная не победе над внешним врагом, а успешному избиению своих соотечественников. Такое деяние если и признавалось необходимым, то ни в коем случае не увенчивалось победными лаврами. Это был прецедент, прямо указывающий на сползание цивилизованного Рима в пучину азиатской дикости, указывающий на то, что римляне отныне перестали быть полноправными гражданами своей страны, превратившись в собственность своего господина, то есть сделав то, за что они всегда так презирали варваров…

К сожалению, эти простые истины напрочь отвергаются нашими современными правителями. Существует ведь дистанция огромного размера между воином, защищающим Отчизну от чужеземного нашествия, и воином, применяющим оружие против своих соотечественников. Последний может проявлять чудеса храбрости, однако нельзя его награждать теми же орденами, что и защитника родины, иначе эти ордена будут запятнаны, девальвированы, они перестанут быть могучим стимулом проявлений истинно воинской доблести.

98
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru