Пользовательский поиск

Книга Всемирная история без комплексов и стереотипов. Том 1. Страница 96

Кол-во голосов: 1

КСТАТИ:

«Подумай о том, что ты являешься актером в драме и должен играть роль, предназначенную тебе поэтом, будь она велика или мала. Если ему угодно, чтобы ты играл нищего, постарайся и эту роль сыграть как следует; то же относится и к любой другой роли — калеки, государя или обыкновенного гражданина. Твое дело — хорошо исполнить возложенную на тебя роль; выбор же роли — дело другого».

«Земной человек — слабая душа, обремененная трупом».

Эпиктет

Как жалко выглядят в сравнении с ним императоры!

А такой светоч разума как Плутарх! Его «Сравнительные жизнеописания» — подлинные шедевры искусства мадам Клио, как являются шедеврами мысли всех эпох и культур такие высказывания, как например: «При большой опасности и в трудных обстоятельствах толпа, по обыкновению, ожидает спасения больше от чего-то противоречащего рассудку, чем от согласного с ним». Ведь в этой фразе — ключ к пониманию природы власти, а с нею и большинства нелепостей, которые называются закономерностями исторического процесса.

Еще одна звезда той эпохи — Децим Юний Ювенал (ок. 60 — ок. 127), поэт, признанный классик жанра, называемого «суровой сатирой», неустанный и бесстрашный бичеватель пороков всех слоев общественной пирамид. А что может лучше характеризовать эпоху, чем присущие ей пороки?

ИЛЛЮСТРАЦИЯ:

Не спит уж любовник.
И велит она, чтобы шел он, плащом обернувшись,
Коль его нет, на рабов накинется.
Если и те оплошают, то пусть приведут водоноса…
Но кто же сторожем будет стражей самих?

Децим Юний Ювенал. «Сатиры»

А в 140 году произошло нечто, можно сказать, немыслимое, учитывая характерные особенности римского бытия: императором стал знаменитый философ, последователь Эпиктета и Сенеки, Марк Аврелий Антонин (121—180 гг.), автор произведения «Наедине с собой», где есть сентенция, которую можно считать программной:

«Паучок, поймавший муху, уже гордится этим; а иной гордится тем, что словил зайчонка или рыбешку сетью, или кабаненка, или медведей, или сарматов. Разве все они не разбойники, если разобраться в их побуждениях?»

И это не просто слова, не декларация абстрактного гуманизма (чем зачастую баловались его предшественники), а жизненная позиция, от которой император Марк Аврелий не отступил ни на шаг при самых разных перипетиях своего девятнадцатилетнего правления.

Он возглавлял множество военных походов, предпринимая поистине героические попытки вернуть Риму если не былое величие, то хотя бы прежние границы имперского пирога, изрядно понадкушенного варварами. Марк Аврелий восстановил римский протекторат над Арменией и одержал блистательную победу над парфянами. Особое внимание он уделял совершенствованию законодательства и судопроизводства, и это внимание, запечатленное в сборнике его рескриптов, стало классикой юриспруденции.

КСТАТИ:

«Непрестанное течение времени постоянно сообщает юность беспредельной вечности».

Марк Аврелий Антонин

Немного же отыщется на просторах Истории державных мужей, обладающих таким уровнем интеллекта…

В центре современного Рима красуется великолепная конная статуя Марка Аврелия. Скорее всего, она была в свое время установлена на триумфальной арке, возведенной в честь победы над парфянами (164—166 гг.), и чудом уцелела в Средние века, когда инквизиция уничтожала все памятники Античного Рима. Говорят, что какой-то инквизиционный функционер, не отягченный, как все функционеры, ни излишней эрудицией, ни интеллектом, принял скульптурное изображение язычника Марка Аврелия за памятник императору Константину, который возвел христианство в ранг государственной религии. Таким образом невежество инквизитора спасло от неминуемой гибели этот шедевр искусства.

А вот другому памятнику великому императору повезло меньше. Речь идет о триумфальной колонне, возведенной в конце II века в честь победы Марка Аврелия над германцами. Известная под названием колонны Марка Аврелия, она возвышается и по сей день на Пьяцца Колонна, но скульптурный образ философа-императора заменен средневековыми церковниками на статую одиозного апостола Павла. Ну и что? Памятник-то все равно называют колонной Марка Аврелия…

КСТАТИ:

«Можно предвидеть будущее. Ведь оно в том же роде, что и настоящее, и не выйдет из его ритма. Поэтому и безразлично, будешь ли ты наблюдать человеческую жизнь в течение сорока лет или же десяти тысяч лет. Ибо что ты увидишь нового?»

Марк Аврелий Антонин

Как и многие философы, он был женат на шлюхе, которая родила ему сына.

Когда в 180 году Марк Аврелий умер, заразившись чумой, начался двенадцатилетний кошмар правления этого сыночка, известного под именем Коммода Люция (161—192 гг.).

Но прежде чем окунуться в эту кровавую грязь, глотнем свежего воздуха при упоминании о знаменитом современнике знаменитого философа-императора, о писателе Апулее (ок.125 г. — ок. 180 г.).

Он сочетал великолепное ораторское искусство с глубокими философскими знаниями. Он был автором романов, философских трактатов, стихов и публичных речей.

Наиболее значительным произведением Апулея, пережившим тысячелетия, является роман «Золотой осел», признанный шедевр античной литературы. Основная линия сюжета романа-приключения молодого человека, силой колдовских чар превращенного в осла. Он становится свидетелем и живым участником множества самых разных событий, которые в сочетании своем дают исчерпывающую картину «золотого века» Римской империи. Эта картина далеко не во всем (мягко говоря) является панегириком тому жизненному укладу, который воспевали верноподданные писатели и философы, поэтому роман Апулея был воспринят весьма неоднозначно и, как следовало ожидать, заклеймен «сладкоголосыми», обвинявшими его автора в непристойности.

Имена «сладкоголосых» (как того времени, так и последующих) канули в Лету, а вот имя Апулея и его литературная слава пережили почти девятнадцать веков вне зависимости от того, кто и когда считал «Золотого осла» малопристойным произведением… Литература и искусство всегда были своеобразными зеркалами своих эпох. Как видим, римская эпоха характерна, в отличие от греческой, пресыщенностью естественными удовольствиями и поиском новых, зачастую противоестественных, что неизбежно ведет к девальвации культурных ценностей.

И не только культурных.

КСТАТИ:

«Пресыщенный сотрапезник вызывает отвращение у пирующих».

Тит Лукреций Кар

А если он не только пресыщен, но еще и патологически жесток, развращен, вероломен и просто глуп? Ведь именно таким был Коммод, наследник Марка Аврелия, признанного самым мудрым из всех римских императоров.

Коммод проявил себя необычайно взбалмошным и жестоким еще в детстве, на двенадцатом году жизни. Когда его мыли в воде, показавшейся ему слишком теплой, этот прелестный мальчишка потребовал, чтобы банщика бросили живым в печь. Человек, которому было приказано привести в исполнение этот приговор, сжег в печи баранью шкуру, дабы запах гари убедил будущего повелителя Рима в том, что его воля исполнена.

В четырнадцатилетнем возрасте это уже был законченный сексуальный извращенец, психопат и садист. Его благородный отец, конечно, трезво оценивал происходящее, но, видимо, как и большинство родителей, ухватился за успокоительную мысль о том, что все это, мол, возрастное, издержки созревания и т.п., так что еще пара-тройка лет и… Глупость все это. Пройдет дерзость, пройдет максимализм, пройдет беспечность или вспыльчивость, но никогда не пройдут жестокость, алчность, завистливость, сластолюбие, склонности к садизму, мазохизму, некрофилии и подобным свойствам. Никогда.

96

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru