Пользовательский поиск

Книга Всемирная история без комплексов и стереотипов. Том 1. Страница 85

Кол-во голосов: 1

А главный конфликт его не слишком богатой биографии был еще впереди. Осведомители сообщали интригующие подробности жизни Марка Антония на Востоке: изысканные оргии в Афинах, пышные праздники в Эфесе, богатые подношения местных царьков и пикантные приключения с их царственными супругами, богатство, роскошь, нега… Но самое сильное впечатление, без сомнения, оставляли рассказы о бурном романе Антония с египетской царицей Клеопатрой, которой тогда было лет 27—28, и она только вступила в пору женской зрелости, буквально сводя с ума всех, кто имел счастье (или несчастье) приблизиться к ней на расстояние полета стрелы из тугого африканского лука…

Действительно, Антоний потерял голову, напрочь забыл обо всех своих честолюбивых планах, устремлениях, о своих обязанностях наместника восточных провинций, о своем войске в конце концов. Казалось, будто бы мифический странник вдруг оказался на острове, где красавица-волшебница очаровывает его и заставляет забыть, стереть из памяти всю прошлую жизнь. Цезарь тоже был увлечен ею в свое время, но не до такой же степени… Правда, ей тогда было лет семнадцать, и она, наверное, еще не достигла того отточенного искусства обольщения, которое сейчас демонстрировала Антонию. Впрочем, Цезарь — это Цезарь, а Антоний — всего лишь Антоний, и у него, говоря современным языком, поехала крыша…

И все же Октавиан видел в нем серьезного противника, с которым нельзя было не считаться. Покончить с ним одним решительным ударом пока что не представлялось возможным, так что Октавиан избрал выжидательную позицию.

В октябре 40 года до н.э. они встретились в Брундизии, на юге Италии. Обе стороны рассыпались в любезностях и уверениях касательно дружбы, верности, преданности и т.п. Чтобы скрепить союз, Октавий там же выдал за Антония свою младшую сестру Октавию, учитывая то, что тот не был официально женат на Клеопатре.

Этот странный брак продолжался, тем не менее, целых восемь лет, в течение которых Антоний, конечно же, не расставался с Клеопатрой, по крайней мере на относительно долгое время, а в 32 году до н.э. он потребовал развода с Октавией и объявил Клеопатру своей законной женой.

КСТАТИ:

«Мужчина может быть счастлив с какой угодно женщиной — если он ее не любит»

Оскар Уайльд

Это было равносильно объявлению войны.

И она разразилась, как говорится, по полной программе, на суше и на море. Второго сентября 31 года до н.э. при мысе Акции у берегов Северной Африки состоялось морское сражение, самым прихотливым образом сочетающее в себе элементы трагедии и фарса. В кульминационный момент ристалища, когда закованные в броню тяжелые корабли Антония, разбросав, как щенков, суденышки Октавиана, перестраивались для сокрушающего маневра, в этот самый момент шестьдесят кораблей Клеопатры (ни много ни мало!) покидают сражение и, гонимые попутным ветром, мчатся в направлении Пелопоннеса!

В этом, пожалуй, нет ничего уникального: Истории хорошо известны многочисленные случаи вероломного поведения союзников на поле боя, но вот то, что произошло потом…

Увидев бегство Клеопатры, Антоний пересаживается на легкую галеру и мчится за ней, бросив свой флот на произвол судьбы! Мало того, он бросает на произвол судьбы девятнадцать легионов и двадцать тысяч кавалеристов, он бросает все свои вооруженные силы! Нужно отдать им должное, покинутые своим предводителем, они семь дней героически сражались на суше и на море, сражались в общем-то за его честь и достоинство…

Это уже не фарс, а какой-то кровавый сюрреализм.

Далее Антоний скитается по пустыне в сопровождении небольшой группы близких друзей, возвращается в Александрию и — на фоне постоянно приходящих известий о разгроме его армий и о переходе самых надежных союзников на сторону Октавиана — пытается забыться в изощренных радостях плоти.

Тщетные попытки! Своим поведением во время морского сражения он заслужил не только самую позорную казнь, но и глубочайшее презрение всех грядущих поколений, и никакой сироп любовной темы художественных произведений (в том числе и Уильяма Шекспира) не перебьет горечь этого, увы, бесспорного факта.

А когда Октавиан осадил Александрию, на его сторону перешли и войска Клеопатры, и остатки войск Антония, который не нашел ничего лучшего, чем бегать по городу с мечом в руке и орать, что Клеопатра его предала и т.д. Узнав об этом, Клеопатра укрылась в усыпальнице близ храма Изиды. Она посылает гонца к Антонию с сообщением о ее смерти.

Трагифарс, ни дать, ни взять!

Антоний, придя в свой дворец, решает наложить на себя руки (думается, основным мотивом такого решения была не столько скорбь по случаю смерти Клеопатры, сколько четкое осознание того, что с ним сделает Октавиан, солдаты которого уже начали грабить город).

Он приказывает верному рабу (чудесное словосочетание: «верный раб»!) исполнить последний долг относительно своего господина — заколоть его. Раб обнажает меч, но вместо того, чтобы убить Антония, убивает сам себя. «А! — восклицает Антоний. — Он показал мне пример!» Затем он вонзает меч себе в живот, но как-то неудачно. Он просит вошедших рабов прикончить его, но те убегают прочь, и тут возникает некий Диомед, секретарь Клеопатры, имеющий предписание доставить (в случае смерти Антония) его тело в усыпальницу, где нашла приют его госпожа. Умирающего переносят в усыпальницу.

Клеопатра в отчаянии. Она падает на окровавленное тело, бьется в истерике, молит Антония о прощении. Тот прощает ее и, выпив вина, умирает.

Октавиан, раздосадованный тем, что Антоний избежал его изощренной мести, тем не менее приказывает похоронить его со всеми подобающими почестями.

Он принимает решение доставить Клеопатру в Рим, чтобы, закованную в цепи, провести ее по улицам во время триумфа. Дабы она не нарушила его планов, к ней была приставлена бдительная стража, прежде всего следившая за тем, чтобы «товар» дожил до триумфа в целости и сохранности.

Но эти люди не учли, с кем имеют дело. Согласно заранее разработанному плану, Клеопатре доставили совершенно безобидную внешне корзину, заполненную свежими финиками. Стража, обследовав корзину на предмет наличия там оружия, со спокойной совестью передала ее узнице. Клеопатра же, хорошо зная, что на дне корзины находится ядовитая змейка, без колебаний разгребла плоды обнаженной рукой и получила смертельный укус…

Октавиан, хотя и был раздосадован случившимся, выразил свое восхищение благородством египетской царицы и велел похоронить ее рядом с Антонием.

КСТАТИ:

Клеопатра не была египтянкой. Она являлась продолжательницей царского рода Птолемеев, который угас вместе с нею. Сами же Птолемеи были выходцами из Македонии.

По приказу Октавиана статуи Антония были сброшены с пьедесталов. Та же участь ожидала и статуи Клеопатры, но один из ее друзей помешал этому, дав крупную взятку Октавиану. Впрочем, тот отыгрался на Цезарионе, сыне Клеопатры и Юлия Цезаря, повелев убить мальчика.

Ну, а далее — возвращение в Италию, триумфы, титул императора и сопутствующее ему имя: Гай Юлий Цезарь Октавиан.

Август

В этой роли он произвел реформу римского сената, убрав оттуда всех неугодных и сократив его численность с 1000 до 600 человек. Отныне он будет время от времени проводить чистки этой толпы законодателей.

А в январе 27 года до н.э. он собрал сенат и отказался от верховной власти и всех своих титулов ввиду возрождения республиканского строя. Этот трюк, несмотря на свою очевидную примитивность, тем не менее вызвал большое волнение и в народе, и в сенате, и в армии. А ну как он действительно уйдет от дел, и тогда вместе с ним уйдут многие льготы и привилегии? Им уже было что терять с его уходом, и они единодушно высказались за сохранение и усиление его власти. Октавиан милостиво согласился уступить требованиям римлян и принять почетное звание Принцепса Сената, который присвоил ему еще одно звание — «Август», то есть «возвеличенный богами». И стал он именоваться: Император Цезарь Август.

85

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru