Пользовательский поиск

Книга Всемирная история без комплексов и стереотипов. Том 1. Страница 81

Кол-во голосов: 0

Среди хора восторженных голосов, славящих восходящую звезду римской политической элиты, звучал единственный, пожалуй, голос, призывающий немедленно остановить восхождение к вершинам власти могильщика римской демократии. Это был голос знаменитого оратора и философа Цицерона (106—43 гг. до н.э.), но его, как и вещую Кассандру, никто не хотел слушать…

Юлия Цезаря избирают военным трибуном.

Этот человек, несомненно, обладал тем таинственным свойством, которое принято называть харизмой или «фактором-Х», — свойством, дающим его обладателю возможность повелевать другими людьми, заражать их желанием повиноваться. И если это свойство подчас реализуется просто так, без всякой осознаваемой причины, то в случае Юлия Цезаря причин было более чем достаточно.

Он умел идти ва-банк, идти красиво, дерзко, эпатирующе, но этот эпатаж, вопреки сложившимся стереотипам, не вызывал негативных реакций усредненной массы, а напротив, она проникалась восхищением, переходящим в желание целовать следы…

КСТАТИ:

«Где есть масса людей, там сейчас же является вождь. Масса посредством вождя страхует свои тщетные надежды, а вождь извлекает из массы необходимое»

Андрей Платонов. «Чевенгур»

И он извлекал. У римлян не было принято произносить речи при погребении молодых женщин, и Цезарь первым нарушил это правило, когда умерла его жена Корнелия. Народ по достоинству оценил этот шаг, восславив доброту, благородство и гражданское мужество безутешного вдовца.

А он получал все новые и новые должности и не жалел денег на театры, народные увеселения и подарки. Во время одного праздника он выставил триста двадцать пар гладиаторов, заплатив за это целое состояние, что было по достоинству оценено народом.

Ободренный этой оценкой, Цезарь идет на довольно рискованный шаг: он выставляет на Капитолии статуи Гая Мария и богинь Победы, несущих добытые им трофеи. И это при строгом запрете властей даже упоминать имя Гая Мария, при отказе реабилитировать его сторонников, которые продолжали именоваться врагами государства!

И это тоже оценил народ, избравши Юлия Цезаря верховным жрецом государства.

Его репутация грозила быть серьезно подмоченной практически всего лишь один раз, когда был раскрыт антигосударственный заговор Катилины и в сенате решались судьбы заговорщиков. Цезарь избавил их от смертной казни, чем вызвал серьезные подозрения в его причастности к заговору, а Цицерон открыто обвинил его в этом, и если бы не вмешательство народа, пришедшего защищать своего любимца, карьера, а возможно, и жизнь Цезаря на этом и завершились бы.

Испуганный народной активностью сенат принимает спешное решение учредить ежемесячные хлебные раздачи для бедняков, что также, хоть и косвенно, но связалось с именем Цезаря.

К тому времени он был женат на Помпее, внучке Суллы. Брак этот продлился недолго по причине громкого скандала, связанного с тем, что в дом Цезаря во время женского священного таинства проник переодетый весталкой некий Публий Клодий, юный развратник, видимо, испытывавший дискомфорт от того, что в его «коллекции» недостает жены Цезаря. Есть серьезные основания полагать, что жена Цезаря и сама была не прочь отведать запретного плода, так что здесь имел место предварительный сговор.

Нарушитель священного таинства был изобличен (случайно, правда, но это не меняет сути дела) и привлечен к суду за «оскорбление святынь». Наиболее влиятельные сенаторы поддержали обвинение, хорошо зная о бесчинствах Клодия и решив в конце концов положить им конец. Но… В дело активно вмешались народные массы, которые традиционно поддерживают разбойников, воров, развратников, насильников и прочую нечисть, которая им гораздо ближе по духу, чем философы, ученые, поэты и т.д. Можно, конечно, сказать, что эти слова — клевета, но факты утверждают обратное, и какой-нибудь Робин Гуд или Стенька Разин гораздо популярнее в народе, чем Джордано Бруно или Ломоносов. И тут уж ничего не поделаешь…

КСТАТИ:

«Предосудительно — давать определения неизученным вещам; низко думать чужим умом; раболепно и недостойно человеческой свободы покоряться; бессмысленно — соглашаться с мнением толпы, как будто количество мудрецов должно превосходить, или равняться, или хотя бы приближаться к бесконечному количеству глупцов».

Джордано Бруно

Комментарии, пожалуй, излишни.

Итак, народ решительно выступил на защиту столь милого его большому сердцу Клодия, заставив призадуматься самых принципиальных обвинителей. Цезарь немедленно развелся с Помпеей. Его вызвали в суд как главного свидетеля обвинения, но он твердо заявил, противореча показаниям матери и сестры, что ему ничего не известно о прелюбодеянии. Когда же его спросили, почему же тогда он развелся с женой, Цезарь ответил: «Потому что мои близкие, как я полагаю, должны быть чисты не только от вины, но и от подозрений».

Эти слова впоследствии трансформировались в крылатую фразу: «Жена Цезаря должна быть вне подозрений».

Клодий был оправдан, к стыду римского суда, так как большинство судей подало при голосовании таблички с надписью «NL» — «non licet» — «неясно» (т.е. «воздержался»), чтобы не гневить чернь и не бросать открытый вызов патрициям.

И напрасно: чернь невозможно удовлетворить уступками, разве что с их помощью разжечь новые притязания. И так без конца — проверено Историей.

А Цезарь в итоге получил почетную роль управителя Испании.

Красс, которому нужны были сила и энергия Цезаря для борьбы против Помпея, оплатил его долги, и Цезарь отбыл в Испанию. За одним из альпийских перевалов он произнес очередной афоризм, проезжая улицей какого-то захолустного городка: «Я предпочел бы быть первым здесь, чем вторым в Риме».

В Испании он развил бурную военную и административную деятельность, принесшую его легионерам весьма значительную прибыль, а ему — и прибыль, и громкую славу, и почетное звание императора.

По возвращении в Рим он избирается консулом и примиряет враждующих Красса и Помпея, создав союз, известный в Истории под названием Первого триумвирата. Чтобы еще более его сцементировать, Цезарь выдает за Помпея свою дочь Юлию. Сам же он женится на Кальпурнии, дочери Пизона, которого он провел в консулы на следующий год.

Это вызвало отрицательную реакцию его политических противников, в частности Катона Младшего и Цицерона, предупреждавших римлян об опасности таких союзов, но те оставались слепы и глухи ко всякой критике в адрес их кумира.

Единственное, что вызвало негативное удивление всех и каждого, — это избрание народным трибуном Публия Клодия, того самого, который осквернил брак Цезаря, а теперь ставшего его другом. Но никто не знал, что вся эта комедия разыгрывалась с единственной Целью погубить наиболее авторитетного противника Цезаря, Цицерона. И действительно, не прошло и пары месяцев, как по инициативе народного трибуна Клодия Цицерон был обвинен во всех возможных грехах и отправлен в изгнание.

КСТАТИ:

Формулу «Цель оправдывает средства» упорно приписывают итальянскому философу Никколо Маккиавелли (1469—1527 гг.), в то время как Юлий Цезарь, если и не заявлял публично ничего подобного, то делами своими убедительно доказал право на сомнительную честь подобного авторства.

А далее началась почти десятилетняя эпопея, подробно описанная самим Цезарем в его знаменитых «Записках о галльской войне». Между прочим, эти «Записки», как и последующие «Записки о гражданской войне», являются признанными образцами латинской прозы. А деяния Цезаря в этот период признаны величайшими достижениями полководческого искусства.

Цезарь в ходе Галльской войны взял с бою более 800 городов, покорил 300 народов, сражался более чем с тремя миллионами врагов, из которых один миллион был убит и столько же попало в плен.

81
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru