Пользовательский поиск

Книга Всемирная история без комплексов и стереотипов. Том 1. Содержание - Предыстория

Кол-во голосов: 0

Проституция, таким образом, была единственной сферой реализации эротических потребностей мужчин. Она служила оборотной стороной брака и одновременно щитом для благонравия женщин средних и высших классов общества.

Как брачные отношения, так и отношения с проститутками обоих полов не предполагали любви в современном понимании этого слова. Эти отношения были в подавляющем большинстве случаев обезличены, лишены индивидуальной привязанности.

Во главу угла ставилась бушующая чувственность, естественная, гармоничная, вытекающая из самой природы человека и еще не знающая, к счастью, христианского антагонизма между телом и душой.

Всемирная история без комплексов и стереотипов. Том 1 - t159.jpg

Греческая вазопись

В красоте и наслаждениях плоти греки черпали наслаждение души и щедро платили за эти наслаждения тем, кто был способен предоставить их наиболее изысканным и изощренным образом.

А мужская проституция получила в Греции настолько широкое распространение, что законодатель вынужден был регламентировать это распространение специальными актами:

«Если отец, или брат, или дядя, или опекун, или вообще глава семьи отдаст кого-нибудь внаймы для разврата, то Солон не позволяет подать жалобу за разврат на мальчика, а лишь на того, кто его отдал внаймы, и того, кто его нанял. На них возлагается равный штраф. А когда мальчик, отданный внаем, вырастает, он не обязан ни кормить своего отца, ни давать ему помещение…»

Другой закон Солона лишал мужчину-проститутку права занимать государственные должности.

А вот в таком греческом государстве, как Спарта, подобных проблем не было и в помине, зато хватало своих, сугубо спартанских… Прежде всего — взаимоотношения с рабами. Если афинские рабы были пленными чужеземцами, стремящимися возвратиться на родину, то спартанские илоты были ни кем иным, как коренным населением области Лаконики, захваченной дорийцами, которые образовали свое государство, обратив в рабов недавних хозяев своей земли. Поэтому илотам попросту некуда было бежать от рабовладельцев, и все их конфликты замыкались внутри весьма скромной своими размерами Спарты.

Среди свободных граждан также не было единодушия в решениях насущных проблем их неспокойного бытия. Тирания царей то и дело сменялась тиранией народовластия, еще более удручающей, и тогда маховик раскручивался в обратную сторону, возводя на трон очередного кровавого деспота, и так без конца…

Но вот на арене спартанской Истории появляется великий законодатель, который резко изменил как принципы бытия, так и сложившиеся стереотипы его восприятия.

Звали его Ликург.

Время действия — рубеж IX и VIII веков до н.э.

Чтобы уравновесить притязания царей и их подданных на бесконтрольную тиранию, он создает сенат, что сразу же придало обществу необходимую стабильность.

Следующий шаг Ликурга был весьма решительным и достаточно оригинальным, однако бесперспективным: он убедил спартанцев признать все земли общими, а затем распределил их поровну между всеми гражданами.

Совершенно бесполезная затея, потому что матушка Природа наделила все свои творения отнюдь не равными способностями и возможностями, что ярко отражается на их собственности. Распределенная поровну земля через несколько лет неизбежно вновь будет переделена в соответствии с объективными данными владельцев участков.

Подобный эксперимент имел место в 1922 году (нашей эры, разумеется) в России, когда после государственного переворота и гражданской войны всем крестьянам предоставили землю в соответствии с числом «едоков» в каждой семье. Ну и что? Через пять-семь лет образовался класс зажиточных крестьян, называемых кулаками, и класс бедняков, которые лишились своей земли по разным причинам, но, как правило, вследствие лени, пьянства и неумения продуктивно трудиться.

Кулаков правящая партия частично уничтожила физически, частично выслала в необжитые края, но от этого оставшееся отребье отнюдь не стало рачительными и умелыми хозяевами собственной земли. А естественный отбор… его ведь не запретишь партийным декретом.

КСТАТИ:

«Если человек старательно занимается сельским хозяйством и бережет добро, то Небо не в состоянии ввергнуть его в нищету».

Сюнь-цзы

Но без вышеупомянутого «если» избежать нищеты не поможет ни Ликург, ни Сталин, ни фракция аграриев в парламенте.

Далее Ликург развернул борьбу с богатством и роскошью. Он заменил золотые монеты железными, что, соответственно, резко понизило их достоинство. Для приобретения, скажем, козы требовалась теперь целая подвода железных монет.

Художников он заставил создавать лишь предметы утилитарного назначения.

Но и этого ему показалось мало. Ликург заставил всех граждан питаться только за общественными столами, причем запрещалось избегать этих трапез или брать еду домой. Не позволялось также заранее наедаться дома и садиться сытым за общественный стол. Запрещалось и отказываться от еды под каким бы то ни было предлогом. Это расценивалось не иначе как оскорбление уважаемого общества.

Можно представить себе ликование его подонков…

Спартанцам запрещалось освещать себе путь в темноте.

Запрещалось также воевать с одними и теми же врагами, чтобы те не смогли постичь секретов боевой тактики спартанцев.

Женщины Спарты занимали совсем иное положение в обществе, чем афинянки. Они ни в коей мере не были затворницами или предметами домашнего обихода. Спартанки принимали самое деятельное участие в общественной жизни, пользуясь уважением и заботой со стороны мужчин, что вызывало завистливое недоумение чужеземок. Однажды спартанка по имени Горго, жена царя Леонида (того самого, который остановит персов в Фермопильском ущелье), так ответила на замечание относительно того, что только лишь спартанки повелевают мужчинами: «Это происходит потому, что только мы рожаем мужчин».

Девушкам вменялись в обязанность ежедневные физические упражнения. Они, как и юноши, должны были, независимо от времени года, участвовать в состязаниях и шествиях совершено нагими, и это ни в коей мере не провоцировало сексуальные эксцессы, что также заметно отличало Спарту от Афин.

Ликург клеймил позором безбрачие. Холостяки подвергались всяческим унижениям и считались людьми второго сорта. Им, например, вменялось в обязанность зимой ходить голыми вокруг агоры (места общественных собраний) и выкрикивать в свой же адрес разные обидные слова.

Новорожденного приносили в общественное учреждение, где его внимательно осматривали старейшины. Если они оставались довольны осмотром, то назначали ему содержание, если же нет — младенца бросали в пропасть, дабы он не был в тягость ни себе, ни государству. История не знает ни одного хилого или болезненного спартанца.

Младенцев не пеленали. Едва отлучив от груди, кормили простой и грубой пищей, приучали не бояться ни темноты, ни одиночества, заставляли самим преодолевать свои страхи.

Ликург запрещал заниматься воспитанием детей рабам или торговцам.

В возрасте семи лет ребенок отбирался у родителей и поступал в распоряжение государства, которое занималось его дальнейшим воспитанием. Основные принципы этого воспитания заключались в выработке установок на подчинение власти и победу в борьбе.

Дети ходили с обритыми наголо головами, босые и полуголые. Спали они вместе, не пользуясь одеялами, на вязанках тростника. К двенадцати годам мальчику выдавали плащ. Они должны были месяцами не мыться, посещая бани лишь по праздничным дням или в порядке поощрения. Проступки, естественно, влекли за собой немедленное и неотвратимое наказание.

Дети и юноши должны были беспрекословно подчиняться старшим. Говорить они могли только по разрешению, причем кратко и точно. Многословие наказывалось, как и размытость формулировок (мудрейшее и величайшее достояние!). Оттуда, из местности Лаконика, и произошло понятие «лаконичная речь».

52
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru