Пользовательский поиск

Книга Царский Рим в междуречье Оки и Волги. Страница 89

Кол-во голосов: 0

Таким образом, известное состязание «античных» богинь или состязание «жен» в суде Париса — это, скорее всего, спор нескольких религий или церквей за первенство.

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_334.jpg

Рис. 2.70. «Триумф Церкви». Питер Пауль Рубенс. Якобы 1577–1640 гг. Церковь представлена в виде женщины. Взято из [91], с. 414

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_335.jpg

Рис. 2.71. «Экклесия (Церковь). Фрагмент аллегорической статуи с кафедры собора Равало. Италия, XIII в.» [85], с. 36. Здесь христианская Церковь изображена в виде женщины

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_336.jpg

Рис. 2.72. Церковь. 2–я четв. XIII в. Бамберг, собор [129], с. 89, илл. 93. Здесь христианская Церковь изображена в виде женщины

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_337.jpg

Рис. 2.73. Фрагмент старинной женской скульптуры, изображающей христианскую Церковь. Германия, Бамберг, собор. Взято из [129], с. 92, илл. 98

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_338.jpg

Рис. 2.74. Церковь. 1240–1250–е гг. Магдебург, собор [129], илл. 297. Здесь христианская Церковь изображена в виде женщины

Теперь суть разгоревшегося конфликта становится вполне понятной. Распяв Андроника — Христа, царь — градские мятежники не только казнили законного императора, названного в «Истории» Тита Ливия — Сервием Туллием и Ромулом, но и глубоко оскорбили его мать, Деву Марию. Они нанесли также оскорбление христианской религии, то есть «жене», «женщине». Оскорбили всех христиан. ПОЭТОМУ ТРОЯНСКАЯ ВОЙНА РАЗГОРЕЛАСЬ КАК ВОЙНА РЕЛИГИОЗНАЯ. Христиане мстили за своего Бога Христа и за его оскорбленную мать Марию Богородицу. Такое понимание значительно проясняет смысл дошедших до нас летописей.

Мы начинаем осознавать, что ТИТ ЛИВИЙ, РАССКАЗЫВАЯ ОБ ИСТОРИИ ОСКОРБЛЕННОЙ КРАСАВИЦЫ ЛУКРЕЦИИ, НА САMOM ДЕЛЕ СООБЩАЕТ НАМ О МАРИИ БОГОРОДИЦЕ. Она же гречанка — Елена Прекрасная. Кстати, одним из имен Христа было ГОР или ХОР, см. нашу книгу «Царь Славян». Под таким именем его знали, например, в «Древнем» Египте. Так что не исключено, что ГРЕЧЕСКАЯ религия — это просто ХРИСТИАНСКАЯ религия. А тогда «ГРЕЧАНКА Елена» может оказаться ХРИСТИАНКОЙ Еленой.

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_339.jpg

Рис. 2.75. Синагога. 2–я четв. XIII в. Бамберг, собор [129], с. 89, илл. 94. Здесь в виде женщины изображена иудейская Церковь

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_340.jpg

Рис. 2.76. Фрагмент старинной женской скульптуры, изображающей иудейскую Церковь — Синагогу. Германия, Бамберг, собор. На груди Синагоги мы видим шестиконечную звезду, именуемую сегодня звездой Давида. Такова была одна из старых форм христианского шестиконечного креста, см. ХРОН7, гл.5. Взято из [129], с. 93, илл. 99

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_341.jpg

Рис. 2.77. Синагога. 1220–е гг. Страсбург, собор [129], с. 91, илл. 97. Здесь в виде женщины изображена иудейская Церковь

24. ДЕВА МАРИЯ ОПИСАНА ЛИВИЕМ КАК РИМЛЯНКА ЛУКРЕЦИЯ, ЗАТЕМ КАК ЛАРЕНЦИЯ И «ВОЛЧИЦА» (ВОСПИТАВШИЕ РОМУЛА И РЕМА), А ТАКЖЕ КАК РЕЯ СИЛЬВИЯ (МАТЬ РОМУЛА И РЕМА)

24.1. ПОВЕСТВОВАНИЕ ЛИВИЯ О ЛЕГЕНДАРНОЙ КРАСАВИЦЕ ЛУКРЕЦИИ

Мы уже говорили, что Дева Мария отразилась в «Истории» Тита Ливия несколько раз. А именно:

а) как весталка РЕЯ СИЛЬВИЯ, мать Ромула и Рема;

б) как «ВОЛЧИЦА», выкормившая своим молоком Ромула и Рема;

в) как ЛАРЕНЦИЯ, воспитавшая Ромула и Рема. Напомним, что Ларенцию именовали «Волчицей», см. главу 1 настоящей книги.

Сейчас мы познакомимся еще с одним ярким отражением Марии Богородицы у Тита Ливия. А именно, с известной красавицей римлянкой Лукрецией. Кстати, имя ЛУКРЕЦИЯ звучит достаточно похоже на имя ЛАРЕНЦИЯ. В самом деле, Лукреция = ЛКРЦ — ЛРЦН = Ларенция. Перестановка и переход Н — К. В кириллице буквы Н и К пишутся похоже. Аналогично, написания N и К достаточно близки и в латинском языке. Так что эти буквы могли путаться.

Вот известный рассказ Тита Ливия о Лукреции. Рассказ этот, повторим, важен в первую очередь тем, что он по — новому и с несколько неожиданной стороны освещает историю Девы Марии и причины Тарквинийской, то есть Троянской, войны. Несмотря на то что текст Тита Ливия довольно витиеватый и длинный, мы процитируем его почти полностью ввиду важности сюжета.

Сначала происходит «суд Париса». Несколько римлян, в том числе Секст Тарквиний и Тарквиний Коллатин, собравшись вместе, расхваливают своих жен. «Каждый хвалит свою сверх меры. Тогда в пылу спора Коллатин и говорит: к чему, мол, слова — всего ведь несколько часов, и можно убедиться, сколь выше прочих его Лукреция…

И во весь опор (спорщики — Авт.) унеслись в Рим… В СОСТЯЗАНИИ ЖЁН ПЕРВЕНСТВО ОСТАЛОСЬ ЗА ЛУКРЕЦИЕЙ. Приехавшие муж и Тарквиний находят радушный прием: победивший в споре супруг дружески приглашает к себе царских сыновей. Тут — то и охватывает Секста Тарквиния грязное желанье насилием обесчестить Лукрецию. И КРАСОТА ВОЗБУЖДАЕТ ЕГО, И НЕСОМНЕННАЯ ДОБРОДЕТЕЛЬ…

Несколько дней спустя, втайне от Коллатина, Секст Тарквиний с единственным спутником прибыл в Коллацию. Он был радушно принят не подозревавшими о его замыслах хозяевами; после обеда его проводили в спальню для гостей, но, едва показалось ему, что вокруг достаточно тихо и все спят, он, распаленный страстью, входит с обнаженным мечом к спящей Лукреции и, придавив ее грудь левой рукой, говорит: „Молчи, Лукреция…“ В трепете… женщина видит: помощи нет, рядом — грозящая смерть; а Тарквиний начинает объясняться в любви, уговаривать… Видя, что Лукреция непреклонна… он… пригрозил ей позором: к ней — де, мертвой, в постель он подбросит, прирезав, нагого раба — пусть говорят, что она убита в ГРЯЗНОМ ПРЕЛЮБОДЕЯНИИ. Этой ужасной угрозой он одолел ее НЕПРЕКЛОННОЕ ЦЕЛОМУДРИЕ (см. рис. 2.78 — Авт.). Похоть как будто бы одержала верх, и Тарквиний вышел, упоенный победой…

Лукреция, сокрушенная горем, посылает вестников в Рим к отцу и в Ардею (в Орду? — Авт.) к мужу… случилось страшное дело. Спурий Лукреций прибывает с Публием Валерием, сыном Волезия, Коллатин — с Луцием Юнием Брутом… При виде своих на глазах женщины выступают слезы; на вопрос мужа: „Хорошо ли ты живешь?“ — она отвечает: „Как нельзя хуже. Что хорошего остается в женщине с потерей целомудрия? Следы чужого мужчины на ложе твоем, Коллатин; впрочем, тело одно подверглось позору — душа невинна, да будет мне свидетелем смерть. Но поклянитесь друг другу, что не останется прелюбодей без возмездия…“ Все по порядку клянутся… „Вам, — отвечает она, — рассудить, что причитается ему… пусть ни какой распутнице пример Лукреции не сохранит жизни!“ ПОД ОДЕЖДОЮ У НЕЕ БЫЛ СПРЯТАН НОЖ, ВОНЗИВ ЕГО СЕБЕ В СЕРДЦЕ, НАЛЕГАЕТ ОНА НА НОЖ И ПАДАЕТ МЕРТВОЙ. Громко взывают к ней муж и отец.

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_342.jpg

Рис. 2.78. „Тарквиний и Лукреция“. Якопо Пальма Младший. Позднее венецианское Возрождение. Художник уже смутно понимал суть дела и нарисовал чисто литературный сюжет. Взято из [128J, с. 117, илл. 71

Пока те предавались скорби, Брут, ДЕРЖА ПРЕД СОБОЮ ВЫТАЩЕННЫЙ ИЗ ТЕЛА ЛУКРЕЦИИ ОКРОВАВЛЕННЫЙ НОЖ, говорит: „Этой… кровью клянусь… что отныне огнем, мечом, чем только сумею, БУДУ ПРЕСЛЕДОВАТЬ Луция Тарквиния с его преступной супругой и всем потомством, что не потерплю ни их, ни кого другого на царстве в Риме“. Затем он передает нож Коллатину, потом Лукрецию и Валерию… ОНИ ПОВТОРЯЮТ СЛОВА КЛЯТВЫ, И ОБЩАЯ СКОРБЬ ОБРАЩАЕТСЯ В ГНЕВ, А БРУТ, ПРИЗЫВАЮЩИЙ ВСЕХ НЕМЕДЛЕННО ИДТИ ВОЙНОЮ НА ЦАРСКУЮ ВЛАСТЬ, СТАНОВИТСЯ ВОЖДЕМ. Тело Лукреции выносят из дома на площадь и собирают народ… Все взволнованы… Храбрейшие юноши, вооружившись, являются добровольно, за ними следует вся молодежь… Затем… под водительством Брута с оружием двинулись в Рим» [58], т. 1, с. 60–62.

89

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru