Пользовательский поиск

Книга Царский Рим в междуречье Оки и Волги. Содержание - 4. Ливий ОБ ИСТРИЙСКОЙ ВОЙНЕ И О ГИБЕЛИ ВОИНОВ НА БЕРЕГУ МОРЯ И В МОРЕ

Кол-во голосов: 0

12.6. ОТКАЗ ТИТА МАНЛИЯ-ОТЦА ОТ КОНСУЛЬСТВА И ВРЕМЕННОЕ САМОУСТРАНЕНИЕ ДАВИДА ОТ ЦАРСТВОВАНИЯ

Мы уже говорили, что, по сообщению Секста Аврелия Виктора, консул Тит Манлий-отец «отрекся от консульской власти, говоря, что ни он не сможет перенести всех пороков народа, ни народ его строгости» [96], с. 194. Здесь опять, скорее всего, звучит мотив осуждения некоторыми римлянами излишней строгости Тита Манлия-отца по отношению к собственному сыну.

Выше мы показали, что отречение Тита Манлия-отца от консульской власти частично соответствует отказу Давида от царской власти в пользу своего сына Соломона. В то же время нельзя не обратить внимания на то, что в римском рассказе об отречении Тита Манлия звучит также тема временного самоустранения Давида от царской власти после трагической гибели Авессалома. Мы только что видели, что Давид, потрясенный смертью Авессалома, настолько впал в отчаяние, что выпустил бразды правления из своих рук и чуть было не утратил власть. Недаром Иоав говорит ему, что если Давид не воспрянет духом, у него не останется «ни одного человека» (2 Царств 19:7).

Таким образом, обе версии — и римская, и библейская — здесь достаточно близки.

13. КУЛИКОВСКАЯ БИТВА ОТРАЗИЛАСЬ В ВЕТХОМ ЗАВЕТЕ КАК ВОЙНА ДАВИДА С САВЕЕМ ВЕНИАМИТЯНИНОМ

13.1. ВЕТХОЗАВЕТНЫЙ РАССКАЗ О МЯТЕЖЕ САВЕЯ ВЕНИАМИТЯНИНА И ЕГО ГИБЕЛИ

Мы уже показали в книге «Новая хронология Руси», гл. 6, что в русских летописях рядом с основным описанием Куликовской битвы 1380 года было помещено и ее более слабое отражение в виде истории Ивана Вельяминова (Веньяминова). Поэтому следует ожидать, что и в Библии, после истории Давида и Авессалома, то есть после Куликовской битвы, появится еще одно отражение истории Ивана Веньяминова = хана Мамая. Наш логический вывод полностью подтверждается. По-видимому, ветхозаветная история предательства Савея Вениамитянина и последующей его казни является отражением, хотя и слабым, истории мятежника Ивана Веньяминова. Вот что рассказывает Библия сразу после войны Давида с Авессаломом.

«Там случайно находился ОДИН НЕГОДНЫЙ ЧЕЛОВЕК, по имени Савей, сын Бихри, ВЕНИАМИТЯНИН; он затрубил трубою и сказал: нет нам части в Давиде… И ОТДЕЛИЛИСЬ ВСЕ ИЗРАИЛЬТЯНЕ ОТ ДАВИДА И ПОШЛИ ЗА САВЕЕМ, сыном Бихри; Иудеи же остались все на стороне царя своего (Давида — Авт.), от Иордана до Иерусалима… И сказал Давид Амессаю: созови ко мне Иудеев в течение трёх дней и сам явись сюда. И пошел Амессай созвать Иудеев, НО ПРОМЕДЛИЛ БОЛЕЕ НАЗНАЧЕННОГО ЕМУ ВРЕМЕНИ. Тогда сказал Давид Авессе: ТЕПЕРЬ НАДЕЛАЕТ НАМ ЗЛА САВЕЙ, СЫН БИХРИ, БОЛЬШЕ НЕЖЕЛИ АВЕССАЛОМ; возьми ты слуг господина твоего и преследуй его, чтобы он не нашел себе укрепленных городов и не скрылся от глаз наших.

И вышли за ним люди Иоавовы, и Хелефеи, и Фелефеи, и все храбрые пошли из Иерусалима ПРЕСЛЕДОВАТЬ САВЕЯ, сына Бихри. И когда они были близ большого камня, что у Гаваона, то встретился с ними Амессай (полководец Давида, почему-то промедливший с погоней за мятежником Савеем — Авт.). Иоав был одет в воинское одеяние свое и препоясан мечом… И взял Иоав правою рукою Амессая за бороду… и… поразил его… в живот, так что выпали внутренности его на землю… Амессай же [мёртвый] лежал в крови среди дороги… весь народ останавливается над ним… когда он был стащен с дороги, то весь народ Израильский (устрашенный гибелью Амессая — Авт.) пошел вслед за Иоавом преследовать Савея…

И пришли и осадили его в Авеле-Беф-Маахе… и все люди, бывшие с Иоавом, старались разрушить стену. Тогда одна умная женщина закричала со стены города: послушайте, послушайте, скажите Иоаву, чтобы он подошел сюда, и я поговорю с ним. И подошел к ней Иоав, и сказала женщина: … ты хочешь уничтожить город, и притом мать [городов] в Израиле; для чего тебе разрушать наследие Господне? И отвечал Иоав и сказал: …человек с горы Ефремовой, по имени Савей, сын Бихри, ПОДНЯЛ РУКУ СВОЮ НА ЦАРЯ ДАВИДА; выдайте мне его одного, и я отступлю от города. И сказала женщина Иоаву: вот, голова его будет тебе брошена со стены. И пошла женщина ко всему народу со своим умным словом… И ОТСЕКЛИ ГОЛОВУ САВЕЮ, сыну Бихри, и бросили Иоаву. Тогда [Иоав] затрубил трубою и разошлись от города все [люди]… Иоав же возвратился в Иерусалим к царю».

(2 Царств 20:1–2, 20:4–10, 20:12–13, 20:15–17, 20:19–22)

13.2. САВЕЙ ВЕНИАМИТЯНИН ПРОТИВ ДАВИДА И ИВАН ВЕНЬЯМИНОВ ПРОТИВ ДМИТРИЯ ДОНСКОГО. «ОБА» ПРОИГРАЛИ И КАЗНЕНЫ

Проанализируем библейский рассказ.

1) Ветхий Завет описывает МЯТЕЖ против царя Давида, возглавленный «негодным человеком» Савеем Вениамитяниным. Таким образом, отношение библейских летописцев к Савею Вениамитянину отрицательное.

В русской истории МЯТЕЖНИК Иван Веньяминов (Вельяминов) возглавляет движение против царя-хана Дмитрия Донского. Обращает на себя внимание практическое тождество имен: ВЕНИАМИТЯНИН и ВЕНЬЯМИНОВ. Русские летописи также характеризуют Ивана Веньяминова как ИЗМЕННИКА. Отношение к нему в целом отрицательное.

Кстати, ветхозаветное имя САВЕЙ, возможно, является отражением имени ВАС-илий, прочитанного в обратном направлении. Но ведь отца Ивана Веньяминова звали именно ВАСИЛИЙ [77], кн. 1, с. 782. Вероятно, библейские авторы запутались и перенесли имя отца = мятежника на него самого. Вместо «Вениамитянин, сын Василия» получилось «Савей Вениамитянин». Потом добавили «сын Бихри».

2) По Библии, мятеж Савея Вениамитянина описан как исключительно крупное военное противостояние. Говорится даже, что ВЕСЬ НАРОД РАСКОЛОЛСЯ НАДВОЕ. Иудеи остались с царем Давидом, а мятежные Израильтяне ушли к Савею Вениамитянину.

Скорее всего, здесь мы наталкиваемся на события начала войны Дмитрия Донского с мятежником ханом Мамаем = Иваном Веньяминовым (Вельяминовым). Народ Империи тоже раскололся надвое: сторонники Дмитрия и сторонники Мамая. Как мы теперь понимаем, Дмитрий Донской возглавил приверженцев апостольского, народного христианства. А хан Мамай встал во главе родового, царского христианства, пытавшегося вернуть себе угасавшее влияние в Великой = «Монгольской» Империи.

Теперь становится более понятным и указание Ветхого Завета, что с царем Давидом оказались Иудеи, а с мятежником Савеем Beниамитянином — Израильтяне. Мы уже неоднократно видели, что деление на Иудеев и Израильтян в «Монгольской» Империи было довольно условным. Тем не менее, Иудеями в основном именовали население Османии = Атамании. Так как ее столицей был евангельский Иерусалим = Царь-Град = Троя, то, вероятно, в эпоху XIV–XVI веков название ИУДЕЕВ могли также связывать именно с апостольским, народным христианством. Как происходящим из Иудеи, из Царь-Града. Далее, ИЗРАИЛЕМ в те времена именовали в основном Русь-Орду. Ордынские войска называли ИЗРАИЛЬСКИМИ, то есть Богоборческими. Они же Крестоносцы. Поскольку войска мятежного хана Мамая = Ивана Веньяминова были в основном профессиональными ордынскими, то их вполне могли именовать ИЗРАИЛЬСКИМИ. Что мы и видим в Библии при описании противостояния царя Давида, вместе с Иудеями, против Савея Вениамитянина — с Израильтянами. Куликовское сражение было междоусобным. Русские ордынцы дрались с русскими атаманами-ордынцами.

3) По Библии, Давид отдает приказ собрать войска и подавить восстание Савея Вениамитянина. Однако его приказ наталкивается на скрытое противодействие одного из военачальников. А именно, полководец Амессай фактически игнорирует приказ царя. Вероятно, это тоже отражение глубокой междоусобной борьбы в стране. Амессай фактически пытался помочь мятежнику Савею Вениамитянину.

В русской истории, повторим это еще раз, война Дмитрия Донского с ханом Мамаем = Иваном Веньяминовым была ГРАЖДАНСКОЙ И РЕЛИГИОЗНОЙ. Поэтому друзья и враги были «перемешаны» в обществе. У мятежника Ивана Веньяминова могли быть сторонники и при княжеском дворе Дмитрия Донского.

133
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru