Пользовательский поиск

Книга Царский Рим в междуречье Оки и Волги. Содержание - 5.2. «ПЛОХИЕ» МАДИАМЦЫ, УГНЕТАЮЩИЕ ИЗРАИЛЬТЯН, И «ПЛОХИЕ» ТАТАРЫ, УГНЕТАЮЩИЕ РУСЬ. ГЕДЕОН — ЭТО ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ. МАДИАМЦЫ — ЭТО ВОИНЫ МАМАЯ

Кол-во голосов: 0

Таков рассказ Тита Ливия. Но не только Ливий рассказывает об этом известном «античном» поединке и о его герое — Тите Манлии Торквате.

4. РАССКАЗ СЕКСТА АВРЕЛИЯ ВИКТОРА О ВОЕННОМ ТРИБУНЕ ТИТЕ МАНЛИИ

Мы также ПОЛНОСТЬЮ процитируем краткий, но чрезвычайно насыщенный и важный для нас текст Секста Аврелия Виктора о Тите Манлии Торквате.

«Тит Манлий Торкват по причине замедленного развития умственных способностей и речи был отправлен отцом в деревню. Но когда он услыхал, что отец его вызван на суд народным трибуном Помпонием, он ночью отправился в Рим. Добившись тайного разговора с трибуном, он, угрожая ему обнаженным мечом, [нагнав на него] великий страх, заставил его отменить свое обвинение. При диктаторе Сульпиции он был военным трибуном и убил вызвавшего его на бой галла. Сняв с него ожерелье, он надел его на свою шею. Будучи консулом на войне с латинянами, он казнил своего сына за то, что тот, вопреки его приказанию, вступил в сражение с врагами. Латинян он победил на берегу Везера благодаря тому, что коллега его, Деций, обрек себя богам [в качестве жертвы]. Он отрекся от консульской власти, говоря, что ни он не сможет перенести всех пороков народа, ни народ его строгости» [96], с. 194.

Сейчас мы предъявим соответствие между римской историей Тита Манлия и библейской историей Давида. Но сначала напомним вкратце библейский сюжет о сражении Давида с Голиафом.

5. ЧТО РАССКАЗЫВАЕТ БИБЛИЯ О ПОЕДИНКЕ ДАВИДА С ВЕЛИКАНОМ ГОЛИАФОМ

Библия говорит:

«Филистимляне собрали войска свои для войны… А Саул и Израильтяне собрались и расположились станом в долине дуба и приготовились к войне против Филистимлян. И стали Филистимляне на горе с одной стороны, и Израильтяне на горе с другой стороны, а между ними была долина. И выступил из стана Филистимского единоборец, по имени Голиаф, из Гефа, ростом он — шести локтей и пяди. Медный шлем на голове его; и одет он был в чешуйчатую броню… И стал он и кричал к полкам Израильским:… зачем вышли вы воевать? …Выберите у себя человека, и пусть сойдет ко мне; если он может сразиться со мною и убьет меня, то мы будем вашими рабами; если же я одолею его и убью его, то вы будете нашими рабами…

И услышали Саул и все Израильтяне эти слова Филистимлянина, и очень испугались и ужаснулись… И сказал Давид Саулу: пусть никто не падает духом из-за него; раб твой пойдет и сразится с этим Филистимлянином. И сказал Саул Давиду: не можешь ты идти против этого Филистимлянина… ибо ты еще юноша, а он воин от юности своей» (1 Царств 17:1–4, 17:8–9, 17:11, 17:32).

Однако Давид убеждает царя Саула разрешить ему выйти на поединок с врагом. В конце концов, Саул соглашается.

«И сказал Саул Давиду: иди, и да будет Господь с тобою… И опоясался Давид мечом его сверх одежды и начал ходить, ибо не привык к такому вооружению… И снял Давид всё это с себя. И взял посох свой в руку свою, и выбрал себе пять гладких камней из ручья… и с сумкою и с пращею в руке своей выступил против Филистимлянина… И взглянул Филистимлянин и, увидев Давида, с презрением посмотрел на него, ибо он был молод, белокур и красив лицем. И сказал Филистимлянин Давиду: что ты идешь на меня с палкою [и с камнями]…

А Давид отвечал Филистимлянину: ты идешь против меня с мечом и копьем и щитом, а я иду против тебя во имя Господа Саваофа, Бога воинств Израильских, которые ты поносил… И узнает весь этот сонм, что не мечом или копьем спасает Господь, ИБО ЭТО ВОЙНА ГОСПОДА, и Он предаст вас в руки наши… И опустил Давид руку свою в сумку и взял оттуда камень, и бросил из пращи и поразил Филистимлянина в лоб его, и он упал лицем на землю… Тогда Давид подбежал и взял меч его и вынул его из ножен, ударил его и отсек им голову его; Филистимляне, увидев, что силач их умер, побежали. И поднялись мужи Израильские и Иудейские, и воскликнули и гнали Филистимлян… И падали пораженные Филистимляне… И взял Давид голову Филистимлянина и отнес ее в Иерусалим, а оружие его положил в шатре своем» (1 Царств 17:37–40, 17:42–43, 17:45, 17:47, 17:49, 17:51–52, 17:54).

Проанализируем рассказы Тита Ливия, Секста Аврелия Виктора и Ветхого Завета.

6. ЮНЫЙ ТИТ МАНЛИЙ, СЫН ЛУЦИЯ И ВОЕННЫЙ ТРИБУН ПРИ ДИКТАТОРЕ СУЛЬПИЦИЙ — ЭТО ЮНЫЙ ДАВИД ОРУЖЕНОСЕЦ ЦАРЯ САУЛА

Как мы увидим из сопоставления событий, римский ТИТ Манлий — это библейский ДАВИД, то есть Дмитрий Донской. А могучий Галл, противник Тита Манлия, — это библейский великан Голиаф, то есть хан Мамай, он же Иван Веньяминов.

1) Начнем с того, что оба персонажа — и Тит Манлий, и Давид — были ЮНОШАМИ в момент поединка с могучим противником. Тит Ливии говорит, что перед сражением с Галлом «сверстники вооружают ЮНОШУ (то есть Тита Манлия — Авт.)» [58], т. 1, с. 330. Ветхий Завет тоже сообщает о Давиде, что тот «БЫЛ МОЛОД» (1 Царств 17:42). На многочисленных средневековых картинах Давид изображается молодым, иногда почти мальчиком.

Отметим, кстати, что имена ТИТ и ДАВИД, или, как иногда говорили, ДАУД, практически совпадают. Дело в том, что Т и Д могли переходить друг в друга, то есть тит = ТТ — ДД = дауд = давид.

2) Секст Аврелий Виктор говорит, что юный Тит Манлий был военным трибуном при диктаторе СУЛЬПИЦИЙ и что именно при нем Тит Манлий убил воинственного Галла [96], с. 194. Полное имя диктатора таково: Гай Сульпиций Петик [96], с. 364, коммент. 83. Кроме того, Тит Ливий сообщает, что Тит Манлий был сыном ЛУЦИЯ [58], т. 1, с. 330. Таким образом, с Титом Манлием тесно связан старший персонаж по имени СУЛЬПИЦИЙ или ЛЮЦИЙ. Причем Тит Манлий находится в подчиненном положении по отношению к человеку по имени СУЛЬПИЦИЙ (диктатор) или ЛЮЦИЙ (отец).

Ветхий Завет сообщает нечто аналогичное. Юный Давид был оруженосцем у царя Саула, см. выше. То есть был одним из самых близких приближенных царя. Но в то же время Давид находился в прямом подчинении у Саула. Таким образом, римский ДИКТАТОР СУЛЬПИЦИЙ накладывается на библейского ЦАРЯ САУЛА. Библейское имя САУЛ входит как составная часть в римское имя СУЛЬПИЦИЙ.

Не исключено также, что библейское САУЛ и римское ЛЮЦИЙ могли переходить друг в друга при обратном прочтении. Отметим, что латинское С и русское С пишутся одинаково, поэтому имя ЛУЦИЙ могло в данном случае возникнуть как результат обратного прочтения имени САУЛ. То есть САУЛ ЛУСИЙ или Луций.

Отметим, что Тит Ливий слегка путается в должностях упомянутых персонажей. В отличие от Секста Аврелия Виктора, он называет Гая Сульпиция КОНСУЛОМ, якобы 361 года до н. э., по скалигеровскому счету, а диктатором — Тита Квинкция Пенна [58], т. 1, с. 329. Однако суть дела от этого не меняется и остается прежней: события разворачиваются именно при СУЛЬПИЦИИ, бывшем в указанном году либо диктатором, либо консулом, но, во всяком случае, человеком, облеченным высшей властью и напрямую связанным с Галльской войной. В подчинении Сульпиция был юный военный трибун Тит Манлий.

3) Подчеркнем, что юный римлянин Тит Манлий был ВОЕННЫМ ТРИБУНОМ, а юный библейский Давид был ОРУЖЕНОСЦЕМ царя. Следовательно, оба были ВОЕННЫМИ ЛЮДЬМИ, служили в царском войске.

4) Секст Аврелий Виктор сообщает, что Тит Манлий — «ЗНАТНЫЙ юноша сенаторского рода» [96], с. 13. Согласно Ветхому Завету, Давид помазан царем Израиля. Таким образом, оба сравниваемых персонажа были ЗНАТНЫМИ.

111
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru