Пользовательский поиск

Книга Царский Рим в междуречье Оки и Волги. Содержание - 3. РАССКАЗ ЛИВИЯ О БИТВЕ РИМЛЯНИНА ТИТА МАНЛИЯ ТОРКВАТА С МОГУЧИМ ГАЛЛОМ. ГАЛЛ СРАЖЕН В ПОЕДИНКЕ

Кол-во голосов: 0

По — видимому, в старинной русской летописи, которую переписывал или редактировал сладкозвучный Гомер, в сюжете о Холопьей войне было изначально употреблено выражение: ВЫТЯНУТЬ кнутом, то есть сильно хлестать, бить. Новгородцы избивали холопов, вытягивая их кнутами. «Античный классик» вместо этого уклончиво написал: НАТЯГИВАТЬ (тетиву лука). Вместо хлесткого удара кнутом получилось натягивание лука и удар стрелы. Затем заработала поэтическая фантазия, и в итоге вышла красивая «античная» сцена. Которую как «античные», так и современные художники стали увлеченно изображать. См., например, рис. 1.245 и 1.247. В итоге русско — ордынский кнут или казацкая нагайка исчезли со страниц «античного» Гомера и взамен появился «греческий лук греческого Одиссея». Стало очень изящно. Но неверно.

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_255.jpg

Рис. 1.247. Одиссей при помощи «натянутого лука» избивает женихов. Иллюстрация Г. Епифанова к 22–й песне «Одиссеи». Скорее всего, поздние художники уже не понимали сути события и рисовали просто «красивые картинки». Взято из [29], вкл. между с. 672–673

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_256.jpg

Рис. 1.248. «Пенелопа за ткацким станком с женихами». Пинтуриккьо, якобы около 1509 г. На заднем плане — эпизоды из странствий Одиссея. Все персонажи и обстановка типично средневековые. Корабль Одиссея — это большой средневековый корабль, на мачте которого развевается флаг с ХРИСТИАНСКИМ КРЕСТОМ. Кстати, данная картина носила ОФИЦИАЛЬНЫЙ характер — она была написана для дворца Лоренцо Великолепного по случаю свадьбы градоначальника Пандольфо Петруччи. Так что ни о каких «живописных фантазиях» здесь не могло быть и речи. Взято из [8], с. 81, илл. 74

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_257.jpg

Рис. 1.249. Корабль «античного» Одиссея на картине Пинтуриккьо якобы 1509 г. Показана известная сцена испытания Одиссея пением сирен. Он привязан к мачте и слушает сирен, в то время как уши остальных его спутников заткнуты. Мы видим типичную средневековую каравеллу, вдоль бортов которой идут ряды отверстий для пушек. На мачте корабля развевается флаг с ХРИСТИАНСКИМ КРЕСТОМ. Вдоль бортов развешаны щиты с гербами. Каждый второй из них украшен большим ХРИСТИАНСКИМ КРЕСТОМ. Итак, для художников Средних веков, а заодно и для их зрителей «античность» была той самой эпохой, в которой они сами жили. Взято из [8], с. 81, илл. 74

На рис. 1.248 мы приводим картину Пинтуриккьо «Пенелопа за ткацким станком с женихами». Лук Одиссея висит на стене слева. На заднем плане — некоторые другие эпизоды из странствий Одиссея: встреча с сиренами и царицей Цирцеей. Сразу обращает на себя внимание, что все персонажи и обстановка изображены типично средневековыми. Корабль Одиссея — это большой средневековый корабль, на мачте которого развевается флаг с ХРИСТИАНСКИМ КРЕСТОМ, см. рис. 1.249. А ведь нас уверяют, будто Троянская война была за тысячу двести лет до Христа. Как мы видим, художники XVI века были совсем иного мнения. Ни они, ни их зрители не сомневались, что корабли «античных» троянцев, то есть казаков — новогородцев, плавали под христианским флагом крестоносцев.

Сегодня туристам показывают греческий остров, называя его «Итака», см. рис. 1.250. При этом уверяют, будто именно сюда вернулся легендарный гомеровский Одиссей, дабы покарать нахальных женихов и вновь обнять свою верную жену Пенелопу. Это ошибка. Людей сбила с толку скалигеровская версия истории. Как мы теперь понимаем, Одиссей вернулся совсем в другое место — на Волгу, где около Новгорода = Ярославля и разгорелась Холопья война, в которой Одиссей, вместе своими верными новгородцами, победил холопов — женихов.

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_258.jpg

Рис. 1.250. «Итака». Рисунок Е. Dodwell. Лондон, 1819 г. Якобы именно сюда вернулся гомеровский Одиссей после Троянской войны. Это ошибка. См. главу 1 настоящей книги. Взято из 133], с. 28

Возвращение Одиссея — Улисса и избиение им женихов — достаточно популярный сюжет в средневековом искусстве. Как мы теперь понимаем, художники XV–XVIII веков изображали важное событие новгородской = ярославской истории в Руси — Орде. Например, в итальянском городе Генуе, на вилле Палавичино делле Пескиере, целый Салон, большой зал, отведен данному сюжету. На рис. 1.251 показан общий вид Салона, на рис. 1.252 — план фресок потолка. Здесь изображена история возвращения Улисса = Одиссея. На рис. 1.253 — «Улисс и Навзикая», а также часть центральной фрески «Собрание богов». На рис. 1.254 — «Улисс и Минерва (Афина)» и другая часть фрески «Собрание богов». На рис. 1.255 — «Улисс при дворе феаков», на рис. 1.256 — «Улисс убивает женихов». Мы видим, что в те времена западные европейцы с большим интересом и уважением относились к истории Руси — Орды, метрополии Великой Империи.

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_259.jpg

Рис. 1.251. Общий вид Салона, где изображена «История Улисса». Генуя, вилла Палавичино делле Пескиере (Джованни Баттиста Кастелло). Якобы около 1560 г. Слева вверху — «Улисс и Минерва». Взято из [52], с. 405, илл. 187

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_260.jpg

Рис. 1.252. План фресок потолка Салона «История Улисса». Генуя, вилла Палавичино делле Пестере. Взято из [52], с. 404

ВЫВОД. В гомеровской «Одиссее» подробно описана Холопья война новгородцев конца XIII — начала XIV века. Описание явно позднее, изящно — литературное, создано в эпоху, когда подлинные русско — ордынские события уже стали забываться. Все это согласуется с другими нашими результатами, согласно которым сладкозвучный Гомер творил в эпоху не ранее XV–XVI веков. Мы видим также, что Холопья война в Руси — Орде была весьма знаменитым событием, раз она многократно отразилась не только в русских летописях, но и на страницах «античных» авторов, например, у Тита Ливия, Плутарха и Гомера.

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_261.jpg

Рис. 1.253. Фреска «Улисс и Навзикая» и часть фрески «Собрание богов». Генуя, вилла Палавичино делле Пескиере. Обнаженный Одиссей достигает побережья страны феаков, где царевна Навзикая снабжает его одеждой. Взято из [52], с. 406, илл. 188

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_262.jpg

Рис. 1.254. Фреска «Улисс и Минерва» и вторая часть фрески «Собрание богов». Генуя, вилла Палавичино делле Пескиере. На центральной фреске Минерва и Меркурий вступаются за Одиссея, уговаривая Юпитера положить конец скитаниям героя. Взято из [52], с. 407, илл. 189

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_263.jpg

Рис. 1.255. Фреска «Улисс при дворе феаков». Улисс у царя феаков побеждает всех, состязаясь в метании камня. Генуя, вилла Палавичино делле Пескиере. Взято из [52], с. 408, илл. 190

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_264.jpg

Рис. 1.256. Фреска «Улисс убивает женихов в своем дворец на Итаке». Генуя, вилла Палавичино делле Пескиере. Взято из 152], с. 408, илл. 190

В заключение сделаем замечание по поводу обнаруженной нами переделки «Гомером» старого текста летописи. Ясно видно, в каком направлении работала мысль редактора. Он убирал всё, что указывало на Русь — Орду, и вообще стремился вытереть особо явные следы эпохи XIII–XVI веков. Но тогда спрашивается, почему же редактор просто не выбросил новгородскую сцену с кнутами — нагайками? Ведь тогда следов русско — ордынской истории сразу стало бы существенно меньше. В частности, мы не смогли бы сегодня их восстановить. Ответ, вероятно, прост. Скорее всего, от редактора требовали сохранить объем первоначальной летописи. Если же убрать какой — то большой кусок текста, то придется заново писать что — то новое, дабы заполнить получившуюся «дырку». Надо будет что — то придумывать. А это непросто. Вообще, писать что — либо содержательное, а не просто болтовню на чистом листе бумаге — это всегда непростое творчество. Редактировать же куда легче. Достаточно переписывать старый текст, заменяя, например, свистящие казацкие кнуты — нагайки на картинное «натягивание лука». Объем текста при этом более или менее сохраняется. Думать особенно не нужно. Работа рутинно — канцелярская. Её можно смело поручать переписчику — ремесленнику. Кстати, и платить ему можно меньше, чем «творческому историку», который стал бы придумывать из головы «новую историю» вместо уничтожаемой им старой. В итоге подлинные события все — таки более или менее уцелели. Искаженные редакторской правкой, однако узнаваемые, если располагать правильной хронологией. А она у нас теперь появилась.

70
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru