Пользовательский поиск

Книга Царский Рим в междуречье Оки и Волги. Содержание - 3.2. ВКРАТЦЕ О НАЛОЖЕНИИ ПУНИЧЕСКИХ ВОЙН РИМА НА ВОЙНЫ XV–XVI ВЕКОВ

Кол-во голосов: 0

В Евангелиях эти события, по — видимому, не отразились. Поэтому воспользуемся обнаруженным нами соответствием между Иисусом Христом и византийским императором Андроником, см. книгу «Царь Славян». И мы сразу же наталкиваемся на чрезвычайно похожий сюжет в истории Андроника — Христа. Обратимся к «Истории» византийца Никиты Хониата.

В Царь — Граде правит юный Алексей Комнин, сын предыдущего византийского императора Мануила Комнина. Как пишет Никита Хониат, Алексей Комнин еще даже не вполне достиг юношеского возраста, был ребенком, нуждался «в дядьках и няньках» [114], с. 288. Поэтому вся власть оказалась сосредоточенной в руках его oпeкуна — протосеваста и протовестиария Алексея Комнина, который «совершенно овладел матерью царя — отрока, часто проводил с нею время и усилился больше всех других» [114], с. 289. Никита Хониат I отмечает, что Алексей Комнин, опекун Алексея Комнина (их имена совпадают), сделался «почти неразлучным» с матерью царя — отрока I [114], с. 290.

Хотя протосеваст Алексей Комнин официально не занимает византийский престол, однако он является фактическим правителем. Никита Хониат пишет: «Что же касается протосеваста Алексея, он, гордясь своею силою и злоупотребляя властью государыни, распространял свое влияние, подобно ядовитому и страшному дракону, на все вообще дела. Без него не делалось ничего. Если же кому и случалось сделать что — нибудь тайно от него, или упросив царицу, или… у царя (юного Алексея Комнина — Авт.?), когда тот играл в орехи или забавлялся бросанием камешков, то и это не проходило мимо его глаз» [114], с. 296.

Обратим внимание, что в византийской версии имена царя — отрока и его опекуна попросту совпадают: АЛЕКСЕЙ КОМНИН и АЛЕКСЕЙ КОМНИН. Как мы вскоре увидим, это обстоятельство, вероятно, сыграло не последнюю роль в том, что в римской «Истории» Тита Ливия оба они слились — на бумаге — в одного римского царя: Тарквиния Древнего.

При «паре» византийцев Алексеев Комниных восходит политическая звезда Андроника Комнина. Скоро он станет императором. Но пока что Андроник — Христос ограничивается лишь тем, что усиливает и распространяет свое влияние вширь. В результате некоторые начинают опасаться его, и против Андроника складывается сильная оппозиция.

Таким образом, со страниц «Истории» Никиты Хониата встает следующая картина. Юный император Алексей Комнин и его опекун Алексей Комнин совместно правят царством. Вероятно, в некоторых летописях эту пару властителей описывали как одного императора по имени «Алексей Комнин» — имена ведь совпадали. Например, в «Истории» Тита Ливия этот «двойной царь» Алексей Комнин, по — видимому, отразился как царь Тарквиний Древний.

Затем рядом с Алексеем Комниным возникает сильный политический конкурент — Андроник Комнин. В «античной» римской истории он, по — видимому, описан Титом Ливием под именем «Сервий Туллий». Скоро он станет царем, преемником Алексея Комнина = Тарквиния Древнего.

Мы изобразили схему обнаруженного нами параллелизма на рис. 2.13.

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_277.jpg

Рис. 2.13. Схема соответствия между царем Сервием Туллием и императором Андроником — Христом

5. ЦАРИЦА ТАНАКВИЛЬ, ЖЕНА ТАРКВИНИЯ ДРЕВНЕГО, ВЫДВИГАЕТ СЕРВИЯ ТУЛЛИЯ. АНАЛОГИЧНО, КЕСАРИССА ПОРФИРОРОДНАЯ МАРИЯ, СЕСТРА ЦАРЯ АЛЕКСЕЯ КОМНИНА, ВЫДВИГАЕТ АНДРОНИКА — ХРИСТА

Как мы уже говорили, царица Танаквиль, ЖЕНА римского царя Тарквиния Древнего, поддерживает молодого Сервия Туллия с самого его детства. Она взяла к себе в дом мать Сервия Туллия и сблизилась с ней. Затем она фактически усыновила Сервия Туллия. Он был приемным сыном в семье царя. Как мы увидим, царица Танаквиль будет поддерживать Сервия Туллия и дальше. Фактически она возведет его на римский престол как преемника Тарквиния Древнего.

Теперь обратимся к византийской «Истории» Никиты Хониата. Здесь мы сейчас увидим очень похожую схему персонажей и их взаимоотношений. У юного царя Алексея Комнина есть СЕСТРА, которую именуют Порфирородной Марией. Она — сестра Алексея по отцу, но от другой матери. Более того, Мария является ЖЕНОЙ КЕСАРЯ, происходившего из Италии. При этом имя Кесаря не называется в «Истории» Хониата. Марию Порфирородную именуют КЕСАРИССОЙ, то есть царицей [114], с. 303. Она возглавляет партию людей, недовольных правлением протосеваста Алексея Комнина и поддерживающих Андроника — Христа. Таким образом, схема соответствия такова:

1) Римлянинка Танаквиль, жена царя Тарквиния Древнего, соответствует византийке Марии Порфирородной, сестре царя Алексея Комнина.

2) В обеих версиях речь идет о РОДСТВЕННИЦЕ ЦАРЯ. Римская царица Танаквиль — ЖЕНА царя, а византийская Кесарисса Мария — СЕСТРА царя. Поздние летописцы могли путаться в родственных отношениях. Кроме того, повторим, Мария была КЕСАРИССОЙ, женой Кесаря, царя из Италии. Так что термины «жена» и «сестра» вполне могли переставляться на страницах старых хроник. Тем более, что обе женщины именовались царицами.

3) Римлянинка Танаквиль поддерживает Сервия Туллия, будущего преемника Тарквиния Древнего. Аналогично, византийка Кесарисса Мария поддерживает Андроника — Христа, будущего преемника Алексея Комнина. См. рис. 2.13.

6. НАПАДЕНИЕ НА ТАРКВИНИЯ ДРЕВНЕГО И НАПАДЕНИЕ НА ПРОТОСЕВАСТА АЛЕКСЕЯ КОМНИНА. В ОБОИХ СЛУЧАЯХ ЦАРЬ ТЯЖЕЛО РАНЕН, НО ОСТАЕТСЯ ЕЩЕ НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ЖИВ

Обиженные сыновья Анка Марция, враги Тарквиния Древнего, отодвинутые им от власти, организовали покушение на него. «Для злодеяния были выбраны два самых отчаянных пастуха, вооруженные, тот и другой, привычными им мужицкими орудиями. Затеяв притворную ссору в преддверии царского дома, они поднятым шумом собирают вокруг себя всю прислугу; потом, так как оба призывали царя и крик доносился во внутренние покои, их приглашают к царю… Когда ликтор унял их и велел говорить по очереди, они перестают наконец препираться и один начинает заранее выдуманный рассказ. Пока царь внимательно слушает, оборотясь к говорящему, второй заносит и ОБРУШИВАЕТ НА ЦАРСКУЮ ГОЛОВУ ТОПОР; ОСТАВИВ ОРУЖИЕ В РАНЕ, оба выскакивают за дверь. Тарквиния при последнем издыхании принимают на руки окружающие…

Поднимается крик, и сбегается народ… Среди общего смятения Танаквиль приказывает запереть дом, выставляя всех прочь. Тщательно, КАК ЕСЛИ БЫ ЕЩЕ БЫЛА НАДЕЖДА, приготовляет она все нужное для лечения раны, но тут же на случай, ЕСЛИ НАДЕЖДА ИСЧЕЗНЕТ, принимает иные меры… Когда шум и напор толпы уже нельзя было выносить, Танаквиль из верхней половины дома… обращается с речью к народу. Она велит сохранять спокойствие: царь — де просто оглушен ударом; ЛЕЗВИЕ ПРОНИКЛО НЕГЛУБОКО; он уже пришел в себя; кровь обтерта, и рана обследована; все обнадеживает» [58], т. 1, с. 46–47.

Итак, царь Тарквиний Древний тяжело ранен, но пока что жив и есть надежда, хотя и слабая, на выздоровление.

Обратимся теперь к византийцу Никите Хониату. Здесь картина в целом вполне аналогичная, хотя детали описания разнятся. Против протосеваста Алексея Комнина, аналога Тарквиния Древнего, поднимается волна недовольства. Движущей силой мятежа называется Кесарисса Мария, аналог римской царицы Танаквиль. В этом отличие двух сравниваемых нами версий. В римских первоисточниках Танаквиль именуется женой Тарквиния Древнего. Она поддерживает мужа. А в византийской версии Кесарисса Мария, сестра царя Алексея Комнина, напротив, выступает как противница протосеваста Алексея Комнина. Но в остальном картина византийских событий чрезвычайно похожа на римскую версию Ливия. Судите сами.

В Византии складывается заговор, направленный против протосеваста Алексея Комнина. В него входят несколько именитых граждан. Кесарисса Мария «составила заговор и… определила смерть Протосевасту И ТОЛЬКО ВЫЖИДАЛА БЛАГОПРИЯТНОГО СЛУЧАЯ УМЕРТВИТЬ ЕГО… ОНА ПОДГОВОРИЛА УБИЙЦ, которые должны были обнажить смертоносное оружие против врага» [114], с. 298. На первых порах заговор не удался, некоторые из заговорщиков были схвачены, и покушение пришлось отложить. Впрочем, ненадолго. Мятеж бурлит. «Начались у них сходки и стали составляться собрания… Кричали против Протосеваста, как против человека, который благоденствует не по достоинству и злоупотребляет своим счастьем… все это продолжалось несколько дней, волновало народ и побуждало его к мятежу. Наконец чернь взбунтовалась и бросилась грабить и разрушать прекраснейшие дома, принадлежавшие людям, к которым особенно расположены были Протосеваст и государыня (мать юного Алексея Комнина — Авт.)» [114], с. 301.

74
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru