Пользовательский поиск

Книга Царский Рим в междуречье Оки и Волги. Содержание - 26. РАЗРЕЗАНИЕ МЕЧОМ НЕКОЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ТЕЛА И ЕГО ЧУДЕСНОЕ СРАСТАНИЕ ВО ВРЕМЯ УСПЕНИЯ МАРИИ БОГОМАТЕРИ — ЭТО ОТРАЖЕНИЕ РОЖДЕНИЯ ХРИСТА ПРИ ПОМОЩИ КЕСАРЕВА СЕЧЕНИЯ

Кол-во голосов: 0

4) Обратим внимание, что для Тита Ливия «вбитие гвоздя» было уже древним обычаем, сильно забытым. Сам Тит Ливий его уже не понимает и теоретизирует в том смысле, что, дескать, так могли отмечать годы. В свете того, что мы теперь начинаем понимать, версия Тита Ливия представляется сомнительной.

5) Наконец, становится понятным, почему «вбивание гвоздей» считалось эт — русским, то есть попросту русским обычаем. Пришедшим в Рим от эт — русков. Дело в том, что, согласно нашей реконструкции, именно Русь — Орда возглавила Крестовые походы XIII века н. э. Поэтому именно на Руси, родине Марии Богоматери, могли сложиться уважительные обычаи, направленные на закрепление в памяти людей событий, связанных с Андроником — Христом. Потом эти обычаи распространились и в другие регионы вместе с распространением христианства.

21. ЕВАНГЕЛЬСКИЕ ИРОД И ИРОДИАДА У ЛИВИЯ. ГИБЕЛЬ ИОАННА КРЕСТИТЕЛЯ ДАЛА ВКЛАД В РАССКАЗ О ГИБЕЛИ СЕРБИЯ ТУЛЛИЯ

21.1. РАССКАЗ ЛИВИЯ О ТАРКВИНИИ ГОРДОМ И ТУЛЛИИ — СВИРЕПОЙ

В Евангелиях царь Ирод появляется два раза. Первый раз — во время рождения и младенчества Христа. Ирод стремится убить Иисуса, опасаясь за свою власть. Через некоторое время Ирод и его жена Иродиада казнят Иоанна Крестителя.

Второй раз имя Ирода всплывает уже во время Страстей Христа. Христа приводят на суд к Ироду. Сегодня считается, что тут речь идет о двух разных Иродах. Но сейчас нам неважно — один это человек или два. Мы хотим обратить внимание на то, что появление имени «Ирод» в двух разных местах Евангелий могло привести к путанице у позднейших «античных» авторов, излагавших историю Христа и связанных с ним людей. Сейчас мы покажем, что на страницах Тита Ливия отразилась не только история казни Христа = Сервия Туллия, но и история казни Иоанна Крестителя — под тем же именем Сервия Туллия. Причем эти два евангельских сюжета Тит Ливий различал уже достаточно плохо, а потому включил их в «биографию» одного и того же персонажа, назвав его СЕРВИЕМ ТУЛЛИЕМ. То есть попросту «склеив» историю Христа с историей Иоанна Крестителя. Ничего удивительного в этом нет. Мы уже видели в главе 1 настоящей книги, что Ромул (частично — Христос) и Рем (частично — Иоанн Креститель) путались некоторыми летописцами. Та же путаница обнаруживается у Тита Ливия при описании Сервия Туллия. Причина, повторим, вероятно, в том, что царь ИРОД играл важную роль как в жизнеописании Христа, так и в жизнеописании Иоанна Крестителя.

Вот что говорит Тит Ливий:

«Сервий сочетает браком двух своих дочерей с царскими сыновьями Луцием и Аррунтом Тарквиниями… Он (Луций Тарквиний Гордый — Авт.)… по молодости лет был горяч, и жена, Туллия, растравляла беспокойную его душу. Так и римский дом… явил пример достойного трагедии злодеяния…

У этого Луция Тарквиния… был брат — Аррунт Тарквиний, юноша от природы кроткий. Замужем за двумя братьями были… две Туллии, царские дочери, складом тоже совсем непохожие друг на друга. Вышло так, что ДВА КРУТЫХ НРАВА в браке не соединились… ТУЛЛИЯ — СВИРЕПАЯ тяготилась тем, что не было в её муже (Аррунте — Авт.) никакой страсти, никакой дерзости. Вся устремившись к другому Тарквинию (Луцию Гордому — Авт.), им восхищается она, его называет настоящим мужчиной и порождением царской крови, презирает сестру за то, что та, получив настоящего мужа, не равна ему женской отвагой. Сродство душ способствует быстрому сближению — как водится, зло злу подстать, — но ЗАЧИНЩИЦЕЮ ОБЩЕЙ СМУТЫ СТАНОВИТСЯ ЖЕНЩИНА. Привыкнув к уединенным беседам с ЧУЖИМ МУЖЕМ (с Луцием Тарквинием Гордым — Авт.), ОНА САМОЮ ПОСЛЕДНЕЮ БРАНЬЮ ПОНОСИТ СВОЕГО СУПРУГА ПЕРЕД ЕГО БРАТОМ, свою сестру перед её супругом… Быстро заражает она (Туллия — Свирепая — Авт.) юношу (Луция — Авт.) своим безрассудством. Освободив двумя кряду похоронами дома свои для нового супружества, ЛУЦИЙ ТАРКВИНИЙ И ТУЛЛИЯ — МЛАДШАЯ СОЧЕТАЮТСЯ БРАКОМ, СКОРЕЕ БЕЗ ЗАПРЕЩЕНИЯ, ЧЕМ С ОДОБРЕНИЯ СЕРВИЯ.

С каждым днем теперь СИЛЬНЕЕ ОПАСНОСТЬ, НАВИСШАЯ НАД СТАРОСТЬЮ СЕРВИЯ, над его царской властью, потому что от преступления к новому преступлению УСТРЕМЛЯЕТСЯ ВЗОР ЖЕНЩИНЫ И НИ ДНЕМ НИ НОЧЬЮ НЕ ДАЕТ МУЖУ ПОКОЯ, чтобы не оказались напрасными прежние кощунственные убийства. Не мужа, говорит она, ей недоставало… — нет, ей не хватало того, кто считал бы себя достойным царства… „Если ты тот, за кого, думалось мне, я выхожу замуж, то я готова тебя назвать и мужчиною, и царем… Очнись же!.. А если духа недостает, чего ради морочишь ты город?..“ Такими и другими попреками ПОДСТРЕКАЕТ ТУЛЛИЯ юношу, да и сама не может найти покоя, покуда она, царский отпрыск, не властна давать и отбирать царство…

ПОДСТРЕКАЕМЫЙ НЕИСТОВОЙ ЖЕНЩИНОЙ, Тарквиний обходит сенаторов…» [58], т. 1, с. 47, 50–52. Далее следует уже знакомая нам история интриг Тарквиния Гордого и его жены Туллий — Свирепой против царя Сервия Туллия. В конце концов, им удается организовать мятеж и казнить царя.

Вероятно, данный фрагмент «Истории» Тита Ливия рассказывает о евангельской истории Иоанна Крестителя. А именно:

евангельский Ирод — это Луций Тарквиний Гордый;

евангельская злобная Иродиада, жена Ирода, — это Туллия — Свирепая;

евангельский Иоанн Креститель — это Сервий Туллий.

В самом деле, посмотрим на данный сюжет более внимательно.

21.2. ДВА БРАТА И ЖЕНА, ПЕРЕХОДЯЩАЯ ОТ ОДНОГО БРАТА К ДРУГОМУ

Итак, по Титу Ливию, два брата — Луций и Аррунт Тарквиний женаты — на двух сестрах, которых зовут одинаково — Туллия. Главными персонажами являются Луций Тарквиний и жена его брата — Туллия, которую Тит Ливий именует «Туллия — Свирепая» [58], т. 1, с. 51. По прошествии некоторого времени Туллия — Свирепая становится женой Луция Тарквиния. То есть переходит от одного брата к другому.

Аналогичная картина знакома нам и по Евангелиям, см. рис. 2.69. У царя Ирода есть брат Филипп. Филипп женат на Иродиаде. Но через некоторое время Иродиада выходит замуж за царя Ирода (Лука 6:17). То есть переходит от одного брата к другому.

Евангелия ничего не сообщают, была ли жена у царя Ирода до того, как он женился на Иродиаде. А по Титу Ливию, Луций Тарквиний — евангельский Ирод, прежде чем жениться на Туллий — Свирепой — евангельской Иродиаде, был ранее женат на ее сестре. Но имя сестры, оказывается, тоже ТУЛЛИЯ. Складывается ощущение, что речь идет об одной и той же женщине по имени Туллия. Сначала она, вероятно, была женой Аррунта Тарквиния = Филиппа, а потом стала женой его брата — Луция Тарквиния = Ирода. Если это так, то аналогия с Евангелиями становится еще более отчетливой. Две сестры — жены с одинаковыми именами — две Туллии — отразились в Евангелиях как одна жена — Иродиада.

Как в Евангелиях, так и у Тита Ливия, речь идет о браках ВНУТРИ ЦАРСКОГО СЕМЕЙСТВА.

21.3. ИОАНН КРЕСТИТЕЛЬ ОСУЖДАЕТ ЖЕНИТЬБУ ИРОДА НА ИРОДИАДЕ. СЕРБИИ ТУЛЛИЙ НЕ ОДОБРЯЕТ, ХОТЯ И НЕ ЗАПРЕЩАЕТ ЖЕНИТЬБУ ЛУЦИЯ ТАРКВИНИЯ НА ТУЛЛИИ — СВИРЕПОЙ

Евангелия сообщают, что Иоанн Креститель осуждал царя Ирода зе женитьбу на Иродиаде, жене своего брата Филиппа. «Иоанн говорил Ироду, не должно тебе иметь жену брата твоего» (Марк 6:18).

Тит Ливий говорит, что Луций Тарквиний = евангельский Ирод и Туллия — Свирепая = евангельская Иродиада сочетались браком «скорее без запрещения, чем с одобрения Сервия», см. выше. Таким образом, Сервий Туллий, по — видимому, НЕ ОДОБРИЛ брак Луция с Туллией — Свирепой. Хотя и не стал возражать.

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_333.jpg

Рис. 2.69. Схема взаимодействия основных персонажей в истории Туллий — Свирепой (= евангельской Иродиады) и Луция Тарквиния (= евангельского Ирода)

В обеих версиях мы видим одинаковую ситуацию: осуждение Иоанном Крестителем — Сервием Туллием брака царя, или царского сына, на жене брата.

87
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru