Пользовательский поиск

Книга Царский Рим в междуречье Оки и Волги. Содержание - 4.1. СВИДЕТЕЛЬСТВА ЛИВИЯ И ПЛУТАРХА

Кол-во голосов: 0

Рис. 6.2. Поздние варианты изображения «Лабарума Константина». Взято из [3], с. 260

7) Отметим также, что римлянин Публий Деций Мус, стоя в только что описанной нами позе, обращается к богам и призывает их поразить врагов римского народа УЖАСОМ, СТРАХОМ И СМЕРТЬЮ. И действительно, как через несколько строк расскажет Тит Ливий, боги послушались Публия Деция Муса и исполнили его мольбу. Как мы теперь понимаем, в исходном старом тексте Тита Ливия здесь речь шла о пушках и мушкетах. Огонь, картечь и пули, которые действительно поразили ужасом, страхом и смертью войско Мамая = Максен-ция = Лициния = Голиафа = латин.

8) По поводу Публия Деция Мусы Тит Ливий добавляет, что «обрекший себя в жертву имеет право посвятить свое ОРУЖИЕ ВУЛКАНУ или еще какому-нибудь богу» [58], т. 1, с. 375. Здесь упомянут бог огня Вулкан.

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_503.jpg

Рис. 6.3. «Групповой портрет членов антверпенского магистрата и старшин стрелковых гильдий». Давид Тенирс Младший. 1643 г. Взято из [124], с. 491

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_504.jpg

Рис. 6.4. Стрелок с мушкетом, установленным на подставке-козлах. Фрагмент картины «Групповой портрет членов антверпенскою магистрата и старшин стрелковых гильдий». Давид Тенирс Младший. 1643 г. Взято из [124], с. 491

Хорошо отвечает тому, что Публий Деций Мус = инок Ослябя, или инок Пересвет, был, скорее всего, главным ПУШКАРЕМ в войске Дмитрия Донского. Пушки в представлении древних, были связаны с богом огня Вулканом. Не исключено, что имена ОСЛЯБЯ и ПУБЛИЙ получались друг из друга обратным прочтением и легким искажением.

9) Обращает на себя внимание и само имя МУС, то есть имя человека, явно связанного с огнестрельным оружием. Поскольку в старых текстах С и Ш могли переходить друг в друга, то имя МУС могло звучать также как МУШ. Но в книге «Библейская Русь», гл. 4:9.4, мы уже подробно говорили о том, что название МУШКЕТА, скорее всего, произошло от русского слова МУШКА, МУХА, поскольку на конце ствола для удобства прицела помещалась «мушка».

10. СМЕРТОНОСНАЯ ПЫЛАЮЩАЯ КОМЕТА ДЕЦИЯ МУСА В РИМСКО-ЛАТИНСКОЙ БИТВЕ И ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ ИНОКА ОСЛЯБИ (И ПЕРЕСВЕТА) В КУЛИКОВСКОЙ БИТВЕ

В предыдущем пункте мы высказали мысль, что небесная сила, которую получил Публий Деций Мус (Ослябя и Пересвет) в результате обращения к богам с помощью римского жреца = Сергия Радонежского, — это, скорее всего, огнестрельное оружие — пушки и мушкеты. Поэтому следует ожидать, что в последующем рассказе Тита Ливия о вступлении Публия Деция Мусы в бой с латинами должно в какой-то форме проявиться эффективное действие пушек и мушкетов. Наше умозаключение полностью оправдывается. Судите сами. Вот что говорит Тит Ливий.

«Так произносит он (Публий Деций Мус — Авт.) это заклинание и приказывает ликторам идти к Титу Манлию и поскорей сообщить товарищу, что ОН ОБРЕК СЕБЯ В ЖЕРТВУ ВО ИМЯ ВОИНСТВА. Сам же препоясался на габинский лад, вооружился, вскочил на коня и бросился в гущу врага. ОН БЫЛ ЗАМЕЧЕН И В ОДНОМ И В ДРУГОМ ВОЙСКЕ, ИБО ОБЛИК ЕГО СДЕЛАЛСЯ КАК БЫ ВЕЛИЧЕСТВЕННЕЙ, ЧЕМ У ОБЫКНОВЕННОГО СМЕРТНОГО… САМО НЕБО ПОСЛАЛО ТОГО, кто отвратит от своих погибель и обратит ее на врагов. И ТОГДА ВНУШЕННЫЙ ИМ СТРАХ ОХВАТИЛ ВСЕХ, И В ТРЕПЕТЕ РАССЫПАЛИСЬ ПЕРЕДОВЫЕ РЯДЫ ЛАТИНОВ, А ПОТОМ УЖАС ПЕРЕКИНУЛСЯ И НА ВСЕ ИХ ВОЙСКО. -.. КУДА БЫ НИ НАПРАВИЛ ДЕЦИЙ СВОЕГО КОНЯ, ВЕЗДЕ ВРАГИ СТОЛБЕНЕЛИ ОТ УЖАСА, СЛОВНО ПОРАЖЕННЫЕ СМЕРТОНОСНОЙ КОМЕТОЙ; когда же пал он под градом стрел, уже нескрываемо перетрусившие когорты латинов пустились наутек и ШИРОКИЙ ПРОРЫВ открылся перед римлянами. Выйдя из БЛАГОЧЕСТИВОГО ОЦЕПЕНЕНИЯ, они с воодушевлением, как будто им только что ПОДАЛИ ЗНАК К БИТВЕ, снова бросились в бой».

[58], т. 1, с. 373

Здесь, вероятно, ярко описано воздействие огнестрельного оружия на опешившего врага. Никогда ранее его не видавшего. Обращает на себя внимание сравнение Публия Деция Мусы, или его оружия, со СМЕРТОНОСНОЙ КОМЕТОЙ, КОГДА ОН ПОРАЖАЛ ВРАГОВ. Комета — это светящееся огненное тело на небе. Хороший образ для огнестрельного оружия. Тем более что «Небесный Лабарум Константина» явился войскам как нечто светящееся, огненное, поразившее войска. См. нашу книгу «Крещение Руси». Далее Тит Ливий подчеркивает, что Публий Деций Мус громит врага «самостоятельно», поскольку остальные римские легионы в это время неподвижно стоят в благочестивом оцепенении, с восхищением и ужасом взирая на действия Деция Мусы. Все ясно. Пока грохотали неожиданно введенные в бой пушечные батареи Дмитрия Донского, его коннице и пешим оставалось ждать, пока противнику будет нанесен заметный урон.

И наконец, из текста Тита Ливия хорошо видно, что «смертоносная комета Деция Мусы» сыграла решающую роль в сражении. После этого, конечно, армия Тита Манлия = Дмитрия Донского какое-то время добивала еще сопротивлявшегося врага, но исход битвы по большому счету был уже предрешен.

Публий Деций Мус ПОГИБ в битве. Его тело обнаружили уже после окончания сражения. «Тело Деция нашли не сразу, так как ночная тьма помешала поискам; назавтра его обнаружили в огромной куче вражеских трупов, и оно было сплошь утыкано стрелами. Тит Манлий устроил Децию похороны, достойные такой кончины» [58], т. 1, с. 374.

Обращаясь к русской истории, напомним, что инок Ослябя действительно погиб в Куликовской битве [127]. Как и инок Пересвет. Им — первым пушкарям Дмитрия Донского — действительно был оказан особый почет. Останки Осляби и Пересвета были захоронены Дмитрием Донским в Старо-Симоновом монастыре, на территории Москвы, рядом с Куликовым полем, см. «Новая хронология Руси», гл. 6.

11. ЗАСАДА ТРИАРИЕВ ТИТА МАНЛИЯ И ЗАСАДА КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА В КУЛИКОВСКОЙ БИТВЕ

Несмотря на то, что главные силы латин были сломлены Публием Децием Мусой, они еще какое-то время яростно сопротивлялись, пытаясь вернуть себе воинскую удачу. Окончательная победа Тита Манлия = Дмитрия Донского была достигнута благодаря тому, что он грамотно спрятал отборную часть своего войска — триариев — в засаде, и в нужный момент, совершенно неожиданно для латин, ввел их в бой.

Тит Ливий сообщает:

«Триарии, опёршись на правое колено, ждали только кивка консула (Тита Манлия — Авт.), чтобы ринуться вперёд. В ходе сражения латины кое-где стали одолевать римлян численностью… но (Тит Манлий — Авт.) ПОЧЁЛ ЗА ЛУЧШЕЕ СОХРАНИТЬ ЭТИ СИЛЫ СВЕЖИМИ ДЛЯ РЕШИТЕЛЬНОГО УДАРА и приказал акцензам из задних рядов выйти вперёд. Едва они вышли, латины тотчас вызвали своих триариев, ПОЛАГАЯ, ЧТО ПРОТИВНИК УЖЕ ЭТО СДЕЛАЛ, и спустя какое-то время… они все-таки начали теснить римлян, мня, что исход сражения близок и что они дошли до последнего ряда. Тут-то консул и воззвал к триариям: „Теперь поднимайтесь со свежими силами против обессиленных, помните отечество и родителей, жён и детей, помните консула (Публия Деция Муса — Авт.) сложившего голову ради вашей победы“.

Когда триарии, полные сил, сверкая оружием… поднялись с земли, неожиданно возникло как бы новое войско, и с громкими криками римляне разметали передовые отряды латинов… прорвали их клинья, учинив такое побоище, что едва ли уцелела и четверть неприятельских сил».

[58], т. 1, с. 373–374

Это был уже окончательный разгром. Началась паника. Остатки латин кинулись в разные стороны. Некоторые бежали в Минтурны. Вторая Латинская война завершилась полной победой Рима.

Обратимся теперь к русской истории. Соответствие с описанной Титом Ливием засадой римских триариев здесь совершенно ясно. Речь идет об известной засаде князя Владимира Андреевича на Куликовом поле.

130
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru