Пользовательский поиск

Книга Царский Рим в междуречье Оки и Волги. Содержание - 1.1.4. ОТСЕВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫХ АСТРОНОМИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ И ВЫБОР ПОЛНОГО РЕШЕНИЯ

Кол-во голосов: 0

Однако лишь на первый взгляд. Ведь мы уже хорошо понимаем, что речь идет о Куликовской битве Дмитрия Донского с ханом Мамаем. Где на поле боя было ВПЕРВЫЕ в широких масштабах применено огнестрельное оружие. На первых порах пушки были новым и секретным оружием, придуманным на Руси. Сначала оно было только у одной стороны, поскольку Сергий Радонежский вручил пушки именно Дмитрию Ивановичу. И первое же применение огнестрельных орудий на поле брани ярко показало всем, что началась НОВАЯ ЭПОХА В ВОИНСКОМ ИСКУССТВЕ. Первый же залп пушечных батарей на Куликовом поле подвел черту под прежней тактикой военных действий. Оказалось, что НЕБОЛЬШОЕ КОЛИЧЕСТВО ПУШКАРЕЙ МОГУТ ТЕПЕРЬ УНИЧТОЖАТЬ ОГРОМНОЕ КОЛИЧЕСТВО ВОИНОВ ПРОТИВНИКА. Если, конечно, у тех нет пушек. По большому счету бессмысленными стали тяжелые железные рыцарские латы. Стало уходить в прошлое искусное владение мечом, копьем, то есть оружием ближнего боя. Многочисленные и хитроумные приемы рыцарского сражения, на овладение которыми уходили годы, потеряли свой смысл. При условии, конечно, если рыцари пытались сражаться с противником, вооруженным новым, огнестрельным оружием. Один залп картечью из чудовищных ордынских мортир — кувшинов выкашивал целыми рядами войско противника. Железные латы не спасали. Индивидуальное искусство профессионального бойца — тоже.

Более того, полководцы неожиданно для себя осознали новую и удивительную мысль. Оказалось, что один или несколько «ремесленников», то есть пушкарей — технарей, умеющих «всего лишь» наводить орудия на врага и вовремя подносить запал к пороховому заряду, — что, конечно, требовало специального обучения и искусства, — оказались куда сильнее, чем сотни и даже тысячи профессиональных, закованных в броню рыцарей. Раскаленная картечь не позволяла рыцарям даже приблизиться к пушкам и продемонстрировать свое высочайшее искусство владения мечом и копьем. Залп, залп, еще залп… И на поле боя — сотни и тысячи трупов. Сражаться по старинке с пушками стало невозможно. Появление нового оружия означало крах прежней стратегии.

Таким образом, была осознана важная мысль. Теперь для победы на поле брани МНОГО НАРОДУ НЕ НУЖНО. При условии, конечно, что у войска есть ПУШКИ. А у противника их нет. Библия ярко сформулировала эту новую и удивительную для многих идею. Бог приказывает Гедеону распустить почти все войско по домам. Оставив себе вместо тридцати двух тысяч всего лишь триста солдат. Их, дескать, тебе вполне хватит. Выдай только им «трубы с кувшинами и светильниками».

Конечно, долго удержать в секрете производство и искусство владения огнестрельным оружием не удалось. Со временем пушки и мушкеты были взяты на вооружение во многих областях «Монгольской» Империи. Идея распространилась. И тогда гражданские войны, время от времени происходившие в огромной Империи, стали равноправными, а потому куда более тяжелыми. Это хорошо видно на примере османского = атаманского завоевания XV–XVI веков. Когда османы — атаманы, то есть израильские = казацкие войска Иисуса Навина, столкнулись с потомками ордынцев первой волны Великой = «Монгольской» колонизации, тоже вооруженными пушками, см. книгу «Библейская Русь». Завоевание стало тяжелым и кровавым, поскольку противники более или менее сравнялись по качеству своего вооружения.

Со временем, когда к пушкам привыкли, они перестали вызывать у писателей и летописцев взрыв эмоций. Но на первых порах это оружие воспринималось как поразительное, чудесное, ранее невиданное. А потому обрастало всевозможными сказочными комментариями, философскими толкованиями, наподобие тех, которые мы видим в ветхозаветном рассказе о победе Гедеона = Дмитрия Донского. О победе непрофессионального ополчения, вооруженного, однако, пушками, над профессиональным войском Мамая. У которого пушек не было.

Кстати, обратим внимание на сообщение Ветхого Завета о количестве погибших воинов в войске Мадиамцев. «Зевей же и Салман были в Каркоре (в Каракоруме? — Авт.) и с ними их ополчение до пятнадцати тысяч, все, что осталось из всего ополчения жителей востока; пало же сто двадцать тысяч человек, обнажающих меч» (Судьи 8:10).

Итак, здесь сказано, что первоначально в войске Мадиамцев (Мамая), выступившем против Гедеона (Дмитрия Донского), было сто тридцать пять тысяч человек. Из них сто двадцать тысяч пали на поле боя. Осталось всего лишь пятнадцать тысяч.

А у Гедеона было лишь триста человек. Получается, что ТРИСТА ВОИНОВ УЛОЖИЛИ НА ПОЛЕ БОЯ СТО ДВАДЦАТЬ ТЫСЯЧ ЧЕЛОВЕК. Конечно, библейские цифры могут быть преувеличены. Тем не менее, здесь авторы Ветхого Завета, скорее всего, специально подчеркнули, что немногочисленные пушкари Донского расстреляли на Куликовом поле несколько десятков тысяч мамаевцев. О чрезвычайно большом числе жертв в Куликовском сражении говорят также и русские летописи [83]. О чудовищном числе павших во время битвы на «индийском» поле Куру (на самом деле — на Куликовом поле в Москве) рассказывает и «древне» — арийский Эпос «Махабхарата». См. нашу книгу «Казаки — арии: из Руси в Индию». Гигантское число погибших поразило и римских историков — Тита Ливия и других, см. выше.

На рис. 7.7–7.16 и 7.17 показаны некоторые старинные русские пушки, выставленные сегодня у стен Арсенала Московского Кремля. Подробнее об этих тяжелых орудиях см. в книге «Библейская Русь», гл. 4:16. Надо сказать, что, несмотря на свои внушительные размеры, здесь перед нами русские пушки всего лишь среднего калибра. Некоторое представление о типичных русско — ордынских орудиях существенно большего калибра дает известная московская Царь — Пушка. Повторим, что она была предназначена для стрельбы картечью. Кстати, положенные сегодня перед нею несколько декоративных ядер (гранат) никакого отношения к Царь — Пушке не имеют. Н. В. Гордеев сообщает: «Это ДЕКОРАТИВНЫЕ чугунные гранаты, полые внутри. Толщина их стенок — 9 см.» [30], с. 17–18. В древности Царь — Пушка называлась еще «ДРОБОВИК Российский», так как была рассчитана на стрельбу картечью (дробом) [30], с. 13. На стволе Царь — Пушки — изображение царя Федора Иоанновича и посвященная ему и царице Ирине надпись, см. рис. 7.18.

Между прочим, лафет Царь — Пушки, на котором она покоится сегодня, как и упомянутые бутафорские ядра — гранаты, были изготовлены лишь в XIX веке. Так сказать, для туристов. Даты написаны на табличке рядом с пушкой. Надо сказать, что столь странное оформление русской Царь — Пушки, придуманное в XIX веке, вызывает удивление. Сбитые с толку этой театральной декорацией, многие неправильно оценивают то, что видят. Далеко не все посетители Московского Кремля понимают, что перед ними вовсе не пушка, предназначенная для стрельбы ЯДРАМИ. Выдумав и демонстративно выложив перед Царь — Пушкой нелепые бутафорские «гранаты», романовские историки придали старинному русскому орудию откровенный оттенок нелепости. Ведь любому ясно, что такими «ядрами» эта пушка далеко стрелять не могла. Невольно у зрителей рождается ощущение бессмысленности такого «орудия с ядрами». А потому некоторые посетители начинают понимающе ухмыляться. Дескать, всё, что смогли создать русские Иваны в лаптях, так это отлить огромную бутафорскую пушку с бутафорскими ядрами. Для показухи, мол.

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_514.jpg

Рис. 7.7. Старинные русские орудия у стен Арсенала Московского Кремля. Фотография сделана Г. В. Носовским в январе 2005 г.

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_515.jpg

Рис. 7.8. Старинные русские орудия у стен Арсенала Московского Кремля. Размер орудий можно оценить по фигуре солдата, стоящего перед ними. Фотография сделана в январе 2005 г.

Царский Рим в междуречье Оки и Волги - i_516.jpg

Рис. 7.9. Старинные русские орудия у стен Арсенала Московского Кремля. Размер орудий можно оценить по фигуре солдата, стоящего перед ними. Фотография сделана в январе 2005 г.

147
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru