Пользовательский поиск

Книга Тайны смутных эпох. Содержание - ПСИХОЛОГИЯ ВОЖДИЗМА

Кол-во голосов: 0

Этот вывод подтвердила Россия, отменив государственное регулирование почти совсем. Опыт оказался, как и следовало ожидать, отрицательным и отвратительным.

Самое потрясающее другое. Несмотря на провал и горбачевской «перестройки», и ельцинских «реформ» – провал полнейший и очевидный, – руководство страны, идя на поводу у олигархов и зарубежных финансистов, продолжает прежнюю политику. Словно истекшие полтора десятилетия никого ничему не научили. И это относится не только к правителям и олигархам (их-то понять нетрудно, они обрели богатство и власть), но и к незначительной части населения, которая остается инертной.

Столь долгой и безнадежной смуты не было еще в России никогда!

Заканчивается ли она? Нет, продолжается. С помощью находящихся в олигархических руках СМА общественное сознание затуманено основательно. Левиафан превратился в умственно неполноценное чудовище, страдающее галлюцинациями, провалами в памяти и манией обогащения.

Одним из показателей состояния общественного сознания и нравственности является облик лидера, руководителя, тем более «всенародно избранного». Если во времена величия СССР его лидеры обладали сильной волей, ясным умом, работоспособностью, ответственностью, чувством собственного достоинства, бескорыстностью (вспомним Ленина и Сталина), то в конце XX века все было наоборот. Но если Горбачев и Ельцин – антиподы Ленина и Сталина, то не свидетельствует ли это о том, что и русский народ коренным образом – в значительной своей массе – изменился?

ПСИХОЛОГИЯ ВОЖДИЗМА

Десятилетие назад в «Психологическом журнале» (Т. 13, № 4, 1992) была опубликована статья Д.В. Ольшанского «Б. Н. Ельцин на фоне массового сознания (политико-психологический портрет)». Она интересна уже своей нетривиальностью для нашей страны, где о здравствующих лидерах принято было помалкивать.

Прежде всего обращает на себя внимание разрушительные и конфликтные черты в характере Ельцина. «Постоянное попадание в катастрофы, – пишет автор, – особая психическая черта, отличающая специфический тип личности».

Оказывается, на Западе внимательно приглядывались к советским лидерам эпохи развала – Горбачеву и Ельцину. По-видимому, было решено, что болтливый и малоконфликтный Горбачев уже исчерпал свои ресурсы, старается удержаться на вершине власти, а значит и сохранить СССР, став его президентом. Западу этого было мало. И они решили сделать ставку на другого лидера.

Как писал в 1991 году Р. Никсон: «Ельцин может многое внушить людям, у него животный магнетизм, и он достаточно безжалостен, чтобы претворить это в жизнь». «Он может стать, пожелай он того, лидером насильственной революции».

Оставим без внимание архаическую ссылку на «животный магнетизм». Так изъяснялись еще в XVIII веке. У Никсона это выражение сознательно или бессознательно указывает на то, что Ельцин способен влиять на массы не интеллектуально, а на уровне животных инстинктов и устремлений.

К 1991 году объявленная Горбачевым «перестройка», да еще и «ускорение» полностью провалились. Нелеп и разрушителен был уже сам принцип: перестраиваться надо обдуманно, неторопливо, а если это делать еще и с ускорением, беды не миновать. Тем более, когда была проведена потрясающая по своим негативным последствиям «антиалкогольная кампания», которая нанесла страшный удар по крупной отрасли народного хозяйства и финансам, а вдобавок определила разгул организованной преступности и теневой экономики.

Не менее губительной, но уже в психологическом аспекте, была другая кампания Горбачева – Яковлева. Это была так называемая «гласность». Вопреки правилам грамматики, но в полном соответствии с идеологической направленностью, это была «гласность для согласных», прежде всего для разного рода антисоветчиков. Были пущены в ход даже такие гнуснейшие домыслы, будто параноик Сталин в страхе потерять власть сам организовал покушение на своего ближайшего друга и пламенного сторонника С.М. Кирова (намеки на это были еще в речи Хрущева, на XX съезде КПСС). И конечно же, многократно преувеличивалось число репрессированных и казненных в сталинский период.

Для чего все это было организовано? Ведь тот же Хрущев, а за ним и руководство КПСС осудили все то, что происходило тогда, главным образом до Великой Отечественной войны. Никаких массовых репрессий в стране уже не было тридцать лет и не предвиделось. Зачем же было ворошить старое?

Ответ может быть только один: для того, чтобы вызвать смуту, смятение в умах, чтобы опорочить все величайшие достижения советского периода. Это были очевидные подголоски западной пропаганды о СССР как империи зла и США – как светоча свободы и демократии. Тотчас радостно оживились отечественные «западнисты» (термин А. Зиновьева), которые в большом количестве расплодились во времена хрущевизма-брежневизма.

Ссылаясь на «достоверные данные, полученные Комитетом государственной безопасности», председатель КГБ СССР Ю.В. Андропов писал в ЦК КПСС: «ЦРУ разрабатывает планы по активизации враждебной деятельности, направленной на разложение советского общества и дезорганизацию социалистической экономики… ЦРУ исходит из того, что деятельность отдельных, не связанных между собой агентов влияния, проводящих в жизнь политику саботажа и искривления руководящих указаний, будет координироваться и направляться из единого центра, созданного в рамках американской разведки. По замыслу ЦРУ, целенаправленная деятельность агентуры влияния будет способствовать созданию определенных трудностей внутриполитического характера в Советском Союзе, задержит развитие нашей экономики, будет вести научные изыскания в Советском Союзе по тупиковым направлениям… Осуществляемая в настоящее время американскими спецслужбами программа будет способствовать качественным изменениям в различных сферах нашего общества, и прежде всего в экономике, что приведет в конечном счете к принятием Советским Союзом многих западных идеалов».

Понятно, что «агентуру влияния» западные страны стали организовывать в СССР не в тот момент, а значительно раньше, еще со времен Хрущева и главным образом в «застойный период» (кстати сказать, тогда страна развивалась динамично и оставалась сверхдержавой). Крикливые «диссиденты» были только верхушкой айсберга, прикрывающей тех агентов влияния, которые находились в самых разных учреждениях, включая ЦК КПСС, не говоря уж об интеллигенции.

Успех горбачевских акций по развалу международной социалистической системы показал руководителям США, что теперь можно рассчитывать на большее – уничтожение Советского Союза. А для этой цели необходимо было предложить советскому народу, пребывающему в состоянии умственного брожения, нового лидера.

Интеллектуальная смута в стране дошла до того, что множество людей, преимущественно женщин, вдались в самые дремучие суеверия и предрассудки (порой под прикрытием христианской веры, которая в принципе отвергает многие из таких суеверий и предрассудков, в частности, астрологию, гадания). А в мужской части общества вдруг возникли в немалом числе монархисты, без царя не только в природе, но и в голове, потому что они почему-то причислили к сторонникам самодержавия, в частности, Колчака и Деникина – демократов, как и многие белогвардейцы.

Смута была в немалой степени организована, но без соответствующей предрасположенности в общественном сознании она бы не смогла реализоваться так успешно. В тот период было очень нелегко опубликовать материалы, критикующие «перестройку и ускорение», ориентацию на «рыночную экономику» и строительство капитализма. (Один из авторов книги предпринимал такие попытки, однако «центральная печать» оказалась глуха к такого рода материалам, часть которых использована в данной работе.)

Казалось бы, когда деструктивная «перестройка» забуксовала и требовалось укреплять народное хозяйство и государственную систему, Запад сделал ставку на лидера, который, по справедливому заключению Д.В. Ольшанского, имел вполне определенные «качества ниспровергателя и разрушителя». Он был представлен в ореоле не только героя, но и безвинно пострадавшего «за правду» человека.

88
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru