Пользовательский поиск

Книга Тайны смутных эпох. Содержание - ЗАВЕРШЕНИЕ СМУТНОГО ВРЕМЕНИ

Кол-во голосов: 0

В распре царя с Никоном были заинтересованы прежде всего бояре. Ведь у Никона речь шла о двоевластии, «симфонии» царя и патриарха, что грозило перейти в теократическое правление. Лигарид, судя по всему, все делал для того, чтобы гонения на старообрядцев ожесточались. Собор 1667 года, не без рекомендации греческого авантюриста, предал старообрядцев анафеме, предложив царю расправляться с ними как с еретиками и раскольниками. Специалист по истории русской церкви А.В. Карташев писал, что тем самым собор «посадил на скамью подсудимых всю русскую московскую церковную историю, соборно осудил и отменил ее». В этих словах можно усмотреть преувеличение. Однако и в таком случае церковная смута выглядит какой-то нелепой, не только как выступление против старорусского культа, но и против традиций русской культуры, ибо в те времена религия была очень важной составной частью культуры народа. Все это было выгодно лишь врагам России. Странно, что церковные иерархи не обратили на это никакого внимания. Ведь они имели возможность осуществлять реформы, начатые Никоном, постепенно и без категорического осуждения традиций прошлого.

Тайны смутных эпох - any2fbimgloader43.png
Печатный герб Никона
Тайны смутных эпох - any2fbimgloader44.png
Подпись Никона

Это был, пожалуй, очень важный шаг. Он не только способствовал распространению религиозной смуты среди русских православных людей, но и способствовал подчинению церкви государству, патриарха – царю. Кроме того, этим усугубилось разобщение между «простым» народом и власть имущими, значительную часть которых тяготили патриархальные порядки и привлекали западные. Все это не смущало, а в чем-то даже устраивало царя Алексея.

«Я ПРИШЕЛ ДАТЬ ВАМ ВОЛЮ!»

Укрепление централизованной государственной власти – процесс, как мы видим, противоречивый. В одном случае приходится жестокими мерами подавлять привилегированные группы условно говоря, «номенклатуру»). В другом случае предоставляются благоприятные условия для процветания «номенклатуры» за счет народа при ослаблении роли в обществе церкви. По этой причине народные восстания происходили не при Иване Грозном, а при «тишайшем» Алексее Михайловиче.

Наиболее знаменито восстание, руководителем которого стал легендарный Степан Разин. По словам Г.В. Вернадского: «Бунт донских казаков и крестьян под предводительством Степана Разина был яростным выражением оппозиции московским способам управления и тяготам общественного строя Московии, многие годы копившейся в различных слоях населения Руси». Было бы точнее, на наш взгляд, говорить о слоях населения, находящихся в основании общественной пирамиды, которые обобщенно принято называть народом.

До сих пор не все выяснено об этой смуте. Виной тому и недостаток документальных данных, и противоречивый образ Разина – разбойника, пирата, «вора» и в то же время умелого дипломата, ставшего из атамана предводителем народного восстания. Показателен интерес к нему Александра Пушкина, который еще в 1824 году писал брату: «Вот тебе задача: историческое сухое известие о Стеньке Разине, единственном поэтическом лице русской истории». Два года спустя поэт написал три песни в народном стиле, посвященные атаману. Однако

Бенкендорф не разрешил их напечатать: «Песни о Стеньке Разине при всем поэтическом своем достоинстве по содержанию своему неприличны к напечатанию. Сверх того, церковь проклинает Разина, равно как и Пугачева».

Очень показательно, что с начала горбачевской «перестройки» и особенно в период ельцинских «реформ» пропаганда постоянно и упорно, обычно с восторгом и упоением, внедряет в общественное сознание образы царей и вельмож, богатейших купцов и прочих представителей господствующих классов, предпочитая умалчивать о народных героях и вождях или отзываться о них с осуждением, а то и с отвращением. Настойчивые призывы к смирению и покорности определенно показывают, на чьем услужении находятся средства массовой пропаганды и с каким презрением относится новейший правящий слой к народным массам. Увы, презрение это отчасти заслуженное.

В прежние периоды смут народ очень быстро умел спохватиться, понять нависшие над ним угрозы и выступить против угнетателей-кровопийцев за свою свободу, права и человеческое достоинство. На этот раз, в конце XX века непомерно разросшийся слой служащих ознаменовал начало духовного перерождения, распространения холопства и угодничества по отношению к имущим власть и капиталы, а для интеллигенции – то самое «лакейство мысли», о котором с негодованием писал еще Ф.М. Достоевский.

Безусловно, в определенных кругах все эти качества присутствовали с давних пор. Но в русском народе всегда сохранялся дух бунтарства, стремления к вольности, активного протеста против несправедливости, анархизма (не как хаоса, а как свободы). Выразителем этого духа и стал Степан Тимофеевич Разин.

Необходимо одно уточнение. Из сказанного вовсе не следует, будто анархический склад присущ единственно только русскому народу. Как показали многочисленные революции и восстания в разных странах, прежде всего – в Западной Европе, у всех народов есть те же самые качества. У русских они проявлялись особенно резко, возможно потому, что наш народ сравнительно поздно встал на путь цивилизации, жесткого государственного устройства.

Во времена Степана Разина для вольнолюбивых или обиженных господами русских людей оставалась возможность бежать на Дон, к казакам. В середине ХVII века этой возможностью пользовались многие, что заставило правительство уже – сточить меры против беглых крестьян и холопов.

Но и на Дону житье беглым было не сладкое. Чтобы не обострять отношения с Османской империей, Крымским ханством, а также с Ираном, русское правительство не поощряло набегов казаков на побережья Черного и Каспийского морей. Беглый люд бедствовал и вынужден был идти в услужение к богатым казакам. Ведь на Дону казакам запрещали заниматься хлебопашеством, опасаясь, что с крупными землевладениями придет на Дон и крепостное право.

По некоторым сведениям Степан Разин, принадлежавший к зажиточной казацкой семье, неоднократно участвовал в составе посольств (станиц) на дипломатических переговорах в Москве и у калмыков. Вряд ли он помышлял о каких-либо выступлениях против существующей власти до 1665 года. Но в том году был несправедливо казнен царским воеводой Долгоруким старший брат Степана, лихой казачий атаман Иван Разин.

На следующий год летом произошло неординарное событие. Казачий атаман Василий Ус, под командованием которого находилось полтысячи человек, двинулся походом в Центральную Россию. По пути к нему присоединялась голытьба, беглые крестьяне. Возникали местные бунты, крестьяне грабили поместья своих господ. Отряд Уса увеличился в несколько раз, превратившись в своеобразную народную армию. Однако она была плохо организована, и на серьезные военные действия атаман не решился. Не дойдя Тулы, он повернул обратно. С ним пришли на Дон толпы беглых крестьян и холопов. Здесь Василий Ус и его ближайшие сподвижники были арестованы и подверглись наказанию плетьми.

Поначалу Разин не имел намерений повторять поход Уса. Он был лишь атаманом, под начальством которого находилось несколько сот казаков и беглых людей. В народной песне, записанной в конце XIX века, об этих событиях сказано так:

У нас то было, братцы, на тихом Дону,
На тихом Дону, во Черкасском городу,
Породился удалой добрый молодец
По имени Степан Разин Тимофеевич.
Во казачий круг Степанушка не хаживал:
Он с нами, казаками, думу не думывал;
Ходил-гулял Степанушка во царев кабак,
Он думал крепку думушку с голытьбою.
«Судари мои, братцы, голь кабацкая,
Поедем мы, братцы, на сине море гулять,
Разоб ьемте, бра тцы, бусур манские ко рабли,
Возьмем мы, братцы, казны сколько надобно,
Поедемте, братцы, в каменну Москву,
Покупим мы, братцы, платье цветное,
Покупивши цветно платье, да на них поплывем».
44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru