Пользовательский поиск

Книга Шпионы XX века. Страница 107

Кол-во голосов: 0

Решимость ЦРУ «играть в команде» привела к тому, что в самих Соединенных Штатах оно начало терять почву под ногами. Те, кому пришлось изучать историографию, посвященную ЦРУ, не могли не заметить, насколько во время вьетнамской войны изменилось отношение к этой организации со стороны тех, кто писал о ней. До середины 60-х годов литература о разведывательной деятельности придавала ЦРУ блеск, даже научные труды были по своему тону весьма дружелюбны, и вся критика проявлялась лишь в том, что в некоторых работах подчеркнутое дружелюбие могло отсутствовать. Во время вьетнамской войны положение резко изменилось. Публикации авторов, не связанных с ЦРУ, за редким исключением, приобрели враждебный характер по отношению к организации. Эта тенденция в конце 60-х годов усиливалась и достигла своего пика в середине 70-х. После этого начали вновь появляться более сбалансированные труды(68).

Отношение со стороны законодательных властей претерпело такую же эволюцию. В 1960 году в одном из документов сенатского комитета по разведке говорилось: «Золотым правилом разведки является молчание. Ты можешь потерять гораздо больше, если скажешь слишком много и чересчур поспешно, чем в том случае, когда говоришь немного или с некоторым запозданием». В 1976 году тот же самый сенатский комитет уже полагал: «Недостатки разведки, отрицательный эффект секретности явились основными предметами расследовании, предпринятых комитетом. Комитет считает, что большая часть незаконных действий, предпринятых сотрудниками разведывательных учреждений, объяснялась их служебным долгом»(69) (выделено Ф. Н. – Ред .).

Комбинация определенных факторов привела к тому, что ЦРУ предприняло действия, изменившие отношение к нему американцев. ЦРУ стремилось влиять на общественное мнение, чтобы обеспечить постоянную поддержку войне, оно хотело выявить и нейтрализовать несогласных, защитить себя от критики. Наивно полагать, будто имеются разведывательные службы, не использующие в своих целях журналистов. ЦРУ в этом отношении не является исключением. Со времени своего основания ЦРУ пользовалось услугами сотен американских газетчиков. От десяти до пятнадцати сотрудников ЦРУ постоянно работают за границей под прикрытием журналистской деятельности. Примерно восемьсот иностранных журналистов служили ЦРУ в качестве его «пропагандистского оружия»(70).

Эта сеть использовалась внутри страны и за рубежом, чтобы сформировать благоприятное для американской политики общественное мнение. Кроме того, проводились специальные брифинги для сочувствующих редакторов и членов редакционных коллегий с целью донести до них позицию ЦРУ и побудить публиковать статьи в поддержку войны. на них говорилось о давлении со стороны коммунистов и о том, что правительство в Сайгоне наверняка устоит, если получит достаточную помощь.

В дополнение к этому ЦРУ и ФБР вели секретную войну с изданиями, которые занимали явную антивоенную позицию. Когда журнал «Рэмпартс» приготовился в начале 1967 года вытащить на свет факты о том, как ЦРУ финансировало Национальную студенческую ассоциацию США, ЦРУ пришло к выводу, что это является «атакой на ЦРУ в частности и на администрацию в целом». За редактором журнала стало осуществляться постоянное наблюдение с целью определить, не связан ли он с вражескими разведывательными службами. Это начинание разрослось позже в «Операцию Хаос», целью которой были пристальное изучение и анализ всего антивоенного движения. Реализация данной операции, бесспорно, явилась нарушением устава ЦРУ, который запрещал выполнение «любых функций, связанных с вопросами внутренней безопасности»(71). Когда «Операция Хаос» через пять лет завершилась, компьютерный список лиц, чьи имена так или иначе попали в поле зрения ЦРУ, насчитывал триста тысяч человек. Из всего этого количества, как сообщил в своем прогремевшем материале в «Нью-Йорк таймс» от 22 декабря 1974 года Сеймур Херш, десять тысяч человек, включая конгрессменов и правительственных чиновников, попали под наблюдение, их телефоны прослушивались, корреспонденция просматривалась, перепроверялись все их данные.

Хотя не было обнаружено никаких фактов, свидетельствующих о том, что противники войны в США финансировались или контролировались из-за рубежа, ЦРУ и ФБР сумели разорить несколько издательств, убедив крупных рекламодателей воздержаться от их поддержки. Специально изучались банковские документы издательств, чтобы попытаться выявить средства, поступившие из-за рубежа, и обнаружить источники финансирования внутри страны; в стремлении обнаружить неточности особенно скрупулезно проверялась уплата ими налогов. В штат издательств внедрялись агенты, чтобы распространять дезинформацию и сеять взаимную подозрительность среди персонала.

Огромное количество комитетов, созданных для расследования обвинений, выдвинутых Хершем. и других обвинений в нарушении законности как Центральным разведывательным управлением (главным образом), так и разведслужбами других ведомств, породило многие тысячи страниц показаний свидетелей, всякого рода обвинений и различных мнений. Некоторые из обвинений общего плана, выдвинутых против ЦРУ. оказались несостоятельными, но и того, что осталось, было достаточно. чтобы скверно отразиться на ЦРУ. Оно. бесспорно, вело слежку за законопослушными американскими гражданами, оно разработало ужасающий репертуар разных грязных трюков, вмешивалось в политику не только враждебных, но и дружественных Соединенным Штатам стран, планировало безуспешные заговоры с целью убийства глав государств. Пришло время обнародовать то, что творило ЦРУ на службе Соединенным Штатам Америки. В докладе Черча, подготовленном в 1976 году, делался следующий вывод: «После тридцати лет секретной деятельности имеется настоятельная потребность в публичном обсуждении и законодательных решениях по вопросам будущего курса наших разведывательных систем»(72). ЦРУ пришло в ужас от того, что казалось скоординированными усилиями конгресса и прессы, направленными на уничтожение этой организации, и предпринимало отчаянные усилия для восстановления своего реноме в глазах общественности. Но ничего нельзя было сделать, чтобы предотвратить тот ущерб, который могли нанести ЦРУ слушания в конгрессе, вызванные тайными операциями ЦРУ. Лайман Киркпатрик заявил одному влиятельному конгрессмену: «Если бы я был в 1975 году руководителем советской разведки, я бы не пожалел миллиона долларов за ту информацию, которую вы опубликовали в стенограмме своих слушаний. А если какой-нибудь из комитетов получит право полного контроля над разведывательной деятельностью, то КГБ следует оставить свои попытки внедриться в ЦРУ или другое ведомство, ему будет достаточно внедриться в комитет»(73).

Разоблачения, сделанные в сенате, побудили самых совестливых сотрудников ЦРУ поделиться своими мыслями о том, что они считали неправильным в делах своего ведомства. Некоторые выступали с критикой общего плана, другие критиковали отдельные операции, и в первую очередь во Вьетнаме, где силы ЦРУ насчитывали до 700 сотрудников. Один из них, Фрэнк Снепп, который в Сайгоне возглавлял работу по анализу стратегических проблем, считал, что ЦРУ должно нести свою часть ответственности за паническую эвакуацию из Южного Вьетнама в 1975 году, когда закончилась война и северовьетнамские войска оккупировали юг страны. Снепп предложил руководству составить официальный доклад об эвакуации и о событиях, ей предшествовавших. Его предложение никого не заинтересовало.

После нескольких неудачных попыток организовать это патолого-анатомическое исследование, поняв наконец, что ЦРУ позволяет просочиться в сочувствующие органы информации только специально отобранным и наиболее отвечающим интересам ЦРУ материалам, Снепп в 1976 году вышел в отставку, чтобы написать книгу. В своем труде, озаглавленном «Достойный интервал», он выдвинул обвинение против Генри Киссинджера, Грэма Мартина – последнего посла США в Сайгоне и Тома Пелгара – руководителя отделения ЦРУ во Вьетнаме в том, что те не принимали во внимание сообщения, где говорилось о близкой победе Северного Вьетнама[56]. Таким образом, подготовка к эвакуации, утверждал Снепп, была поставлена в зависимость от тех переговоров, которые вел в то время Киссинджер.

вернуться

56

Киссинджер никогда не ограничивался данными ЦРУ. Наряду с сообщениями, полученными от ЦРУ, он просматривал данные военной разведки и других ведомств. Однако все эти сообщения тщательно перерабатывались и анализировались его сотрудниками

107

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru