Пользовательский поиск

Книга Шпионы XX века. Страница 105

Кол-во голосов: 0

Бабу в ответ произнес нечто неопределенное. Человек из ЦРУ продолжал гнуть свою линию: «Вы пока подумайте, а на Занзибаре с вами встретятся, и тогда вы дадите ответ. Пока же примите наш скромный подарок – золотой хронометр фирмы «Ролекс». Пусть он напоминает вам о нашей встрече. А теперь послушайте внимательно. Наш человек подойдет к вам на Занзибаре и скажет: «Какие у вас замечательные часы». Вы ответите: «Да, я получил их в Женеве». Вот гарантия на часы. Вы видите проставленный на ней номер? Наш человек покажет вам гарантию, номер на ней будет соответствовать номеру на корпусе ваших часов. Если нашему представителю придется вначале связаться с вами по телефону, то он представится как Марселино из Милана. После того как вы убедитесь, что имеете дело с нужным лицом, вы сообщите свое решение о трёх миллионах долларов и, возможно, захотите поделиться некоторыми сведениями, которые его заинтересуют. Вы меня хорошо поняли?» Бабу ответил, что понял все прекрасно. Сотрудник ЦРУ завершил встречу по всем канонам романов Ле Карре. Вытянув из кармана внушительную пачку стодолларовых купюр, он протянул её Бабу со словами: «О, я чуть было не забыл о ваших личных расходах. Здесь двадцать тысяч, так что вам не придется из-за нас тратиться».

Бабу принял деньги и часы, а вернувшись на Занзибар, немедленно отправился к президенту Каруме и доложил ему обо всем, что произошло, не забыв при этом отдать деньги и «Ролекс». Несколько недель спустя, когда Бабу находился в Найроби, ему туда позвонил «Марселино из Милана» и сообщил, что находится в Дар-эс-Саламе. Они договорились встретиться на следующий день на Занзибаре. Но когда Бабу прибыл туда. то выяснилось, что «Марселино» уже уехал в неизвестном направлении(53). Либо ему удалось найти более «гибкого» министра, либо его предупредил Госдепартамент, который действовал быстро, решая проблему Занзибара собственными методами и средствами. Эти средства состояли в том, чтобы убедить Кению, Танганьику и Уганду, что существование независимого социалистического государства в Восточной Африке представляет собой угрозу устойчивости правительств этих стран, а эти страны, в свою очередь, должны внушить президенту Каруме идею, что марксисты неизбежно отнимут у него власть, если он не вступит в союз с континентальными государствами. По настоянию США возник союз Танганьики и Занзибара. На карте мира появилось новое государство – Танзания. Все марксисты на Занзибаре были смещены со своих постов или переведены на незаметные должности. Позже некоторые из них были заключены в тюрьму. Президент США Джонсон теперь мог не волноваться относительно Занзибара[55]. Совсем по другому обстояли дела с Вьетнамом.

Аллен Даллес непоколебимо верил в «теорию домино». Сторонники этой теории считали, что достаточно одной стране Юго-Восточной Азии стать коммунистической, как за ней последуют остальные. Страны падут одна за другой, как поставленные в ряд костяшки домино. В конце 50-х годов такой же была и официальная позиция ЦРУ. Борясь против влияния коммунистов, подразделения ЦРУ, занятые проведением тайных операций, проявляли большую активность в Индокитае ещё до ухода оттуда французов. Для борьбы с Вьетконгом ЦРУ организовывало на базе некоторых племен полувоенные группировки, оно пыталось манипулировать политическими процессами, чтобы привести к власти антикоммунистически настроенного Нго Дин Дьема. Но все это были относительно мелкие операции с отдаленными по времени результатами. По мере того как в Вашингтоне все настойчивей звучали требования усилить активность в этом районе, начали выявляться две противоположные точки зрения на происходящие события.

Согласно первой из них, Вьетконг вдохновляется Москвой и Пекином, и поэтому покончить с ним можно лишь с помощью прямых военных действий. Сторонники второй точки зрения утверждали, что Вьетконг является антиколониальным националистическим движением, вожди которого, в силу исторического недоразумения, стали коммунистами. Поэтому победить во Вьетнаме можно лишь путем проведения широких реформ. Если туда будут направлены американские войска, это толкнет все население страны в объятия коммунистов(54).

При анализе роли ЦРУ во вьетнамской войне всегда следует учитывать резкое расхождение в позициях среди американских политиков. Доклад ЦРУ, оцененный одной стороной как точный, глубокий и отвечающий на все поставленные вопросы, тут же объявлялся другой стороной позорным и пораженческим. При анализе, как всегда, следует отделять деятельность ЦРУ по проведению тайных акций от его работы по сбору и оценке разведывательных данных.

Тайные акции ЦРУ и организуемые им операции полувоенного характера блестяще провалились. Проталкивание к власти Нго Дин Дьема, создание, подготовка и материальное обеспечение антикоммунистических сил, «черная пропаганда», грязные трюки и программы, подобные «Операции Феникс» («нейтрализация», а зачастую казнь 20 – 30 тыс. коммунистов и «подозреваемых» в принадлежности к таковым), могли принести только кратковременные успехи. При помощи «Феникса», например, удалось нанести существенный урон коммунистическим структурам на юге страны. Но в долгосрочном плане эта операция принесла негативный результат. «Феникс» вынудил Северный Вьетнам вступить в борьбу. Когда же перегибы и излишняя жестокость репрессий, имевших место в ходе «Операции Феникс», стали достоянием гласности в США, там резко увеличилась сила ударов со стороны противников войны и ужесточилась критика в адрес ЦРУ(55). Его обвинили в том, что в результате его деятельности Америка попала во вьетнамский капкан. Главным объектом критики стала обстановка секретности, ставилась под сомнение эффективность тайных операций и целесообразность их проведения. ЦРУ утратило ореол недоступности, и на него обратились взоры общественности.

Но в сфере стратегической разведки во время вьетнамской войны, и особенно на её ранних стадиях, ЦРУ действовало вполне успешно. К несчастью, достижения ЦРУ в этой области затмевались провалами его тайных операций. Однако справедливости ради следует признать, что никто и не хотел особенно прислушиваться к выводам и рекомендациям Центрального разведывательного управления. Это вызывалось как информационной перегрузкой правительственных кругов, так и их нежеланием знакомиться с неприятными новостями. Как это часто случается в современном мире, поток аналитических записок, докладов, бюллетеней, материалов радиоперехватов и статистических данных о результатах военных действий далеко превосходил возможности людей, находящихся на вершине власти, прочитать и усвоить это море информации. Следует также учесть, что по пути наверх этот поток, проходя через различные учреждения, пополнялся их суждениями и идеями. Ведомства поступали так с целью оправдать свое существование. Во время вьетнамской войны ЦРУ направляло президентам ежедневные разведывательные сводки, еженедельные обзоры, разведтелеграммы, иногда готовило доклады по отдельным вопросам, памятные и аналитические записки и так далее. У президентов не было времени для того, чтобы познакомиться даже с малой частью этого бумажного потока. Кроме того, они не очень охотно принимали во внимание даже то, что успевали прочитать. «Еще не найдена та сила, – заявил бывший директор ЦРУ Ричард Хелмс, – с помощью которой можно было бы заставить президента Соединенных Штатов постоянно обращать внимание на информацию, основанную на документах или полученную от живых людей, если им утрачено доверие к первоначальному источнику этих сведений»(56).

И все же ещё в 1954 году ЦРУ предупреждало, что даже с помощью США ни французам, ни вьетнамцам не удастся создать устойчивое правительство и что ситуация будет продолжать ухудшаться. Десятью годами позже ЦРУ даже посмело усомниться в правильности священной для многих американских политиков теории домино. Президент Джонсон был информирован о том, что, по мнению ЦРУ, ни одна страна Юго-Восточной Азии (возможно, лишь за исключением Камбоджи) не обратится поспешно в коммунистическую веру в результате победы коммунистов во Вьетнаме. Более того, в докладе утверждалось, что распространение коммунизма не носит необратимого характера и что Китай можно удержать от открытого военного вмешательства в Юго-Восточной Азии(57).

вернуться

55

Сам Бабу провел без суда шесть лет в тюрьме по обвинению в участии в попытке свержения режима Каруме в 1972 году. во время которой президент был убит. Бабу был освобожден из заключения под давлением организации Международная амнистия

105

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru