Пользовательский поиск

Книга Русский Царь Батый. Содержание - Кому выгодно? Торговля и война

Кол-во голосов: 0

«В 1235 г. оказалось, что для продолжения завоевательной политики людские ресурсы Монголии недостаточны. Возник проект использовать мусульманские войска в Китае, а китайские на западе. Елюй Чуцай добился отмены этого проекта, аргументируя тем, что в чужих и непривычных условиях эти войска принесут мало пользы при огромных потерях и что переброски этих войск будут слишком затруднительны» (Гумилев Л. Н. «В поисках вымышленного царства»). Проект был, конечно, неприемлемый во всех смыслах, а Елюй Чуцай просто дипломатично указал на некоторые организационные сложности.

Что значит могучая сила в 129 тыс. воинов? По сути, ничего. Реальные мобилизационные способности монголов составляли от силы 40 тысяч бойцов, при мобилизации каждого пятого мужчины. 129 тысяч – это те, кто вообще может носить оружие, т. е. являются воинами по статусу и возможностям. Они же являются работниками. Если Монголия бы выставила «под ружье» 129 тысяч человек и отправила их в поход, то в тылу начались бы очень тяжелые времена. Кто бы ухаживал за скотом, кто его забивал для еды?

А кушать надо. И причем – каждый день. 1291 тыс. – это, говоря сегодняшним языком, военнообязанные. Военнообязанных, тех, кто способен воевать, всегда и в любом государстве гораздо больше, чем тех, кого можно действительно мобилизовать. В СССР военнообязанными являлись несколько десятков миллионов человек, но это же не значит, что СССР мог выставить армию в несколько десятков миллионов бойцов. Максимальная численность Красной Армии во время Великой Отечественной войны составляла около 11 млн. человек.

Итак. Батый получил в 1227 году 2 тысячи воинов, милостивое разрешение комплектовать свою армию за счет иностранцев, урало-каспийскую степь и наилучшие пожелания добиться успеха в жизни. Очевидно, именно после этой «раздачи слонов» его и взяли в разработку некоторые лица при каракорумском великоханском дворе, представлявшие интересы православной церкви. А о том, что при великоханском дворе находились представители Русской Православной церкви, упоминает и Плано Карпини: «И, если бы Господь не предуготовал нам некоего Русского по имени Коему, бывшего золотых дел мастером у императора и очень им любимого, который оказал нам кое в чем поддержку, мы, как полагаем, умерли бы, если бы Господь не оказал нам помощи через кого-нибудь другого. Косна показал нам и трон императора, который сделан был им раньше, чем тот воссел на престоле, и печать его, изготовленную им, а также Разъяснил нам надпись на этой печати. И также Много других тайн вышеупомянутого императора мы узнали через тех, кто прибыл с другими вождями, через многих Русских и Венгров, знающих по-латыни и по-французски, через русских клириков и других, бывших с ними, причем некоторые пребывали тридцать лет на войне и при других деяниях Татар и знали все их деяния, так как знали язык и неотлучно пребывали с ними некоторые двадцать, некоторые десять лет, некоторые больше, некоторые меньше; от них мы могли все разведать, и они сами излагали нам все охотно, иногда даже без вопросов, так как знали наше желание» (Джиованни дель Плано Карпини. «История монгалов». М., 1957).

Из рассказа Плано Карпини следует, что в Каракоруме, при дворце могольского императора, находились русские клирики (священнослужители) и другие, бывшие с ними, некоторые с 1236, некоторые с 1226, а некоторые с 1216 (!) года. Последняя дата вызывает особый интерес, не правда ли?

Ярослав

«Итак, третий сын Всеволода, Ярослав, княживший в Переяславле, решил положить в основу своего переяславского летописания Владимирский свод 1212 г. То ли обстоятельство, что у Ярослава минул возникший было интерес к ведению своего летописца, или то, что в Переяславле не достало литературных сил, но это переяславское суздальское летописание, только использовавшее Владимирский свод 1212 г. и продолжившее его изложением двух последующих лет, далее этого не пошло. Когда в 1239 г., как будет сказано ниже, составлялся великокняжеский свод во Владимире, при этом Ярославе, тогда уже владимирском великом князе, то сводчик не нашел переяславского Летописца для пополнения своих материалов, так что прекращение переяславского Летописца князя Ярослава на 1214 г. имело действительно место, а не является только случайностью уцелевших до нас летописных текстов…

К сожалению, чтобы уяснить себе причину, побудившую Ярослава предпринять составление свода, излагающего на ростовском и владимирском материале историю всего Ростово-Суздальского края, мы не имеем данных. Время первых лет после Батыева нашествия, как известно, так бедно дошедшими до нас фактами, летописание этих лет так сдержанно и кратко, что у исследователя нет возможности хотя бы в кратких чертах изложить княжение Ярослава, не говоря уже о приурочении свода 1239 г. к каким-либо его политическим шагам и планам (М. Д. Приселков, «История русского летописания XI–XV ее.»).

Да уж… темно ты, время батыевское! Как следует из слов Приселкова, Ярослав не стремился, чтобы широкая общественность впоследствии узнала подробности событий связанных с начальным периодом установления татарской власти на Руси. Если кто – то думает, что летописи составлялись монахами, которые, сидя в своих кельях, писали, что хотели, то очевидно, что он ошибается. Летописные дела всецело находились Под княжеским контролем и по сути представляли собой описания деяний соответствующих князей. Этакая канцелярия и делопроизводство. Если что, какие споры возникнут за уделы, так всегда можно посмотреть, кто когда родился и от кого, кто чем занимался и кто чем владел. Летописи имели практическое, сугубо прикладное значение, и что попало, исходя из мировоззрения летописца, в них не писали. Если уж чье – то мировоззрение и влияло на сообщения той или иной летописи, так это исключительно княжеское.

В наше время уже невозможно в деталях восстановить реалии XIII века. Можно только предполагать. Однако несомненно, что Ярослав был в то время одной из ключевых политических фигур, более того, только изучив его действия, можно составить представление о событиях середины XIII века на Руси.

Что мы о нем знаем? Немного. Но и не мало.

Русские летописи о князе Ярославе Всеволодовиче (цитируется по книге А. Андреева «Великий князь Ярослав Всеволодович Переяславский», http://www.a-nevskiy.narod.ru) сообщают:

«В лето 6698 (1190). Родися у благоверного князя Всеволода сын месяца февраля 8 день, на память пророка Захария, и нарекоша в святом крещении Феодор, и тогда сущую князю великому в Переяславли в полюдь.

В лето 6702 (1194). Быша постриги у благоверного князя Всеволода сына Юрьева сыну его Ярославу, месяца априля в 27 день, на память святого Симеона при блаженном епископе Иоанне, и бы радость велика в граде Володимири.

В лето 6703 (1195). Великий князь Всеволод заложи град Переяславль.

В лето 6708 (1200). Иде Святослав сын Всеволод, внук Юрьев, княжить Новугороду месяца 1 декабря в 14 день на память старца великомученика Спиридона, брата же проводиша и с честью Констянтин, Юрий, Ярослав, Володимир, и бы радость велика в граде Володимире.

В лето 6709 (1201). Посла Всеволод сына своего Ярослава в Переяславль-Русский на стол прадеда своего и деда, августа 3, тогда бяше князь великий в Переяславле Залесском с детми своими в полюдьи.

В лето 6712 (1204). Ходиша Рустии князи на половцы Рюрик Киевский, Ярослав Переяславский, великого князя Всеволода сын, Роман Галицкий и Мстислав и инии князи, бысть же тогда зима люта, и половцам бысть тегота велика, и взяша Рустии князи вежи их и полон много, и стада их забраша и возвратишася во своя си с полоном многим.

В лето 6713 (1205). На зиму великий князь Всеволод ожени сына своего Ярослава и приведоша завы Юрьевну Кончаковича.

В лето 6715 (1207). Прииде Ярослав из Русского Переяславля с женою своею в Володимер Суждальский к отцу своему, великому князю Всеволоду, княжи в Руси лет 7.

В лето 6717 (1209). Посла Всеволод сына своего Ярослава на стол в Резань. Того же лета седящу Ярослав Всеволодович в Рязани, и бысть ему весть, яко хотят и нити резанцы. Слышав же се Ярослав и посла к великому князю Всеволоду, к отцу своему в Владимир, повела беду свою. Слышав же се, великий князь Всеволод поиде вскоре к Резаню с дружиною своею, а полком себе повелел пойти, и тако пришед пожже Резань всю, и иных городов много пожгоша, и села все повоеваша, и, сотворив землю их пусту, поймав люди вси, и иде к Володимирю и разосла их по своим городам.

44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru