Пользовательский поиск

Книга Роковые решения вермахта. Содержание - Секретное совещание

Кол-во голосов: 0

В октябре общая обстановка потребовала начать эвакуацию Балкан, иначе погибли бы все находившиеся там дивизии. После длительного тяжёлого перехода через горные районы, где дороги были редкостью, немецкие соединения, непрерывно атакуемые партизанами, а позднее авиацией союзников, оставили Грецию, Албанию и Югославию и соединились, наконец, с нашими восточными армиями. Из-за отсутствия кораблей гарнизоны островов Крит и Родос вывезти не удалось.

Теперь Германия неудержимо катилась в пропасть. Сознавая это, группа, несомненно, бескорыстных высокопоставленных людей, представлявших все классы, профессии и партии, попыталась осуществить давно подготовлявшийся государственный переворот. Возглавляли группу известные генералы. Давно пора было покончить с бедствиями, в которые преступления Гитлера ввергли Германию и другие страны Европы. Члены группы понимали, что это должны сделать немцы в Германии. Но покушение 20 июля не удалось. Особенно жестокого наказания Гитлер потребовал для замешанных в заговоре офицеров. Сотни участников неудавшегося coup d'etat [39] или людей, просто знавших о его подготовке, были подвергнуты инсценированному суду и повешены. Армия стала совершенно бессильной. Гиммлер принял командование фольксштурмом и располагал теперь огромной властью. Ему было переподчинено и большое количество армейских дивизий, реорганизованных в «пехотные дивизии народного ополчения». Режим террора в Германии достиг своего апогея.

Чтобы разобраться в настроениях германского народа, нужно понять, что большинство немцев в тылу и на фронте тогда ещё не считали Гитлера преступником. Испытывая глубокую симпатию к жертвам 20 июля, подавляющее большинство населения всё-таки считало своим долгом безропотно покоряться судьбе и продолжало работать, страдая и погибая во имя Германии. Оно не видело другого выхода. Только этим можно объяснить, что, несмотря на чуть ли не беспрерывные налёты союзной авиации, железные дороги до зимы 1945 г. действовали почти нормально, а наибольший выпуск военной продукции в стране приходился на осень 1944 г. С этого времени он начал сокращаться сначала медленно, а потом, с потерей промышленного района Верхней Силезии, все быстрее и быстрее.

Но не только армия приносила себя в жертву. Военно-воздушные силы и военно-морской флот тоже, как обречённые, сражались с численно превосходящим противником. Потеряв свои лучшие экипажи на Востоке и пытаясь дать хоть небольшую передышку сухопутным войскам, лётчики доходили до крайнего перенапряжения сил. Самые ценные люди, в том числе инструкторы, были принесены в жертву, когда командование пыталось поддерживать с воздуха окружённые сталинградскую и другие группировки. Так же безрассудно были принесены в жертву и отборные кадры ВВС на Средиземном море. Исход воздушной войны был предрешён и другим фактором. Из поражения немецких военно-воздушных сил в битве за Англию не было сделано правильных технических выводов. Уже тогда наметилась необходимость немедленно перейти к выпуску истребителей с высокими тактико-техническими данными, способных противостоять неизбежному воздушному наступлению союзников. Но экспериментальные работы затянулись на целые годы, поэтому и зимой 1944/45г. старый «Мессершмитт» Ме-109 оставался основным самолётом немецкой истребительной авиации. Большую долю вины за эту ошибку, стоившую стольких жизней, следует возложить на рейхсмаршала Геринга, который оказался совершенно неспособным выполнять обязанности командующего ВВС. Оговоримся, однако, что работу затрудняло и постоянное вмешательство Гитлера.

Героически сражался и немецкий военно-морской флот, но незначительные успехи достигались теперь чрезмерными жертвами. Современные быстроходные подводные лодки, оборудованные «шноркелями», появились слишком поздно. Потери подводного флота — 673 корабля и 30 тысяч человек — говорят сами за себя. Столкнувшись с задачей, для выполнения которой у него явно не хватало сил, немецкий военно-морской флот потерял в ходе войны 2600 кораблей всех классов.

Оставив Францию, Бельгию, большую часть Голландии и отойдя к границам Германии, немецкие армии на Западе получили короткую передышку, так как Союзники временно ослабили нажим. То, что казалось совершенно невероятным, всё-таки осуществилось: был создан новый фронт обороны. Он опирался в основном на старую «линию Зигфрида», наспех переоснащённую новым вооружением. Сентябрь, октябрь и ноябрь опять принесли неудачи. Первым пал Ахен, древняя столица империи, бывшая когда-то резиденцией Карла Великого. Город был захвачен американцами. Затем были потеряны Лотарингия и большая часть Эльзаса с крепостями Мец и Страсбург. Но все попытки американцев прорвать фронт, в частности в районе Ахена, не удавались.

В это время в обстановке строжайшей тайны готовилась операция, которой предстояло удивить не только противника, но и население самой Германии. Речь идёт о так называемом Арденнском наступлении. Это последнее наступление, предпринятое нашими войсками во второй мировой войне, описано в следующей главе командующим армией, которой удалось дойти почти до г. Динан на р. Маас.

АРДЕННЫ

Генерал Хассо фон Мантейфель

Секретное совещание

«Господа, до начала совещания я должен предложить вам внимательно прочитать этот документ и затем расписаться на нём, полностью указав своё имя и фамилию».

Эти слова были произнесены начальником штаба оперативного руководства вооружёнными силами генерал-полковником Йодлем 3 ноября 1944 г. Я предполагал, что совещание будет просто обычной встречей командующих тремя армиями, которые обороняли северный участок Западного фронта. Эти три армии входили в состав группы армий «Б», которой командовал фельдмаршал Модель. Совещание происходило в штабе Моделя. Однако достаточно было только мельком взглянуть на документ, переходивший из рук в руки, чтобы тотчас же увидеть, что совещание обещает быть интересным. Каждый из присутствовавших должен был дать обязательство хранить в тайне то сообщение, которое собирался сделать нам Йодль. В случае нарушения кем-либо из нас этого обязательства, говорилось в документе, мерой наказания будет смертная казнь. Мне часто приходилось присутствовать на секретных совещаниях, проходивших под руководством Гитлера в Берхтесгадене и «Логовище волка» как до, так и после событий 20 июля 1944 г. Однако мне ещё не приходилось видеть документа, подобного тому, на котором я расписался. Было ясно, что предстояло нечто совершенно из ряда вон выходящее.

И действительно — Йодль сделал небольшой группе генералов исключительно важное сообщение. Фельдмаршалы фон Рундштедт и Модель были введены в курс дела за несколько дней до этого совещания. По мере того как я слушал Йодля, моё удивление возрастало. В течение последних недель все части и соединения моей 5-й танковой армии вели крайне тяжёлые оборонительные бои в районе Хейнсберг — Ахен, к югу от Рурмонда, и обстановка становилась критической. 21 октября пал Ахен. Следовало предполагать, что американцы разовьют свой успех и нам придётся ожидать новых сильных ударов по обороне 5-й танковой армии.

И тем не менее Йодль выступил с проектом плана «решающего наступления», которое предстояло предпринять против западных союзников на участке группы армий «Б». Он выглядел переутомлённым и был раздражён. О принуждённости, которую он чувствовал, излагая нам этот план, можно было судить по тому, что он слишком часто повторял, что все сказанное им есть результат «твёрдого решения фюрера».

В августе этого года Гитлер, наконец, понял, что наши армии на Западе разгромлены и что, продолжая бои перед «Западным валом», мы выигрываем только время. Тогда он решил, что ход операций должен быть организован таким образом, чтобы наш предстоящий отход за «Западный вал» стал подготовительным этапом контрнаступления. Даже в самые критические моменты сражений во Франции, Бельгии и Голландии он неоднократно отдавал приказы о местных контратаках с ограниченными целями, чтобы вырвать инициативу у противника. Но как мы увидели в сентябре, эти непрерывные «мелкие контратаки не создавали, да и не могли создать такой обстановки, которая позволила бы предпринять контрнаступление в большем масштабе. По сути дела ни на одном из участков Западного фронта нам не удалось вернуть инициативу. Единственное, чего можно было достигнуть ограниченными силами, находившимися в нашем распоряжении, — это заткнуть дыры в нашей слабой обороне. Поэтому решено было подтянуть свежие соединения и после прорыва обороны противника ввести их в действие. Тем самым боевым действиям снова был бы придан, манёвренный характер, „чтобы (как сейчас нам сообщали) добиться решающего перелома на этом театре военных действий и даже в ходе всей войны в целом“.

вернуться

39

Coup d'etat (фр.) — государственный переворот.

64
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru