Пользовательский поиск

Книга Роковые решения вермахта. Содержание - Обещания Гитлера

Кол-во голосов: 0

Однако наступление провалилось. Англичане стали наносить сильные удары по нашим флангам. Бомбардировщики английских ВВС, летая крупными группами и не встречая никакого сопротивления с нашей стороны, подвергали наши войска усиленным бомбардировкам. В результате мы понесли тяжёлые потери, да и моральное состояние наших войск было подорвано. Обещанное Каваллеро горючее не прибыло. Два наших самых ценных танкера были потоплены в море, а третий торпедирован вблизи Тобрука. Не показывались и транспортные самолёты с горючим, которые обещал Кессельринг. И Роммелю пришлось приостановить наступление. 3 сентября наши войска, ослабленные большими потерями, особенно в танках, начали отступать.

Обещания Гитлера

Едва наши войска отошли к своим исходным позициям, как от Гитлера была получена радиограмма, в которой Роммелю предписывалось явиться в Германию для лечения, на чём уже давно настаивали его врачи. Во время отсутствия фельдмаршала должность командующего армией должен был исполнять генерал Штумме, переведённый с Восточного фронта. Незадолго до своего отъезда Роммель послал в генеральный штаб сухопутных сил предупреждение, в котором он ещё раз указывал на огромное значение решения проблем тылового обеспечения войск, но оно осталось без внимания. Перед тем как уехать в горный санаторий у перевала Земмеринг (Австрия), Роммель присутствовал на совещании у Гитлера в его ставке в Восточной Пруссии, носившей кодированное название «Логовище волка» [28].

Во время совещания Роммель не мог не заметить, что в ставке верховного главнокомандующего все настроены исключительно оптимистически. Геринг с явным пренебрежением относился к трудностям, вставшим перед нами а Африке. Когда Роммель сказал ему, что истребители-бомбардировщики противника подбивают наши танки 40-мм снарядами, рейхсмаршал воспринял это заявление как личное оскорбление. «Совершенно невозможно, — сказал он. — Это бабьи сплетни. Американцы умеют делать только лезвия для бритв и холодильники». Роммель ответил: «Я хочу только одного, господин рейхсмаршал: пусть и у нас будут такие же лезвия». Роммель предусмотрительно захватил с собой один из английских бронебойных снарядов, которым был подбит наш танк.

Гитлер обещал, что в ближайшие недели проблема снабжения будет решена путём широкого использования судов типа «Зибель», которым не страшны ни бомбардировки с воздуха, ни торпедные атаки. При этом приводились статистические данные, убеждающие в том, что каши трудности в снабжении вскоре будут действительно преодолены. «В ближайшем будущем я пошлю в Африку 40 новейших танков типа „Тигр“ и бригаду тяжёлых миномётов, насчитывающую 500 стволов. Позже я отправлю туда несколько частей штурмовых орудий». Таковы были обещания Гитлера. Как оказалось позднее, все эти обещания были чистой ложью.

Роммель вынужден был выступить на конференции корреспондентов «мировой печати» в Берлине, чтобы положить конец различным слухам, касавшимся его. На этой конференции он, конечно, не мог сказать журналистам что-либо об обстановке в Африке, но надеялся, что оптимистический тон его выступления повлияет на англичан и приведёт к отсрочке их наступления. Затем Роммель выехал в Австрию на лечение.

Беспокоясь о тяжёлом положении своей армии, он не мог обрести душевного спокойствия, необходимого для успешного лечения. Поступавшие к нему отрывочные сведения были отнюдь не радостными. Мы уже проиграли битву по снабжению своих войск. Бомбардировщики английских ВВС днём и ночью атаковали наши позиции и линии снабжения. Первые американские танки типа «Шерман» прибывали в район дельты Нила. Большое количество артиллерии и неисчерпаемые запасы боеприпасов увеличивали наступательную мощь англичан. С каждым днём становилось всё очевиднее, что, несмотря на все усилия, перед наступлением Монтгомери мы не сможем улучшить снабжение своих войск. Было слишком поздно.

Перед началом решительного сражения

Позиции немецко-итальянских войск находились в Западной Пустыне, между морем и впадиной Каттара. В данном районе это была единственная оборонительная позиция, которую нельзя было внезапно обойти с южного фланга, поэтому наступающие должны были нанести фронтальный удар, что особенно отвечало возможностям английских войск, так как их боевая подготовка в это время все ещё основывалась на опыте позиционной войны периода 1914-1918 гг. Прекрасная новозеландская и австралийская пехота имела бы возможность показать храбрость, а мощная английская артиллерия, имевшая неисчерпаемые запасы боеприпасов, смогла бы оказать ей сильную огневую поддержку.

Роммель стремился любой ценой предотвратить прорыв наших позиций, так как больше был не в силах продолжать тактику подвижной обороны, в проведении которой он показал себя незаурядным мастером во время зимней кампании 1941-1942 гг. Нехватка горючего для танков и подавляющее превосходство англичан в воздухе исключали возможность выиграть сражение. Мы должны были удерживать свои позиции любой ценой. Всякую брешь в наших позициях нужно было немедленно ликвидировать путём контратак, чтобы противник не смог использовать её для прорыва всей линии нашей обороны. С этой целью Роммель приказал заминировать подходы к нашим позициям и построить так называемые «дьявольские сады». На передовых позициях итальянские батальоны чередовались с немецкими. Линию фронта удерживали: одна немецкая дивизия, одна немецкая паразитная бригада и пять итальянских пехотных. Подвижный резерв располагался следующим образом: на северном участке фронта — 15-я немецкая Танковая дивизия и итальянская танковая дивизия «Лит-Юрио», позади них — 90-я немецкая лёгкая дивизия и Итальянская дивизия «Триест» и на юге в качестве армейского резерва — 21-я танковая дивизия и итальянская танковая дивизия «Ариете».

Провал немецкой военной разведки

Разведывательная служба главного командования немецких вооружённых сил была уверена, как это ни странно, что англичане не смогут начать наступление в октябре. В середине октября, за пять дней до начала наступления Монтгомери, в Африку из генерального штаба был прислан офицер отдела «Иностранные армии на Западе», который и передал нам эти данные. Монтгомери удалось скрыть от немецкой разведки не только дату начала наступления, но и направление главного удара. Он провёл ряд координированных мероприятий с целью убедить нас, что наступление начнётся на южном участке, и одновременно скрыть подготовку к нанесению удара на севере. Кроме того, Монтгомери старался создать у нас впечатление, что подготовка к наступлению на юге ещё не закончилась. В исходных районах сотни танков были укрыты под макетами различных машин. На артиллерийских огневых позициях были расставлены макеты грузовых автомобилей. Орудия подвозились ночью и укрывались под макетами. На южном участке строился макет огромного склада. Он возводился так медленно, что окончания строительства мы ожидали не ранее начала ноября. На этом участке англичанами была создана сеть радиостанций, единственной целью которой было введение в заблуждение нашей службы радиоперехвата. Путём создания ложных пунктов заправки горючим и складов горючего, строившихся к тому же крайне медленными темпами, создавалось впечатление, что ведётся строительство нефтепровода. Особое внимание англичане обращали на то, чтобы машины не оставляли следов на песке. В результате всех этих мер немецкая разведка была введена в заблуждение, а немецкое главное командование не знало ни даты начала наступления, ни направления главного удара, ни районов сосредоточения танков. Англичанам удалось сохранить в тайне и прибытие двух новых дивизий, имевших в своём составе 240 орудий и 150 танков.

В будущих боях Монтгомери намеревался применить новую наступательную тактику. До сих пор основной задачей современного боя считалось уничтожение танков противника. В этом видели необходимое условие для выполнения сравнительно лёгкой задачи уничтожения войск, лишённых броневой защиты. В своей книге «От Эль-Аламейна до реки Сангро» Монтгомери писал: «Я решил избрать другой путь — сначала уничтожить немецко-итальянскую пехоту, занимавшую оборонительные позиции. Я намеревался выбивать из стены противника один кирпич за другим, проводя тщательно подготовленные, не связанные одна с другой атаки, так как этот способ наиболее соответствовал возможностям войск, находившихся под моим командованием».

вернуться

28

Иногда эту ставку Гитлера называют «Волчий окоп». (Прим. ред.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru