Пользовательский поиск

Книга Рождение Руси. Содержание - Происхождение и древнейшие судьбы славян

Кол-во голосов: 0

Рождение Руси - pic_98.jpg

Древнерусские шахматы (Новгород)

Основой для выделения являются разные признаки: диалектные особенности языка, различие штампов в обозначении титулатуры князей, способы обозначения дат, наличие или отсутствие церковной фразеологии, литературный стиль, манера изображения собы-тий, широта кругозора и, самое главное, симпатии и антипатии летописцев к тем или иным князьям.

На основе всей суммы признаков можно наметить около десятка исторических рукописей, использованных киевским игуменом Моисеем при составлении своего летописного свода 1198 года. Первую половину свода занимает "Повесть временных лет" Нестора, а далее используются отрывки летописания Владимира Мономаха и его сыновей ("Володимерова племени"). В дальнейшем прослеживаются фрагменты летописи Юрия Долгорукого и его сына Андрея Боголюбского, очень недолго владевшего Киевом, но оставившего "цесарскую" летопись, прославлявшую этого монарха. Есть следы использования Галицкой летописи (или работы какого-то галичанина в Киеве в 1170-1180 годы). Включена в свод и особая повесть об убиении Андрея Боголюбского, написанная, по всей вероятности, приближенным Андрея Кузьмищей Киянином, оставившим записи 1174-1177 годов. Часть летописных заметок, преимущественно узкопридворного характера, принадлежит самому Моисею.

Особый интерес с точки зрения обрисовки личности летописцев представляет сопоставление двух писателей: один из них – церковник Поликарп (все приурочения текстов к конкретным историческим лицам, включая и Нестора, условны), закончивший свою жизнь архимандритом Киево-Печерского монастыря. Другой – знатный боярин, киевский тысяцкий Петр Бориславич, известный своими дипломатическими делами.

Поликарп был сторонником чернигово-северских князей, часто враждовавших с Киевом. Особенно активно Поликарп отстаивал интересы князя Святослава, сына Олега "Гориславича" (и отца Игоря, героя "Слова о полку Игореве"). Фрагменты летописи Поликарпа, рассеянные в разных местах свода игумена Моисея, рисуют его как очень посредственного писателя, тенденциозного регистратора событий. Речь его пересыпана церковными сентенциями; кругозор его узок.

Любопытной индивидуальной особенностью этого летописца является пристрастие к перечислению денежных сумм и элементов княжеского хозяйства. Он летописец-бухгалтер, составляющий подробную опись захваченного врагами имущества – от церковного евангелия до стогов сена и "кобыл стадных"; он точно знает, какие ценности подарила монастырю престарелая княгиня, сколько денег уплачено безземельному князю за участие в усобице.

Игумен Моисей сокращал имевшуюся у него рукопись Поликарпа, выбрасывая многие риторические восхваления князя Святослава Ольговича. Московские историки XVI века полнее использовали труд Поликарпа при составлении Никоновской летописи и эти восхваления сохранили.

Полную противоположность этому летописцу-бухгалтеру представлял киевский летописец середины и второй половины XII века, которого с достаточной долей убедительности можно отождествлять с Петром Бориславичем, упоминаемым летописью в 1150-1160-е годы. Его исключительно интересный труд тоже был сокращен игуменом Моисеем, исключившим из него многие политически заостренные характеристики. Мы можем судить об этом, потому что в руках историка В. Н. Татищева в 1730-е годы находилась древняя пергаменная рукопись (так называемый "Раскольничий манускрипт"), представлявшая, судя по выпискам Татищева, полную редакцию исторического труда боярина-летописца.

Петр Бориславич писал летопись одной княжеской ветви "Мстиславова племени", потомков старшего сына Мономаха, великих князей киевских: Изяслава Мстиславича (1146-1154), его сына Мстислава Изя-славича (1167-1170) и его племянника Рюрика Роста – славича (княжил с перерывами с 1173 по 1201 год; летопись этого автора доведена до 1196 года).

Петр Бориславич умел очень широко смотреть на события, и каждую свою летописную статью он начинал с общего обзора княжеских отношений, союзов, разрывов, договоров или клятвопреступлений. В обзоpax затрагивались как соседние княжества, так и далекие земли: Новгород, Карела, Чехия, Польша, Полоцк и др.

В каждой сложной ситуации Петр Бориславич стремился выгородить своего князя, показать его в наиболее выгодном свете, но делал он это несравненно более умело, чем его политический соперник Поликарп: он не восклицал, а доказывал, а для доказательств привлекал такой весомый аргумент, как подлинные документы из княжеского архива. Петр Бориславич вносил в летопись договоры с князьями, письма князей и королей, документы из захваченного у врага архива Юрия Долгорукого и т. п.

Однако следует сказать, что, взявшись за перо, киевский тысяцкий не был покорным слугой князей. Он и пером служил как феодальный вассал, сохранявший "право отъезда". В тех случаях, когда великий князь пренебрегал советом боярской думы, летописец подробно излагал документацию бояр и не без злорадства заносил на свои страницы как описание его поражения, так и неблагоприятное решение боярской думы: "Поеди, княже, прочь; ты нам еси не надобен…"

Летопись Петра Бориславича изобилует "речами мудрых бояр", якобы произнесенных по тому или иному случаю. Скорее всего это лишь определенный литературный прием, с помощью которого умный автор излагал боярскую программу. Политическая программа русского боярства XII века состояла в следующем: князь управляет княжеством совместно с представителями крупнейших землевладельцев-бояр, живущих рядом с ним в стольном граде; все вопросы войны и мира князь должен решать с боярами.

Князь должен думать о правосудии и о "строе земельном". Далекие завоевательные походы не интересуют бояр, а междукняжеские усобицы они считают крайне вредными и стремятся удержать князей от безрассудных действий. Единственно, ради чего следует "сести на конь", – это ради защиты Руси от внешнего врага. Как видим, программа в значительной своей части вполне прогрессивная, что объясняется тем, что само боярство как носитель нового, недавно утвердившегося (и еще очень далекого от загнивания) феодального способа производства представляло собой прогрессивное (по сравнению с первобытностью) явление.

Интересно отметить, что у этого автора нет церковной фразеологии и интереса к церковным событиям, но все касающееся военного дела, дипломатических переговоров или заседаний княжеских съездов представлено у него подробно и со знанием дела.

В своем первоначальном виде (сохраненном выписками Татищева) летопись Петра Бориславича содержала интереснейшие портретно-политические характеристики великих князей киевских почти за весь XII век.

Автор описывал князей, большая часть которых были его современниками, по определенной системе: внешность, характер, отношение к управлению землей и правосудию, полководческие таланты, любовь к дружине, отношение к дворцовому, куртуазному быту и индивидуальные особенности каждого. Оценки его субъективны, но, безусловно, очень интересны, так как перед нами проходит целая галерея монархов, описанных одной рукой.

Из этих словесных портретов мы узнаем, например, что Изяслав Мстиславич был красив, богато награждал верных вассалов и дорожил своей честью, что сын его Мстислав был так силен, "яко его лук едва кто натянуть мог". Этот князь был столь храбр, что "все князи его боялись и почитали. Хотя часто с женами и дружиною веселился, но ни жены, ни вино им не обладало… (князь) много книг читал и в советах о расправе земской (об управлении) с вельможи упражнялся…".

Игорь Ольгович (убит киевлянами в 1147 году) был, оказывается, любителем охоты и ловли птиц "и в пении церковном учен. Часто мне (пишет о себе летописец. – Б. Р.) с ним случалось в церкви петь…".

Юрий Долгорукий, враг "Мстиславова племени", обрисован в черных тонах: "великий любитель жен, сладких пищ и пития; более о веселиях, нежели о расправе (управлении) и воинстве, прилежал…"

82
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru