Пользовательский поиск

Книга Процесс тамплиеров. Содержание - 8 СЛЕДСТВИЕ В ДРУГИХ СТРАНАХ

Кол-во голосов: 0

Это обвинение также имеет связь с двумя другими темами, красной нитью проходящими по всему списку из 127 статей: тамплиеры были буквально напичканы идеями ислама и катаров. Тогда в странах Запада принято было считать, что гомосексуализм в исламском обществе весьма распространен, особенно с тех пор, как торговцы-католики активно занялись продажей мальчиков-европейцев различным мусульманским правителям63. Катары также обвинялись в гомосексуализме — прежде всего потому, что их bonhommes («совершенные») странствовали парами (будучи мужчинами) во время своих проповеднических миссий64.

Было подмечено, что мысль о выгоде — а выгоду тамплиеры якобы искали абсолютно во всем — может быть связана и с предрассудками относительно ведовства и колдовства, как и мысль о пренебрежении к святым таинствам, прежде всего к мессе и причастию. Успехи тамплиеров, богатых банкиров и землевладельцев, делали их весьма уязвимыми перед подобными обвинениями, особенно когда приводилось свидетельство Библии о том, что сатана искушал Христа в пустыне всеми царствами земными, если тот пообещает ему покорность.

И наконец, таинственность, которая окружала многие, а может быть, и все собрания братства и церемонию приема в орден новых членов, обеспечила Ногаре идеальную возможность избегать каких-то дополнительных доказательств того, что преступления в ордене действительно совершались. Именно эта таинственность, а также «мирское» отпущение грехов и привычка исповедаться внутри ордена вполне могли объяснить, почему преступления и развращенность тамплиеров столько лет оставались не-выявленными.

Магия, колдовство и ведовство, отчасти являясь следствием народных суеверий, были в то же время неотъемлемой частью тогдашнего менталитета, а стало быть, обвинения, перечисленные выше, должны были вызвать живой отклик во всех слоях общества. Использование широко распространенных верований и представлений с целью клеветы на орден и опорочивания его доброго имени было намеренным и весьма успешным, хотя это, возможно, делалось лишь отчасти осознанно, ибо и законники Филиппа, и инквизиторы Климента тоже принадлежали своему времени с его идеями и традициями.

8

СЛЕДСТВИЕ В ДРУГИХ СТРАНАХ

Когда во Франции 13 октября 1307 г. внезапно начались аресты тамплиеров, Эдуард II Английский всего четыре месяца как вступил на престол. Его еще даже не успели короновать. Он был молод и неопытен, и всю жизнь прожил как бы в тени своего выдающегося отца. Несмотря на множество одержанных побед, Эдуард I оставил сыну тяжкое, сложное наследство. Войны с Шотландией и Францией и расточительная программа строительства замков оставили английской короне множество долгов и проблем, так и не решенных войнами. Недовольство среди баронов в последние годы правления Эдуарда I подспудно росло и теперь стало всем очевидно. Вполне можно было ожидать, что, узнав об арестах тамплиеров во Франции, Эдуард II ухватится за эту возможность, чтобы как-то поправить свои дела. Земельные владения тамплиеров в Англии не были, правда, столь обширны, как во Франции, однако это все же был немалый куш, способный помочь решить насущные финансовые проблемы, не затрагивая интересов ни одного из слоев английского общества. Пример опытного Филиппа IV, который — правда, с переменным успехом — все же в течение 20 лет, несмотря ни на какие сложности, Удерживал авторитет французской монархии на должном Уровне, был соблазнителен. Более того, сопротивление тамплиеров в Англии, видимо, должно было быть минимальным, поскольку орден там, хоть и был достаточно богат, все же не отличался такой массовостью, как во Франции.

Однако 30 октября Эдуард сообщил Филиппу IV, что не может «так легко согласиться» с обвинениями по адресу тамплиеров, но, поскольку обвинения, очевидно, зародились в Гиени, он напишет Гийому де Дену, своему сенешалю в Ажене, веля ему незамедлительно явиться с докладом1. В результате Эдуард II так и остался не убежден в справедливости обвинений и вместо того, чтобы начать аресты, 4 декабря разослал письма королям Португалии, Кастилии, Арагона и Неаполя, энергично защищая в них орден тамплиеров2. Незадолго до этого к королю явился «некий клирик»3, который прилагал «все свои усилия» к тому, чтобы уничтожить орден, всячески черня его рассказами «об ужасных и отвратительных деяниях (тамплиеров), несовместимых с католической верой». Целью его было, видимо, спровоцировать короля отдать приказ об арестах «без должного рассмотрения этого вопроса». Но, как известно, этот орден, учрежденный в давние времена и с честью служивший католической вере, до сих пор являл собой истинный «светоч религии» и осуществлял защиту Святой Земли. А потому «с готовностью поверить» столь неслыханным обвинениям «было вряд ли возможно». Королям не подобает слушать лживых клеветников, которыми правит алчность, и, видимо, следует оставить тамплиеров в покое, пока их вина не будет доказана согласно закону. Затем, 10 декабря, Эдуард II написал папе римскому примерно следующее: до него донеслись «поистине горькие слухи о столь ужасном позоре, который просто не укладывается в голове, а слухи эти невозможно перенести», ибо направлены они против тамплиеров, которые «всегда были чисты в своей вере». Он, Эдуард, не может поверить этим россказням, пока не получит более достоверных доказательств. Ему кажется, что сии огульные обвинения возникли у завистников, лжецов и преступников, а потому он просит папу не предпринимать пока никаких действий против ордена, дабы иметь время разобраться до конца и в соответствии с законом4.

С тех пор как в 1129-1130 гг. Гуго де Пейн прибыл на Британские острова, тамплиеры пользовались уважением, доверием и различными привилегиями во владениях королей из Норманской и Анжуйской династий. В качестве примера можно привести события 1158г., когда Маргарита, дочь короля Людовика VII Французского, вышла замуж за Генриха, старшего сына короля Генриха II Плантагенета. Частью приданого Маргариты была крепость Жизор в Нормандии, а также другие замки, и тамплиерам было поручено управление этими замками — весьма важными стратегически, — пока супруги не достигнут совершеннолетия5. В течение XII и XIII вв. банковская помощь тамплиеров и предоставляемые ими займы существенно облегчали финансовое бремя сменявших друг друга английских монархов, в том числе Ричарда I, Иоанна Безземельного и Генриха III6. Во время Третьего крестового похода в 1190-1193гг. орден оказал Ричарду I ценную военную и политическую поддержку и пребывал в достаточно близких отношениях с Плантагенетами, ибо Ричард сумел получить пост великого магистра ордена для Робера де Сабле, одного из своих анжуйских вассалов и бывшего командующего флотом в королевской армии во время крестового похода7. Многочисленные земельные владения тамплиеров были разбросаны по всем графствам; опись их имущества сделана в XII в. между 1185 и 1195 гг. во время общей описи земельных владений ордена по приказу нового магистра Англии Джеффри Фиц-Стивена. Финансовую характеристику деятельности тамплиеров, основанную на данных лондонского Нью-Темпла, можно прочесть в «Книге Судного дня тамплиеров» («Domesday of the Templars»); орден был не просто пассивным получателем пожертвований, но активным агентом на рынке недвижимости, покупая, продавая и обменивая земельную собственность в достаточно широких масштабах8. Об укоренении ордена в английской почве свидетельствует подтверждение его прав на собственность и различные привилегии королем Генрихом III в феврале 1227 г. На принадлежавших им землях тамплиеры имели право вершить суд как над духовными, так и над светскими лицами, рассматривая просьбы свободных крестьян, вопросы о налогах и военных поборах, предоставляя право собирать налог с продажи скота и судить тех, кто обвинен в его воровстве. Они были освобождены от уплаты королевских субсидий , от выкупа за военную службу феодалу (scrutages) и от множества других поборов; им было разрешено безнаказанно рубить лес на своих землях, где они пожелают; они были освобождены и от уплаты дорожной пошлины на всех рынках и ярмарках (toll), а также от уплаты пошлины за проезд по мостам, по дорогам и через переправы на территории всего королевства. Любой штраф, взысканный кем-либо из братьев, принадлежал ордену, как бы ни решил суд, занимавшийся разбором этого дела. Они даже имели право присваивать себе чужих домашних животных, что забредали в их владения9.

67
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru