Пользовательский поиск

Книга Процесс тамплиеров. Содержание - 4 ПАПСКИЕ И ЕПИСКОПАЛЬНЫЕ РАССЛЕДОВАНИЯ

Кол-во голосов: 0

***

27 ноября 1309 г. тамплиер по имени Понсар де Жизи попытался как-то защитить свой орден. Способ, который он для этого избрал, относился к тем немногочисленным формам защиты, которые допускала инквизиционная процедура: обвиняемый мог назвать своих врагов в надежде, что их имена совпадут с именами тех, кто давал показания против него, и, таким образом, косвенно подвергнуть сомнению тот факт, что эти люди действовали не из корыстных побуждений и не по злобе, а исключительно во имя истинной веры. Понсар назвал четыре имени: «вот те предатели, которые лгали, клевеща на членов ордена и называя их преступниками: Гийом Робер, монах, который подвергал тамплиеров пыткам; Эскен де Флойран из Бе-зье, помощник приора (comprior) Монфокона; Бернар Пеле, приор Ма-д'Ажене, и Жерар де Буазоль, рыцарь, родом из Жизора»33 Двое из этих людей известны нам как распространители лживых слухов об ордене в высшем свете. Бернар Пеле в октябре 1307 г. был послан в Англию королем Филиппом IV в безнадежной попытке убедить короля Эдуарда II в преступности тамплиеров34, а Эскен де Флойран сам заявил, что был одним из главных зачинщиков всего «дела» тамплиеров.

В написанном дурным почерком и совершенно безграмотном письме от 28 января 1308 г.35, т. е. уже после ареста тамплиеров и вырванных у них под пыткой признаний во всех грехах, Эскен рассказывает королю Хайме II Арагонскому о своей роли в этой истории:

Да будет Вашему Королевскому Величеству известно, что я и есть тот самый человек, который указал на преступные деяния тамплиеров господину нашему королю Франции, и знайте, господин мой, что Вам, первому среди государей, я — еще в Лериде, в присутствии брата Мартена Детечи, духовника Вашей милости, — успел ранее поведать об их (тамплиеров) преступлениях. Однако же Вы, господин мой, не пожелали в то время полностью мне поверить, вот почему я и обратился к королю Франции, который начал расследование и обнаружил, что все ясно как день и происходит в пределах его королевства, так что и папу римского полностью убедил, и других государей тоже, а именно короля Германии, короля Англии, а также короля Карла Неаполитанского и многих других.

Однако же целью этого послания было не просто самовосхваление; его основные мотивы явно корыстные. «Господин мой, вспомните, что вы обещали мне, когда я покинул ваш дворец в Лериде. Вы сказали, что если преступления тамплиеров будут доказаны, то вы назначите мне 1 000 ливров ренты и 3 000 ливров деньгами из того, что им (тамплиерам) принадлежало. А теперь, поскольку все это (их вина) подтвердилось, прошу Вас вспомнить Ваши слова».

Таким образом, «серьезные подозрения» короля отчасти были обязаны своим происхождением сведениям, полученным от таких людей, как этот Эскен де Флойран, однако «дело» было раздуто благодаря отлично организованной сети шпионов-осведомителей. По мнению Гийо-ма де Плезиана, король «благословил» по крайней мере двенадцать человек на вступление в орден по всей Франции, и, согласно отчету Жана Бургоня, «они отважно выполняли возложенную на них миссию, а затем вышли из ордена». Все эти люди уверяли короля, что обвинения против тамплиеров соответствуют действительности36. Сведения собирались среди недовольных внутри самого ордена. Первым из тамплиеров, кто дал показания публично после арестов 13 октября, был священник Жан де Фоллиако, 19 октября под присягой показавший, что говорил «совету прево Парижа, пост которого тогда был вакантным, и о том, что упомянутый орден совсем ему не нравится и он с удовольствием вышел бы из него, если 6 осмелился». Он утверждал, что сохранились документы, свидетельствующие об этом и заверенные печатью тогдашнего прево, а также говорил и о том, что в свое время исповедался епископу Парижа37. Жан де Фоллиако позднее был среди тех немногих тамплиеров, в которых суд был уверен в том смысле, что они непременно повторят свои первоначальные признания. Вместе с группой этих людей Жан де Фоллиако впоследствии, летом 1308 г.38, предстал в Пуатье перед папой, дабы подтвердить свои показания. Служитель ордена Этьен де Труа являет собой еще один подобный пример. Он поведал папе, что,

будучи доставлен к королю Франции перед арестами тамплиеров, он не осмелился открыть эту тайну, однако, увидев, что король не намерен отказываться от задуманного, признался ему во всем, что изложено выше [т. е. в грехах и правонарушениях, которые ставились в вину тамплиерам], в присутствии королевского духовника, а также господ П. де Шамбили и Гийома де Мартиньи, а потом повторил свои показания перед епископами Байё и Кутанса 39.

В 1308 г. на Соборе в Пуатье Плезиан также сообщил, что и Жак де Моле собственной персоной предстал перед королевским судом, «желая оправдать себя и свой орден», что, однако же, вызвало лишь выступления новых свидетелей против тамплиеров, ибо он «произносил слова, хотя и обдуманные заранее, но… по всей очевидности, проистекавшие из его еретических убеждений». Видимо, Моле объяснил, что братья из страха перед наказанием не признаются в своих грехах, но он, тем не менее, отпустил им эти грехи перед собранием ордена, «хотя сам, — замечает Плезиан, — был человеком светским и не имел на это права»40.

Совершив столь решительную акцию, король, похоже, надеялся, что сможет поставить папу перед fait accompli. Уязвимость обвинений, построенных на «серьезных подозрениях», должна была быть устранена посредством признаний, вырванных у самих тамплиеров. 22 сентября 1307 г. Гийом де Пари написал инквизиторам Тулузы и Каркасона, прося их о содействии в расследовании преступлений ордена. Это письмо написано с употреблением тех же гипербол и той же изысканной риторики, которыми отмечены'документы французской канцелярии времен Ногаре, стремившейся оправдать даже самые отвратительные действия государства. Преступления тамплиеров клеймятся как «мерзкие», «позорящие Господа нашего», «достойные горьких слез». В результате — «поистине земля содрогается и все на ней приходит в возмущение и рушится, когда Имя святое произносится с небрежением, а истинная вера попирается». Король втайне созвал совет, на котором присутствовали не только инквизитор Франции, но и папа; сперва совет состоялся в Лионе, затем в Пуатье. Таким образом, папа, видимо, все же знал о грядущих арестах, но внятно вслух этого так и не высказал. Расследование уже успело значительно продвинуться, подтвердив пресловутые «серьезные подозрения» в отношении тамплиеров, особенно в том, что касалось позорного обряда посвящения в члены братства, и теперь король приказал передать арестованных церковному суду. Вот почему Гийом де Пари, обращаясь к суду инквизиции «от своего имени, но еще более от имени папы римского», просил всех прочих инквизиторов тщательнейшим образом изучать все детали этого дела, когда обвиняемые предстанут перед их судом. Показания тамплиеров, данные под присягой, надлежало скрупулезно записывать и безотлагательно отсылать королю и инквизитору Франции, «запечатав печатью». Между тем дело следовало предать по возможности наибольшей огласке через францисканцев, доминиканцев и представителей других орденов41. Служа королю Франции, Гийом де Пари не только своим указом запустил в действие машину повальных арестов, но и взял на себя роль организатора аналогичных акций на юге страны. Сам он поехать на юг не мог, «по нездоровью и прочим причинам», однако же явно не По причине недостатка власти.

Приказ Филиппа королевским чиновникам от 14 сентября, согласно которому они должны были подготовиться к арестам тамплиеров, сопровождался подробнейшей инструкцией чисто практического свойства. Во-первых, надлежало провести тайный осмотр всех владений тамплиеров, а также, во избежание лишних подозрений, и владений всех прочих орденов, под тем предлогом, что пора платить церковную десятину. В день арестов королевских чиновников должны были сопровождать самые «достойные люди страны», с которых следовало взять клятву молчания, а затем объяснить им, что именно происходит. После арестов надлежало провести тщательнейшую инвентаризацию имущества и поставить должную охрану, дабы ценности не были расхищены. Арестованных необходимо было хорошо охранять и, по возможности, изолировать друг от друга. Во имя получения правдивых признаний разрешалось применять пытку. Обвиняемым полагалось говорить, что папа и король имеют множественные показания свидетелей о том, как осуществляется прием в орден новых членов, а затем пообещать раскаявшимся отпущение грехов и помилование в случае признания ими своей вины и явного желания вернуться к истинной вере, заметив, что в ином случае они будут приговорены к смерти. Далее следовал список конкретных обвинений, которые следовало предъявлять на допросах42.

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru