Пользовательский поиск

Книга Потопить «Ледокол». Содержание - Сага об одной коммуналке

Кол-во голосов: 0

И не был СССР сплошным ГУЛАГом. В отличие от того же Резуна, я прожил шесть лет в Воркуте – городе, основанном именно заключёнными. И почему-то там я не слышал воплей о бесчеловечности режима и кровожадности Сталина. Громче всех кричат об этом люди, никогда не бывшие в этих лагерях и имеющие представление о них лишь из газетных статей. Никто не провозглашал немцев или поляков недочеловеками.

И фразы про «пулемётные очереди в затылок» тоже является очередным изобретением «ниспровергателей». Иногда это имело место, не спорю. Но вот именно, что иногда! И стоит напомнить, что те же цивилизованные древние римляне для поднятия бодрости войск с успехом применяли децимацию – казнь каждого десятого из числа потерпевших поражение (конечно, по жребию, без различия ранга и положения).

И чем вообще была плоха идея коммунизма? Ведь речь шла о том, чтобы всех трудящихся мира сделать счастливыми, уничтожить эксплуатацию труда капиталом и т. д. Кстати, где здесь речь о свержении демократии? Коммунизм ведь тоже предусматривал демократию (естественно, в своём понимании).

И что дала России наступившая эпоха демократии? Возрождение страны? Экономическое процветание? Почёт и уважение в мире? Нет!

Она принесла духовное обнищание, расслоение общества на богатых и нищих, катастрофическое падение престижа страны и развал армии. Она принесла распад великой державы и превращение её в сырьевой придаток Западной Европы. Она принесла глумление над собственной историей. И всё ради чего?

Ради призрачной «свободы»? А в чём отличие этой свободы от свободы в СССР? Я, как человек, живший при обоих государственных строях, разницу могу нащупать только микрометром.

И напоследок. Не так давно США отказались ратифицировать Киотский протокол о снижении выбросов загрязнений в атмосферу, мотивируя это своими экономическими интересами. Может, я чего-то не понимаю, но демократические страны в первую очередь должны были заботиться об окружающей среде и чистоте планеты. Видимо, идеалы свободы и демократии имеют очень узкое и выборочное применение.[149]

P.S. В конце июля 2005 г. по каналу «ABC» было показано эксклюзивное интервью с Шамилём Басаевым. Протест МИДа Российской федерации был оставлен без внимания.

Глава 10. Освобождение Европы

После длительных совещаний с самим собой, я решил внести в свою работу долю иронии. Вообще-то (констатирую это с лёгкой завистью), текст этой главы написан не мной. Как это не печально, но история не сохранила для меня ни имени автора, не источника. Помню, что это был один из Интернет-форумов… то ли newcontinent.ru, то ли militera.lib.ru. Но в любом случае, надеюсь, что автор нижеприведённых строк не будет на меня в обиде за использование его работы. Итак…

Может не в тему, но в каждой шутке – есть доля… шутки, а остальное правда. Данная статья очень хорошо расписывает, в сатирической (или юмористической) форме, взаимоотношения стран Европы до войны, во время войны и после войны.

Сага об одной коммуналке

А пенсионер брык с катушек:

И лежит, отдыхает.

(М.Зощенко) (тоже эпиграф)

Итак, в некоей коммуналке живёт несколько соседей, каждый со своими чадами и домочадцами. Вот их имена: Француз, Англичанин (этот живёт в комнате с персональным выходом на лестницу. Охраняет её у него большой злой чёрный пёс – Владычиц Дворей), Немец и Русский. Соседи все умеренной злобности – на кухне друг с другом здороваются, за спиной делают пакости, и потому каждый старается держать под рукой топор. Исключения – Немец, которому по результатам последней Большой Кухонной Махаловки общим решением жильцов (на самом деле – смотрящими за квартирой Французом и Англичанином) топор иметь запретили, а так же Русский – у него недавно была свара, из-за которой у него:

а) ушла жена, унеся с собой почти всё имущество, в том числе слесарный и столярный инструмент,

б) часть бывших родственников отгородила от его жилплощади персональные клетушки, переселилась в них и теперь гордо именуется Независимыми Квартиросъёмщиками – Поляк, Финн, и братья-Прибалты (Литовец, Латыш и Эстонец).

От Немца ушли (или были насильно отселены) Чех, Венгр и Австриец. Австриец раньше жил с Немцем шведской семьёй, но после Большой Махаловки Домовый Комитет постановил, что это – неэтично. Ещё в квартире есть Румын (он утверждает, что это фамилия, но Немец по секрету рассказал всем, что это профессия), Итальянец и Грек. Отдельную комнату занимают Балканцы, но туда лучше не соваться – там всё время идёт бурная разборка, и летают тяжёлые предметы.

Иногда заглядывает добрый дядюшка – Американец. Человек вроде неплохой, с одним только недостатком – «приняв на грудь», любит порассуждать о морали, положив при этом ноги на стол. Ещё в квартире есть добродушный Мойша. У него собственной жилплощади нет, поэтому он периодически гостит то у одного, то у другого. Вреда от него большого никому не бывает, наоборот, он любит помочь по хозяйству, зашивая старую одежду и простыни. Правда, долго выносить его в общении тяжело, ибо он – жуткий зануда.

В последнее время, правда, Немец распространяет про него гадкие слухи – что это именно он рассорил Русского с его женой и нынешняя любовница Русского, Коммуна Гэбуховна Маркс (редкая стерва, неряха и грубиянка) – его незаконнорождённая внучка. Верят этому, правда, далеко не всё, ибо многие знают, что она такая же Маркс, как и Аменхотеп, а настоящее её имя – Горпина Закиздюк, и она пра-пра-пра-…, в общем, правнучка князя Курбского.

Русский ведёт нездоровый образ жизни и нелюбим за то соседями. Он часто стучит по ночам в своей комнате, мешая спать остальным. Говорит, что пытается навести порядок после ухода «этой Контры» (это он так про бывшую жену). Может, и правда: молотка у него нет, занять не у кого (никто не даёт), и часто стук перемежается матюгами – видимо, пытаясь забить гвоздь кирпичом, он попадает себе по пальцам. На почве своего изгойства он постепенно сближается с Немцем. Тот часто захаживает к Русскому в комнату со слесарным инструментом, якобы помочь с ремонтом. Однако знающие люди уже заподозрили, что он хранит у Русского не сданный в Домовый Комитет Большой Топор, и за предоставляемый Русскому инструмент невозбранно тренируется владению упомянутым Топором на бескрайних просторах Русской комнаты. По идее, Смотрящим (т-е Англичанину и Французу) надо бы разобраться с этим, но их вечно отвлекают другие дела: то в Балканской комнате кому-то проломили голову, то озверевший после полгарнца зубровки Поляк сцепился с Литовцем.

Поляк вообще тяжёлый сосед – его самосознание спало 200 лет, и теперь, проснувшись, отрывается по полной. Больше всего он не любит Русского, и на общей кухне, схватив кого-нибудь за пуговицу, часто рассказывает, как дедушка Русского держал его 200 лет на антресолях, связанным, в чехле от байдарки. Впрочем, остальных соседей он не любит тоже, считая, что все ему должны.

Наступают тяжёлые времена – Предприятие, где работают все жители данной квартиры, накрывается большой медной посудой. Денег становится меньше, отношения в квартире, ессно, накаляются.

В какой-то момент Немец закатывает прилюдную истерику, объявляя, что якобы кто-то спёр его лучшую посудную мочалку, и что больше он чморить себя не даст! После чего вполне открыто начинает ладить у себя в комнате топор из заранее припасённых деталей. Англичанину и Французу такое злобное нарушение статус-кво по барабану. Во-первых, потому, что их достали требующие средств домочадцы, а во-вторых, потому, что они озабочены идеей фикс призвать к порядку Русского, стучащего по ночам.

Немец постепенно обретает прежний гонор, восстанавливает с Австрийцем шведскую семью, и внимательно приглядывается к соседям, растащившим часть его фамильного имущества во время Большой Махаловки. Соседям от этих взглядов не по себе, они бегают жаловаться к Французу и Англичанину. Те их успокаивают, поят валерьянкой и обещают, что если только этот, то они: вот падлой будут – по стенке размажут!

вернуться

149

Коротко это называется «двойные стандарты»

18
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru