Пользовательский поиск

Книга Потопить «Ледокол». Содержание - Глава 2. Оборона и наступление

Кол-во голосов: 0

Резун утверждает, что «Существует немало указаний на то, что срок начала советской операции „Гроза“ был назначен на 6 июля 1941 года. Мемуары советских маршалов, генералов и адмиралов, архивные документы, математический анализ сведений о движении тысяч советских железнодорожных эшелонов — всё это указывает на 10 июля, как дату полного сосредоточения Второго стратегического эшелона Красной Армии вблизи западных границ».[1]

А что это за указания? В чьих мемуарах это написано? Лично я в руках подобных книг не держал. Не желая казаться голословным, я снял с полки «Дело всей жизни» А. М. Василевского. Что же я вижу в ней? Чтобы не быть обвинённым в неверном цитировании, я приведу выдержку из его мемуаров полностью:

«С февраля 1941 года Германия начала переброску войск к советским границам. Поступавшие в Генеральный штаб, Наркомат обороны и Наркомат иностранных дел данные всё более свидетельствовали о непосредственной угрозе агрессии.

В этих условиях Генштаб в целом и наше Оперативное управление вносили коррективы в разработанный в течение осени и зимы 1940 года оперативный план сосредоточения и развёртывания Вооружённых сил для отражения нападения врага с запада. План предусматривал, то военные действия начнутся с отражения ударов нападающего врага

Механизированные корпуса, опирающиеся на противотанковые рубежи, своими КОНТРУДАРАМИ вместе со стрелковыми войсками должны будут ликвидировать вклинившиеся в НАШУ ОБОРОНУ группировки и создать благоприятную обстановку для перехода советских войск в решительное наступление»[2] (Крупный шрифт мой – А. З.).

Читатель, где в этих словах намёк на подготовку внезапного нападения на мирную Германию? Лично я ничего подобного неё вижу, как не стараюсь.

Я могу показаться буквоедом, но хочу задать такой вопрос сторонникам теории Резуна (дальше — «резунисты»). Общеизвестно, что для начала войны должен быть разработан план войны и, самое главное, он должен быть оформлен в виде приказа по армии. Для Германии для нападения на СССР был план «Барбаросса». Он полностью опубликован, оценён, препарирован. А что со стороны СССР? Где подобный план? Откуда в книгах Резуна появился некий план «Гроза»? Предъявите, пожалуйста!

Что значит «начать войну» можно почитать у Василевского. Ведь он осуществлял руководство советскими войсками в Квантунской кампании 1945 года. Вот что он пишет в своих воспоминаниях:

«7 августа поступила директива Ставки. Войскам Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов, гласила она, 9 августа начать боевые действия для выполнения задач, поставленных директивами Ставки от 28 июня; боевые действия авиации всех фронтов начать с утра 9 августа; наземным войскам Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронтов границу Маньчжурии перейти утром 9 августа, 2-му Дальневосточному фронту – по моему указанию.»[3]

Это значит – отдать приказ о начале войны. Для этого был отдан целый пакет директив, указаний и распоряжений, уточняющих развёртывание войск и ставящие цели кампании. Войскам указывалась дата наступления, рубежи развёртывания, уточнялись вопросы взаимодействия и т. д. А где это освещено у Резуна и резунистов? Ведь должны были остаться документы, приказы, директивы! Ещё Ломоносов утверждал, что ничто не исчезает бесследно.

Итак, возникает первая существенная пробоина в борту «Ледокола». На чашу весов, со стороны Резуна, я кладу отсутствие документальных свидетельств о намерении СССР напасть на Германию 6 июля 1941 г. На другую чашу я кладу план «Барбаросса», а также знаменитый генеральный план «Ост» и, самое главное, факт: Германия напала первой. Кто не в курсе, план «Ост» предусматривал уничтожение, и выселение значительной части населения СССР, вплоть до Урала. Были сооружены даже статуи «Завоеватель» и «Раб».[4] Чья чаша перетягивает? Кто на кого собирался «превентивно» нападать?

Даже если Резун прав и всё, что он написал, правда, чистая, как слеза младенца, то и тут я не могу согласиться с его предложением писать «великая отечественная война» с маленькой буквы. 22 июня 1941 г. началась ДРУГАЯ война, отличная от той, которую, по Резуну, планировал Сталин. Война началась не за всеевропейскую революцию, а за спасение страны от фашизма. И началась она 22 июня 1941 года с нападения Германии, как бы Резун не пытался доказать и показать обратное. Поэтому его предложение, в лучшем случае, выглядит убогим.

Уровень применяемой Резуном доказательной базы подчас просто поражает. Долго искать не надо. Например, можно открыть «Самоубийство» и в самом начале прочитать гениальный, иначе не скажешь, пассаж. «Настоящие архивы Сталина и Берии, несомненно, представляли собой скопище столь тайных и убойных материалов, что их вряд ли рассекретят полностью (если только они ещё целы).

Александр Бушков. «Россия, которой не было»

Браво! Великолепно! Человек, на которого косвенно ссылается Резун, в глаза не видел этих архивов, а рассуждает о них! «Несомненно»…Именно так, никаких колебаний. Ничего, что архивы никто не опубликовал, никто их не видел и в руках не держал, я же просто уверен в их страшном содержании! Логика, как видно, просто неубиваемая.

Отдельные «гении от истории» пошли ещё дальше и придумали новое объяснение: оказывается, никаких письменных приказов не было, так как все они отдавались устно! И вторжение в Европу, оказывается, планировалось тоже устно! Только вот кто им рассказал о планах «освободительного похода», остаётся тайной за семью печатями.

Глава 2. Оборона и наступление

«Военное искусство – это умение быть сильнее противника в нужном месте в нужное время»

Наполеон Бонапарт

Вообще, рассуждения Резуна об оборонительной и наступательной войне поражают своей глупостью. Типичная цитата из «Ледокола»:

«Солдат на государственной границе – это солдат на боевом посту. В оборонительной войне ему не нужны приказы и директивы.

Нормальное начало оборонительной войны – это ситуация, когда продрогший за ночь солдат уже было собрался завернуться в шинель и уснуть, предварительно ткнув ногой своего сменщика, но вдруг протёр глаза и увидел противников, переходящих реку. Солдат открывает беглый огонь по супостату и шумом стрельбы поднимает тревогу. Просыпается командир отделения, ругается спросонья и, сообразив, что происходит, гонит остальных своих солдат в траншею. А по всей границе на сотни километров уже разгорелась стрельба. Появился командир взвода. Он координирует огонь своих отделений. Появляются другие командиры рангом постарше. Бой начинает принимать организованный характер. Летит донесение в штаб полка, а оттуда в штаб дивизии…

Так должна начинаться оборонительная война. А совершенно секретная директива от 5 мая 1941 года предусматривала вступление миллионов солдат Красной Армии в войну по единому приказу, который поступит от советского Главного командования. Полусонный солдат на границе может видеть нападение противника, а как товарищи в Кремле могут знать о начале войны?»[5]

Кому как, а мне смешно. Неужели так сложно понять, что войну начинают политики, а ведут её военные? Чтобы начать войну, её нужно хотя бы объявить! И тогда «товарищи в Кремле» узнают о её начале раньше, чем пограничники на заставе.

Или напасть внезапно, без объявления войны. Только тогда резуновский сценарий подходит. Только выглядеть он будет иначе. Например, так:

«Рёв пикирующих бомбардировщиков разнёсся над полем. Над зданием комендатуры мелькнула яркая вспышка – прямое попадание. Из-за реки бьёт артиллерия. Связи со штабом нет – кто отдаст приказ? Может, это страшная ошибка или кошмарный сон?

Через час от заставы ничего не осталось. Лейтенант Экке, проезжая по перепаханным артиллерией окопам, высунулся из люка Т-III и мрачно вздохнул:

– Сейчас бы кофе с утра выпить… А то голова болит после вчерашнего шнапса…»

вернуться

1

В. Суворов. Ледокол. Глава 33 «Война, которой не было»

вернуться

2

А. М. Василевский. Дело всей жизни. М. Издательство политической литературы, 1989 г. Т. i. Стр. 112–113

вернуться

3

А. М. Василевский. Дело всей жизни. М. Издательство политической литературы, 1989 г. Т. ii. Стр. 257

вернуться

4

Здесь я отсылаю читателя к классическому фильму «Обыкновенный фашизм»

вернуться

5

В. Суворов. «Ледокол». Глава 20. «Слово и дело»

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru